Pandora: Интервью с Джеймсом Кэмероном - Pandora

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1

Интервью с Джеймсом Кэмероном

#1
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 348
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • ГородСургут
  • Время онлайн: 15 дн. 16 час. 44 мин. 6 сек.
Репутация: 1 703
Мудрец
Интервью с Джеймсом Кэмероном
Несколько интервью со знаменитым режиссёром, охватывающие ранние и поздние года его карьеры.
Изображение
Данное интервью взято у Дж. Кэмерона после выхода в свет проекта «T2-3D» известной журналисткой и практически его биографом — Полой Париси. Опубликовано в 1996 г. в журнале Wired и посвящено вопросам технологий в современном кинематографе. А в это время цифровые динозаврики ещё не бегали в каждой телепередаче.

Пола Париси: "Мы приближаемся к моменту, когда все фильмы будут частично компьютеризированы. Если он уже не настал. И тон в этом задали Вы".
Дж. Кэмерон: "Не я один, просто я довольно удачно поймал эту волну, когда всё только началось. Не думаю, что можно было что-то тормозить или подталкивать вперед — просто была возможность плыть на той волне в нужное время. Мы использовали эту возможность в «Бездне», мы использовали её затем в «T2», и мы использовали ее в третий раз, чтобы основать Digital Domain. Но моему увлечению компьютерной графикой предшествовал хороший 10- или 15-летний период работы с людьми, пишущими коды для трёхмерного изображения и вычислений полигонального моделирование и ранней инверсной кинематики. Это всё делалось, но делалось в университетах и в закрытых лабораториях больших компаний. И пока было не доступно для художников. Не привилось это пока и в киноиндустрии, у которой были деньги и способности, чтобы делать это широким культурным явлением. Но каждый хотел, чтобы это случилось, каждый пробовал. Робкие попытки были сделаны в фильмах «Трон» и «Последний звёздный воин». Был большой риск - и более даже в «Терминаторе 2», чем в «Бездне», потому что в "Бездне" компьютер по-настоящему использовался лишь для единственной сцены, и если бы эта сцена не удалась, фильм всё равно мог ждать успех. Большой риск был и в том, что люди в ILM не могли гарантировать, что сделают то, что я от них хотел".


Пола Париси: "Какова ситуация сейчас?"
Дж. Кэмерон: "Кое-что можно делать уже сейчас, если потратить на это достаточно денег или времени. У нас есть нужные инструменты, или мы можем комбинировать инструменты, чтобы добиться чего-нибудь. Однако это не значит, что всё это просто, прямолинейно и интуитивно. Задача на ближайшие 10 лет состоит в том, чтобы сделать интерфейс более интуитивным и простым для использования, снизить стоимость и объединить все эти разрозненные инструментальные средства. Этим мы и занимаемся в Digital Domain".


Пола Париси: "Что будет потом?"
Дж. Кэмерон: "Я думаю, что следующей задачей будет создание полнометражного, полностью анимационного компьютерного фильма с фото реалистическим изображением. Возьмём «Юрский парк». Если отобрать кадры с динозаврами, созданные с помощью компьютерной графики , они составят где-то 5-6 минут на весь фильм. Следующий шаг приблизит этот диапазон к 20-30 минутам и по-настоящему сделает компьютерную графику инструментом фильммейкера. Таким же путём прошёл Дисней от короткометражек до полнометражных мультфильмов в 30-х и 40-х годах".

Пола Париси: "Но есть «История игрушек», которая вообще не фотореалистична".
Дж. Кэмерон: "Фотореалистичность означает разные вещи для разных людей, но если вы берете фантастический объект, смоделированный, как реальная вещь — то вы граничите с фотореализмом. «История игрушек» относится к этой категории. Это немного фантастично по стилю, но все поверхности выглядят реальными, и свет выглядит реальным. Это мультяшное направление с фотореалистичным представлением. И это делает его ирреальным. Что хорошо в «Юрском парке» и «Терминаторе 2» — это то, что цифровое изображение начинает внедряться в ткань фильма без швов".


Пола Париси: "Некоторые кино производители пытаются перенести в фильм опыт виртуальной реальности".
Дж. Кэмерон: "Я думаю, что это большая ошибка. Я говорю о виртуальной реальности, использующей откровенно машинную, искусственно выглядящую мультипликацию. В ряде картин много денег было потрачено на дорогие сцены виртуального мира, но аудитория понимает, что она не в настоящем мире, и не верит фильму. В «Юрском парке» и «Т2» компьютерная анимация использовалась для решения реальной фотографической проблемы, и аудитория не сомневалась в реальности происходящего. Фильмы по сути своей не реальны, и поэтому наиболее успешными оказываются те фильмы, которые с самого начала каждым своим образом говорят: это реально, реально, реально. В тот момент, когда вы начинаете играть с виртуальным миром, аудитория понимает, что то, что они видят — нереально, так что вы отчасти разрушаете одну из самых мощных возможностей фильма - возможность создать альтернативную реальность. Может быть, 10 процентов аудитории и будет очарована картинками, но остальные 90 процентов будут для вас потеряны. Это моя собственная теория о том, почему такие фильмы имеют столь узкую аудиторию. Другое дело — это интерактивность виртуальной реальности: вы двигаетесь — и сцена меняется. Однако в фильме вы этого лишены".


Пола Париси: "Но вы верите в VR как развлечение?"
Дж. Кэмерон: "Абсолютно. Я люблю это, и поддержал бы проект виртуальной реальности, основанный на моих фильмах, но не думаю, что я стал бы на этом сильно сосредотачиваться. Мне больше интересно линейное повествование, чем возможность альтернативного развития сюжета, которая должна присутствовать в виртуальной среде".

Пола Париси: "Почему «Терминатор 2-3D» вы снимали 65-миллиметровой камерой? Ведь трёхмерная камера такого большого формата, наверно, была размером со стиральную машину, делая характерную для вас съемку в движении невероятно сложной".
Дж. Кэмерон: "Это то, что делало работу интересной. И это то, что делало съёмку почти невозможной. Одним из наиболее амбициозных 3D-проектов, сделанных к тому времени, был Muppet Vision 3D. Не в обиду ему будет сказано, но большая часть действия там разворачивалась на сцене, а собственно трёхмерные кадры занимали 20-30 секунд. В «Т2-3D» мы применили быстрый монтаж и быстрое перемещение камеры, и попытались остаться в стиле предыдущих «Терминаторов». Невозможно быстро перемещать 450-фунтовую камеру. Хорошо, мы нашли способ сделать это, но это было кошмаром. По сравнению с 35-миллиметровой камерой съёмка на 65 мм даже не в два раза сложнее, а во все 10".

Пола Париси: "Вам, кажется, нравятся антропоморфные машины..."
Дж. Кэмерон: "Это вполне укладывается в историю: враг в первом фильме про Терминатора и главный герой во втором — человекоподобные машины. Но чтобы машина вызывала к себе отношение, пусть даже это отношение — полная недоброжелательность, она должна выглядеть живой, а вовсе не как тостер. При этом вовсе не обязательно быть полностью антропоморфным — всё, что действительно нужно, это два глаза. Хотя, в «Чужих» одна из наиболее ужасных вещей — это то, что у Чужих нет глаз. Всё что есть — это рот, живой рот, которой был смелой стилистической концепцией, мне кажется".

Пола Париси: "Я слышала, что «Т2-3D» от начала до конца снят полностью "на цифре". Так и будут делаться фильмы в будущем?"
Дж. Кэмерон: "В конечном счёте. Мы не можем позволить себе это прямо сейчас, но я считаю, что к этому мы придем через 5-10 лет".

Пола Париси: "Насколько Голливуд стал действительно цифровым?"
Дж. Кэмерон: "Он становится очень цифровым. Теперь никто не делает это только чтобы выглядеть крутым — слишком высоки затраты. Имеется множество доступных платформ, систем и программ, и все они для разных вещей. Нелинейный монтаж — это волна, ворвавшаяся в укатанную колею. Я знаю монтажеров, сопротивляющихся этому. Я знаю студии, которые приняли это, но не по правильным причинам: не потому, что это высвобождает творческий потенциал, а потому что сокращает время производства и стоимость. Здесь важно не сорить деньгами, учитывая скорость, с которой системы устаревают".

Пола Париси: "И выгоды от этого будут?"
Дж. Кэмерон: "Если вы делаете монтаж в нелинейной системе, и разрешающая способность системы немного выше, чем сейчас, то вместо негативного монтажа и всего остального нужно просто провести цифровую сборку фильма. Кроме того, и цветовую синхронизацию, и работу над окончательными спецэффектами вы сделаете в том же самом месте. Все переходы и затемнения, титры и визуальные эффекты вы тоже сделаете на той же стадии производства, и вам останется только отпечатать контра тип. Прелесть в том, что вы можете взять ваши VistaVision и 70-миллиметровые камеры и отправить их в музей, потому что дополнительная генерация спецэффектов вам больше не потребуется. Это довольно круто. Думаю, это произойдет сначала на крупно бюджетных эффектоемких фильмах. На следующей стадии, когда это станет нормой для каждого фильма, мы придем к некоему виду электронной кинопроекционной системы. Это где-то в пределах 5-15 лет. Второе, что нам нужно — это терабитные цифровые каналы до кинотеатров там, где раньше фильмов не смотрели. Предполагаю, что при этом нам все еще придётся печатать дубль-негативы для отправки за границу, потому что кинотеатры в других странах не обязательно одновременно с нами соберутся переходить на электронные проекционные системы. Но даже на внутреннем рынке сейчас мы тратим в общем около полу миллиарда долларов на печать кинолент. Думаю, что ещё немного, и цифровая съёмка вытеснит аналоговую".


Изображение
Пола Париси: "Компьютеры становятся весьма недорогими — в недалёком будущем можно будет в местном компьютерном салоне купить компьютер, приближающийся к профессиональной SGI-станции. Такие цифровые "гаражные банды" не изменят индустрию или эстетику развлечений?"
Дж. Кэмерон: "Это довольно интересная мысль. В самом деле, в Digital Domain мы используем недорогие платформы, в основном только PC, для предварительного моделирования, наложения фактур и текстурных карт, прежде чем отправить всё это на SGI для более дорогой анимации. Так что мы уже сделали такое внутреннее разделение, исключительно для экономии денег, и чтобы получить больше рабочих станций и проделать массу работы. Если вы пользуетесь формулой гаражной банды, когда вы можете сидеть и не переживать, что на оцифровку требуется два дня, довольно скоро вы достигнете момента, когда сможете делать почти всё, что доступно оборудованию высшего класса. Однако это по-настоящему не изменит основной сути фильмопроизводства, потому что фильмопроизводство — это создание своего рода уважения к торговой марке фильма, что требует известных актёров и признанных фильм-мейкеров. Любой может прийти с видеокамерой или с недорогим оборудованием и сделать мало бюджетный фильм за пару сотен тысяч долларов. Но это не значит, что фильм будет выпущен в прокат, потому что для того, чтобы каким-то образом воздействовать на рынок, сейчас нужно миллионы долларов для проведения рекламной кампании. Так что не важно, насколько дешево фильм был сделан. Я думаю, это значит, что теперь любой может сделать ролик, короткометражку или мультфильм, и продемонстрировать себя как художника, как человека, которому есть что сказать. И ему не обязательно для этого работать в такой супер компании, как ILM или Digital Domain. Теперь люди могут выйти на очень высокий уровень визуализации, создать достаточно фантастические образы уже на раннем этапе. Им только потребуется терпение, чтобы сидеть там, пока всё оцифровывается".

Пола Париси: "Но это движение не изменит индустрию?"
Дж. Кэмерон: "Есть вещь, о которой все забывают. Когда вы делаете насыщенный эффектами фильм, и у вас более 200 сцен в фильме, появляются проблемы менеджмента, управления ежедневным потоком работы, организационные проблемы. Это всё равно что сказать: с такими инструментами я могу у себя в гараже сделать автомобиль. Хорошо, вы можете построить автомобиль, но можете ли вы стать Автомобильной Компанией Форда? Можете ли вы построить тысячу таких машин? Не думаю. Именно поэтому я не считаю, что Digital Domain находится под угрозой. Я могу пойти и найти совершенно потрясающего парня, работающего "в своём гараже", и он не сможет сделать то, что мне нужно, например, в «Титанике». Это огромная индустрия, где правят технологии и финансы".

Пола Париси: "Можно сказать, что цифровые технологии изменили культуру Голливуда?"
Дж. Кэмерон: "Развитие эффектов в основном подняло производство фантастических фильмов с уровня "В" до уровня "А", и это произошло в 60-х и 70-х. Это не изменило в корне культуру Голливуда, но это продемонстрировало, что есть альтернатива системе звезд. В 40-х вы или имели кинозвезду, или получали фильм категории "В". Сейчас же вы можете создать фильм уровня "А" с визуальным зрелищем, где заняты хорошие актёры, но вам уже не нужен Арнольд, Слай, Брюс или Кевин, чтобы сделать фильм жизнеспособным. Но если у вас есть и то, и другое, вы получаете супер кино".

Пола Париси: "Как ваши фильмы".
Дж. Кэмерон: "Я люблю давать людям их цену".

Пола Париси: "Т-1000 в «Терминаторе 2» — это цифровая звезда?"
Дж. Кэмерон: "Жидко металлический образ тоже был сделан им. Мы сначала снимали Роберта, чтобы получить движения и жесты, наклоны головы. Всё остальное было сделано без Роберта, это не было ручной анимацией. Это настоящая модель того, как это будет делаться в дальнейшем. Мы в Digital Domain вкладываем весьма серьёзные инвестиции в motion capture — захват движения — и в новый уровень Рerformance capture, чтобы получать лицевую артикуляцию. Искусственные персонажи так и должны двигаться — с помощью актёров. Вы задаете непосредственный импульс персонажу и продолжаете наполнять искусственный персонаж ощущением человеческого присутствия, характерного для вашего актёра. Это мой подход. И прелесть этого в том, что и у режиссёра, и у актёра есть своя индивидуальность, и вам нужно их объединить".

Пола Париси: "Вам было бы интересно поработать с актерами, которых, так сказать, нет больше с нами во плоти?"
Дж. Кэмерон: "Нет. Я думаю, что одна из причин, по которой эти актёры дороги нам, это то, что они были живыми. Они значили что-то для нас в определённое время, и они сделали великие фильмы. Они сгорели, как метеоры, и ушли. Так и должно быть. Идея того, что Мэрилин Монро могла бы работать ещё тысячу лет, меня совсем не вдохновляет".

Пола Париси: "Вы видите себя, когда-нибудь возвращающимся к не цифровому фильмопроизводству?"
Дж. Кэмерон: "Не думаю. Это подобно возвращению к моно: зачем? Единственное оправдание для занятий не цифровым производством — это если ваш бюджет составляет всего лишь 500 000 долларов. Так что если у меня будет четыре провала подряд, я не смогу остановиться снимая низко бюджетный фильм для самоутверждения, и при этом не могу позволить себе передовые цифровые эффекты — я бы, наверное, обратился за помощью к парням из "гаражной банды".

Пола Париси: "Кого особенно не хватает?"
Дж. Кэмерон: "Нам не хватает хороших мультипликаторов, это ясно. Чтобы быть хорошим компьютерным аниматором, вы должны понять кадровую анимацию, создающую персонажи кистью или карандашной линией. Компьютерные аниматоры склонны считать, что персонаж — это застывшая форма. Однако любой кадровый аниматор скажет вам, что форма персонажа изменяется, когда он движется, когда он врезается в стену, когда он уходит или наклоняется: шея укорачивается, тело вытягивается. И это совершенно различные принципы анимации. Хорошие аниматоры следующего десятилетия будут опираться на обе эти школы. Они поймут, что техника не так важна, как характер, сюжет, событие и развитие каждого анимируемого эпизода. Как, например, Стив Уильямс из ILM, рисовавший «Маску». Но он пока уникален".

Пола Париси: "Как насчёт Digital Domain? У вас в штате сейчас 50 аниматоров".
Дж. Кэмерон: "Наши аниматорские способности сейчас быстро развиваются. Думаю, наш анимационный отдел удвоится или даже вероятнее всего вырастит в четыре раза. У нас также есть много мультипликаторов, работающих в новом подразделении над играми, и это хорошее место для обучения".

Пола Париси: "Аниматоры и компьютерщики становятся звездами в своей области?"
Дж. Кэмерон: "Абсолютно. Раньше, когда готового программного обеспечения не существовало, вы, как правило, должны были писать его полностью сами. Теперь вы можете купить всё это без проблем. Но вы не сможете этим заменить тренированный глаз и сердце художника. Хотя компьютеры сильно демократизировали информацию и вычисления, программы пока не могут заменить мышление художника. Вам нужны люди, у которых не только душа художника, но и которые обучены как художники, а не как техники. Вам нужны люди, понимающие перспективу, понимающие освещение, понимающие композицию. У нас есть суперзвёзды, и есть много людей, которые получают больше, чем заслуживают. Я думаю, это потому, что рабочих мест больше, чем людей. Через два или три года все изменится, потому что слово сказано, и все знают, что они могут получить работу в Голливуде, если хороши в своей области".

Пола Париси: "Кинокамера, по существу — это технология столетней давности. Не перейдет ли киноиндустрия в ближайшее время на цифровой захват или запись "прямо-на-диск"?
Дж. Кэмерон: "Я действительно не знаю. Похоже, пока особых изменений не предвидится. Хотя однажды я видел материал, снятый по технологии высокой чёткости high-def, и это весьма и весьма убедительно. Часть ленты была записана с аналоговой камеры Sony HDC-500 на большой цифровой магнитофон, который был размером с телефонную будку. Они взяли полученные данные, пропустили их через электронно-лучевой сканер, разделили их на черно-белые составляющие, увеличили до IMAX-размера, потом показали на экране IMAX, и я вам доложу — это выглядело как настоящий IMAX. Я видел и раньше демонстрации high-def-проектов, и это всегда выглядело паршиво. Однако я должен был предположить, что брак появляется на этапе проекции, потому что ширина полосы частот "высокой чёткости" в реальности очень высока, гораздо выше, чем я думал. Мне говорили это инженеры и раньше, но до тех пор я не видел реальных результатов. Теперь проблема состоит в том, что камера стоит 3 миллиона долларов, а магнитофон — 5 миллионов. Аналоговый Arri 2C записывает изображение с таким же качеством, но весит всего какие-то 16 фунтов и стоит 20 тысяч баксов. Так что между этими двумя технологиями по-прежнему большая пропасть. Но думаю, если следуя Закону Мура, скорость обработки данных удваивается, а стоимость уменьшается вдвое каждые 18 месяцев, электронное изображение станет очень доступным, и вы будете сохранять материалы на диске вместо плёнки, минуя всякие химические и тому подобные процессы. Одна из многих вещей, которую мы сейчас активно рассматриваем в Digital Domain — это использование камеры высокой чёткости при съёмках в декорациях, потому что там не надо беспокоиться о большом весе камеры, и там нет агрессивного окружения, так что мы не повредим дорогое оборудование. Зато есть преимущество — можно загружать данные прямо в систему, не нужно ждать целый день, а можно сразу просмотреть, что получилось и сказать: знаете что, это нужно снять немного под другим углом..."


Интервью для «ALFertime»
Интервьюер: "Какой фильм вы увидели первым в своей жизни?"
Дж. Кэмерон: "Первым фильмом, который я помню, был «Волшебник страны Оз». Он до сих пор мой самый любимый".

Изображение
Интервьюер: "Ваш самый любимый кинокадр?"
Дж. Кэмерон: "Два кадра: от кости к космическому кораблю в «2001…» (2001 год: Космическая Одиссея» Стэнли Кубрика). Два миллиона лет технического прогресса человечества в одном гениальном эпизоде".

Изображение Изображение
Интервьюер: "Секрет создания великого фильма?"
Дж. Кэмерон: "Слушать своих коллег, но не всегда обращать на них внимание. Свой собственный инстинкт — единственный голос, к которому нужно прислушиваться".

Изображение
Интервьюер: "Есть ли у вас или были ли у вас когда-нибудь следующие вещи: гольф-мобиль, бейсболка, борода?"
Дж. Кэмерон: "Борода абсолютно необходима режиссёру. Это правило".

Изображение
Интервьюер: "Каким словом вы злоупотребляете на съёмочной площадке?"
Дж. Кэмерон: "За работу, ребята. Пока мы ещё молоды!" Также… "Тишина!" Правда, это никогда не работает".

Изображение
Интервьюер: "Что вы всегда берёте с собой на площадку?"
Дж. Кэмерон: "Режиссёрский сценарий. Я чётко прописываю время для каждого кадра. Потом весь день торгуюсь сам с собой".

Изображение
Интервьюер: "Какое самое потрясающее место, где вам приходилось снимать?"
Дж. Кэмерон: "Титаник. Настоящий. На глубине 12 500 футов (примерно 3 800 м). Незабываемое место".

Изображение
Интервьюер: "Вы запоминаете то, что о вас говорят критики?"
Дж. Кэмерон: "Только плохое".

Изображение
Интервьюер: "Кто самый главный на съемочной площадке?"
Дж. Кэмерон: "Актёр. Через неделю после того, как он становится тем единственным, кого нельзя заменить".

Изображение
Интервьюер: "Назовите фильм, режиссёром которого вам хотелось бы быть".
Дж. Кэмерон: "Парк Юрского периода". Кто-то меня опередил. Впрочем, у него неплохо получилось".

Изображение
Интервьюер: "Какие фильмы вы смотрите перед съёмками?"
Дж. Кэмерон: "Всё, что связано с темой моего фильма, плохое или хорошее. Я превращаюсь в губку".

Изображение
Интервьюер: "Опишите свой режиссёрский метод тремя словами…"
Дж. Кэмерон: "Полный газ. И моя подпись".


Изображение
0

#2
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Автор темы
  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 348
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • ГородСургут
  • Время онлайн: 15 дн. 16 час. 44 мин. 6 сек.
Репутация: 1 703
Мудрец
Интервью для «AngeR of GodS»
Изображение
Интервьюер: "А что вас заставляет чувствовать себя восхищенным маленьким мальчиком?"
Дж. Кэмерон: "Кино, конечно! Последним, что меня пробрало, была «Матрица». Я слышал от её поклонников, что это что-то особенное, и решил посмотреть. Мне страшно понравилось. Это было новое слово в научной фантастике, потому что мы даже не предполагали, что такое вообще возможно придумать и сделать. Мне вообще очень нравится, когда фильм меня удивляет и заставляет полностью погрузиться в его историю. Так что меня всегда восхищает в кино что-то, чего я совсем не жду. Поэтому, когда я сам снимаю фильмы, я сам стараюсь придумать что-то, чего никто не ожидает. Я с большим интересом и некоторым удивлением наблюдал за этим повсеместным обсуждением «Аватара», как оживленно будущие зрители обсуждают фильм, как будто уже все про него знают до выхода. Я смотрел на них и про себя улыбался: «Хе-хе, да ничего вы еще не знаете про «Аватар», потому что главное вы увидите в кино». Вот сейчас нужно будет снова посмотреть, что зрители буду говорить, и как они будут обсуждать фильм".

Изображение
Интервьюер: "Вы говорили, что "Терминатора" вы придумали, когда болели гриппом. Как к вам пришла в голову идея "Аватара"?
Дж. Кэмерон: "Терминатор" был придуман из образа хромового скелета, выходящего из огня. А «Аватар» был сделан на основе тысяч образов и картин, которые я представлял, зарисовывал еще в школе и колледже. В семидесятых, скорее, даже в 1975-м, мама однажды рассказала, что ей приснилась трехметровая голубая женщина, и я её тогда нарисовал, и потом долго еще вынашивал этот образ, думал, как она может выглядеть, и уже использовал эти наработки, когда придумывал для «Аватара» расу На’ви, их планету".

Изображение
Интервьюер: "Вы начали работать с 3D много лет назад, теперь мы понимаем, посмотрев 'Аватар', что эта технология достигла совершенства. Так что можно, наконец, задать вопрос: как вы считаете, 3D — это просто аттракцион, чтобы привлечь зрителя, или же это настоящая революция в кино, такая же, каким было появление звука или цвета?"
Дж. Кэмерон: "Может быть. Но смотрите, «Аватар» доказывает, что 3D можно встраивать в кино уже серьезно, по-взрослому. Это теперь не просто развлечение для детей, и не какая-нибудь ерунда, которая постоянно выскакивает на тебя с экрана. Для меня это расширение визуальных возможностей кинофильма и увеличение ценности похода в кино для зрителя. Кино просто становится лучше. Уж в плане технической составляющей точно лучше".

Изображение
Интервьюер: "Понравится ли эта технология другим режиссёрам, захотят ли они её использовать дальше?"
Дж. Кэмерон: "Посмотрим… Потому что если кинематографисты не будут использовать эту технологию, она не будет развиваться. Должно быть серьезное участие других режиссёров в создании хорошего стереоскопического 3D, иначе люди будут плохо воспринимать такое кино, или его будет больно смотреть… и технология опять умрет. Так что посмотрим, как пойдёт…"

Изображение
Интервьюер: "А чего вы не стали играть со зрителем и, к примеру, пугать их летящими на них семенами дерева?"
Дж. Кэмерон: "Ну знаете, они и так перед глазами зрителей плавают. А вообще в фильме есть несколько классических 3D моментов, но в целом думаю, не стоит постоянно напоминать зрителям, что они в кино. Думаю, как раз лучше, наоборот, устраивать им настоящее путешествие в мир на экране, чтобы их ничто не отвлекало от происходящего, и чтобы они забывали, что они смотрят 3D, и думали, что находятся на Пандоре. Думаю, это лучший способ осуществить волшебное перемещение из кинозала на другую планету. В конце-концов, я хочу, чтобы в фильме было немножко волшебства. Вот вы меня спрашивали, что меня завораживает в кино, это как раз тот момент, когда ты забываешь, где ты находишься, и ты полностью погружен в события".

Изображение
Интервьюер: "Джеймс, а есть у вас какая-нибудь идеальная история, история мечты, которую вы хотите воплотить на протяжении всей своей жизни, или мы только что её увидели?"
Дж. Кэмерон: "Аватар" я, конечно, давно мечтал снять. Но есть ещё другие истории, которые я бы хотел иметь возможность рассказать. Надеюсь, получится сделать ещё несколько фильмов — я, вроде, ещё не умер, так что сделаю несколько".

Изображение
Интервьюер: "Аквамэн"?
Дж. Кэмерон: "Ну не знаю… Вообще у меня есть одна интересная подводная история, которую хочу уже сделать, с героическим персонажем".

Интервьюер: "Погружение"?
Дж. Кэмерон: "Погружение" — простенькая драма, а у меня есть ещё один проект в разработке".

Интервьюер: "Санктум"?
Дж. Кэмерон: "Да, "Санктум" уже прямо сейчас снимается в Австралии. Но я его только продюсирую. Это будет 3D фильм".

Изображение
Интервьюер: "Так о каком же фильме вы говорите?"
Дж. Кэмерон: "Не скажу. В своё время «Титаник» был самым дорогим в производстве фильмом и смог завоевать зрительскую любовь по всему миру. «Аватар» — ещё дороже. Что, по-вашему, может позволить и ему завоевать любовь зрителей? Ну, начнём с того, что «Титаник» и «Аватар» — довольно отличаются друг от друга. У них разные цели, разные методы повествования, но мне кажется, я только сейчас понял, почему «Титаник» оказался успешным в финансовом плане. Мы вообще не предполагали, что он будет успешен, более того, мы думали, что на нём кучу денег потеряем из-за превышения бюджета. Потратили сотню миллионов, но нужно ещё столько же, и вопрос уже был в том, потеряем мы только 50 миллионов или больше. И когда фильм оказался феноменально успешным, все были в шоке. И уже годы спустя, стало понятно, что фильм показывал какие-то универсальные чувства, общие на всех людей всех культур во всем мире. Он был фильмом №1 в Китае, во Франции, в Афганистане... Знаете, даже участники второй талибской войны делали себе причёски, как у Леонардо в «Титанике»! Весь мир принял фильм. И мы поняли, что сработало то, что все на свете влюбляются, все умирают, каждый в жизни наверняка переживал чувство утраты… Фильм, очевидно, как раз затронул все эти струны. Получится ли то же самое у «Аватара» — не знаю".

Изображение
Интервьюер: "Вам не кажется, что фильм могут назвать старомодным и неактуальным?"
Дж. Кэмерон: "Думаю, это ничего, что фильм в некотором роде не злободневен и отчасти старомоден. По-моему, это актуальность — необязательное условие для фильма. Некоторые картины появляются в нужное время, но потом о них все забывают. Мне кажется, универсальное кино на все времена должно выходить за границы конкретного времени и не быть привязанным к какому-то моменту. Именно поэтому мне нравится снимать фантастику, где все действие происходит в будущем, или исторические фильмы, действие которых — в прошлом. Теоретически «Аватар» может быть актуальным и через пять, и через пятнадцать лет, так же, как он мог бы прийтись к месту и пятнадцать лет назад, но в то время вопросы экологии не казались особенно важными. Но я понял, что вы имели ввиду, что стилистически фильм сделан по классическим шаблонам. Это верно. И ещё пока не понятно, как его примут люди. Но, думаю, что нет ничего страшного в том, чтобы использовать клише или классические приёмы".

Изображение
Интервьюер: "А что вы сами думаете о фильме?"
Дж. Кэмерон: "Фильм целиком я увидел только на первом закрытом показе для съёмочной группы. Из тех, кто в проекте не участвовал, там были только Шварценеггер с Марией Шрайвер и Стивен Спилберг, да и то, только потому, что мы с ними всеми дружим. После показа Мария пришла меня обнимать, за ней тоже самое проделал Стивен… Это было очень трогательно. До этого я, конечно, каждый кадр «Аватара» видел тысячи раз, знаете, как художник, который рисует большую картину и всё время находится слишком близко и не видит полотна целиком. И вот тогда как раз настал момент, когда нужно было уже отступить назад и посмотреть на то, что получилось... Вообще, мне самому понравилось. Я переживал за остальных, но когда увидел, что с одной стороны Сигурни что-то радостно кричит, а с другой — хохочет Сэм, я успокоился: если им нравится, значит, может, фильм и вправду получился неплохим. Знаете, это был, наверное, первый просмотр моего собственного фильма, на котором я отлично провёл время".


Изображение Изображение
______________________________________________________________
Войну землян и пришельцев я готовил 14 лет
Изображение
Интервьюер: "Мистер Кэмерон, как я посмотрю, вы не только завершили «Аватар», над которым работали больше четырёх лет, но ещё и имидж поменяли. Жизнь бьёт ключом?"
Дж. Кэмерон: "Вы о том, что я сбрил бороду? (смеётся). Просто она стала совершенно седой и мне это не понравилось. Поэтому одним прекрасным утречком я взял в руки бритву и решительно побрился. А потом ещё немного подумал — и отпустил волосы. Так чувствую себя куда лучше! А что касается «Аватара», то да — проект я вынашивал очень и очень долго. Первые наброски сделал ещё до «Титаника», то есть в 1995 году. Вот и считайте — почти 14 лет монолитная идея о противостоянии людей и неземлян не давала мне покоя".

Интервьюер: "Именно поэтому вы и не сняли ни единой ленты после Титаника?"
Дж. Кэмерон: "Нет, на самом деле я продолжал заниматься своим делом — просто я снимал не художественные картины, а документальные ленты. Я нырял в океанах, разрабатывал специальные «морские» камеры, изучал течение вод, глубокие впадины. Мне всегда была интересна эта тема. Так что не подумайте, я не валял дурака всё это время. Мне, конечно, присылали множество сценариев, но я их отметал".

Изображение
Интервьюер: "Правда, что взяться за воплощение «Аватара» в жизнь вас вдохновила кинотрилогия «Властелин колец» Питера Джексона?"
Дж. Кэмерон: "Сущая правда. Когда я увидел этого парня — Горлума, то тут же понял — пора. Для меня больше нет ничего невозможного, и я могу снимать «Аватар» так, как этого хочу именно я".

Изображение
Интервьюер: "Вы пригласили сниматься у себя Сигурни Уивер, которая уже играла у вас в «Чужих». В этот раз она играет ученого — человека мирной профессии. Но у вас не возникало соблазна дать ей в руки автомат — фанаты оценили бы этот жест!"
Дж. Кэмерон: "Хороший вопрос (смеётся). Мне очень приятно, что вы помните этот фильм. Но... я специально не давал Сигурни оружие. Во-первых, у неё и без того такой острый язык, что автомат без надобности. А во-вторых, я сознательно не хотел, чтобы её отождествляли с Рипли. Сигурни сама просила меня об этом. Да и мне было интересно показать, на что ещё Уивер способна как актриса".

Изображение
Интервьюер: "Не могу не спросить — почему вы отказались снимать «Терминатор 3 и 4», и как вы оцениваете то, что в результате вышло на экраны?"
Дж. Кэмерон: "Откровенно говоря, я считал, что мне не стоит возвращаться в этот проект. Я перерос эту картину. Нет, фильмы я в кинотеатрах посмотрел — получилось не так ужасно. Вот что мне жутко не понравилось, так это актёр, игравший Маркуса. На самом деле я шучу. Более того, в моём фильме Сэм начал сниматься намного раньше, чем в «Терминаторе». Помню, он однажды пришёл ко мне и спросил: «Джеймс, стоит ли мне сниматься в этом кино?». На что я ответил ему: «Дружище, не вздумай упустить этот шанс! Это же круто!» Так что, в некотором роде, я стал крёстным отцом Уортингтона".

Изображение
Интервьюер: "Я знаю, что вы неравнодушны к теме "человек, флиртующий со смертью"?
Дж. Кэмерон: "Это действительно так. Мне было 9 лет, когда я откопал на чердаке своего дома книжонку о кубинском кризисе. Да, том самом. Осознание того, что мир с такой легкостью может вступить в Третью мировую войну, ужаснуло меня и... заинтересовало. Разве это не поразительно — упрямая склонность хомосапиенсов заботливо и на всех парах заигрывать со смертью?! Из всего этого, из первых детских воспоминаний, в 1982 году и родился первый сценарий "Терминатора".

Изображение
Концепт Арт Дж. Кэмерона
Интервьюер: "Говорят, сперва вы не видели Арнольда Шварценеггера в роли плохого парня из будущего в своем Терминаторе?"
Дж. Кэмерон: "Конечно! Это неразумно. Сами посудите: ведь этот робот — по сути, шпион из будущего. А лучший шпион какой? Правильно, тот, которого никто не видит. То есть обладающий невыразительной, серой и не запоминающейся внешностью. А теперь мы берём Арни — рост под 2 метра, мышцы размером со стол и всё в таком духе. Ну какой из него диверсант-вредитель, а?"

Изображение
Интервьюер: "Так почему же вы его всё-таки взяли?"
Дж. Кэмерон: "Он просто чрезвычайно круто выглядел в этих тёмных очках и кожаной куртке. Он был эффектным, роль сидела на нём как влитая. Он и не играл Терминатора, он им был!"

Изображение
Интервьюер: "Мистер Кэмерон, и всё же... вы 14 лет не делали игровое кино. Как вам удалось выбить из продюсеров для «Аватара» 300 миллионов?"
Дж. Кэмерон: "Это было несложно. У продюсеров (студии Fox) было всего лишь одно условие: позволить наблюдать за всеми процессами создания картины. Я им даже сделал черновой мини-фильм, чтобы они поняли, что и как я хочу снять. Скажу больше — на «Титанике» мне было сложнее работать. Тогда у меня не было на вооружении таких технологий. А теперь? Не удалась какая-то сцена — пустяки! Не надо даже переснимать. Я могу полностью всё переделать — благо компьютеры под рукой. А это значительно экономит и финансы, и моё время. Вот что я называю настоящей фантастикой!"

Изображение
Интервьюер: "Что будет после «Аватара»? Ещё один творческий отпуск?"
Дж. Кэмерон: "Не в этот раз. Хочу сделать драматическое кино, снятое полностью в формате 3D".

Интервьюер: "Когда вам вручали «Оскар», вы сказали: «Я — король мира». Вы по-прежнему король?"
Дж. Кэмерон: "Пусть это покажет успех "Аватара".


Изображение
2

#3
Пользователь офлайн   Bolo 

  • Вожак клана.
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 12 931
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • ГородMoskow
  • Время онлайн: 598 дн. 6 час. 12 мин. 39 сек.
Репутация: 5 872
Мудрец
О, раскрыты некоторые причины и факты, приведшие к появлению и "Аватара", и "Терминатора". Они и так были известны, в общих чертах, а теперь - с подробностями :)
Я ТАМ был, и ждут меня назад. Но дел так много тут. Kerame, slä ke nìn
ИзображениеИзображение
0

#4
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Автор темы
  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 348
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • ГородСургут
  • Время онлайн: 15 дн. 16 час. 44 мин. 6 сек.
Репутация: 1 703
Мудрец
В запасе у человечества всего сто лет
Изображение
Интервьюер: "Судя по фильму, вы не строите больше иллюзий относительно людей".
Дж. Кэмерон: "Ну это не совсем так! Люди все же чертовски изобретательны, некоторые из них очень умны, а кое-кто даже совершает удивительные открытия и поступки. Было время, когда научная фантастика изо всех сил старалась напомнить человечеству о его недостатках, предупредить об опасностях, поджидающих его впереди. А потом появились «Звёздные войны», в которых такого месседжа и близко не было... Не хочу винить во всем один фильм, к тому же такой успешный, но вектор фантастики с тех пор изменился. После него никто уже не хотел поднимать серьёзные проблемы, публика жаждала беззаботных приключений в космосе. В «Аватаре» я хотел соединить два этих направления в фантастике. Хотите воспринимать его как эскапистское приключение на другой планете, как эмоционально насыщенную любовную историю — пожалуйста. Хотите увидеть за этим ещё что-то — увидите. В картине есть предостережение — о его актуальности говорит хотя бы климатическая конференция в Копенгагене".

Интервьюер: "Вас всегда увлекала наука, вы и сами учёный. Однако именно ученые в «Аватаре» открывают двери в ад..."
Дж. Кэмерон: "Или ящик Пандоры! Наука — это наша дорога к истине. Я не верю в суеверия и предрассудки. Многие полагают, что мы должны верить в то, во что нам нравится верить. Я к таким не отношусь. Считаю, что людям нужна правда, и единственное, что может им помочь, - это наука. Но наука, конечно, производит не только вакцины от ужасных болезней, но и ядерное оружие, которым можно уничтожить всё на Земле. Мораль науке несвойственна. Мы, люди, должны наполнить её моралью. Мы обязаны контролировать науку, иначе окажемся в ящике Пандоры. «Аватар» — это история о том, что иногда приходится делать моральный выбор, отбросив идеологию и неправильно понятое чувство долга. Главный герой Джейк является в чужой мир с миссией, которую должен выполнить, но в нём происходит переоценка ценностей, и он уже не тот, что был когда-то раньше".

Интервьюер: "По сути, ваш герой отказался выполнять воинскую присягу".
Дж. Кэмерон: "Нет, он просто делает то, что считает правильным".

Интервьюер: "Пославший его на Пандору полковник бросает ему в лицо, что он предал страну. Но вы его явно оправдываете".
Дж. Кэмерон: "На самом деле полковник говорит ему, что он предал человеческую расу. Это у вас не совсем точно перевели. Но если внимательно подумать, Джейк всего лишь предал интересы корпорации".

Интервьюер: "Но в финале у вас все люди гибнут".
Дж. Кэмерон: "В конце фильма говорится, что земляне вернулись в свой умирающий мир. Сейчас, в 2009 году, мы должны решить для себя, в каком мире мы будем жить, умрёт он или выживет. Если мы выберем последнее, придётся идти на кое-какие жертвы. Но люди очень неохотно идут на жертвы — нам подавай комфорт и машины. Мы хотим продолжать все это до бесконечности. Но выбор делать придётся. «Аватар» прозрачен в своём пафосе: если мы не изменимся, то не выживем".

Интервьюер: "Сколько времени вы даете всем нам? Как скоро, по-вашему, человечество вымрет?"
Дж. Кэмерон: "Сто лет. По многим научным теориям всё должно решиться именно в этом веке. Причём раз и навсегда. Ещё один вариант развития событий: человечество ждёт ужасный регресс, вымрет подавляющая часть населения, цивилизация придет к закату. Всего этого может и не случиться, если мы начнём наконец использовать альтернативные источники энергии, ограничивать себя в природных ресурсах и защищать окружающую среду".

Интервьюер: "Глядя «Аватар», я подумал о том, что вы, похоже, сделались пацифистом, что весьма удивительно для человека, подарившего нам "Терминаторов".
Дж. Кэмерон: "Во-первых, как «Терминатор» противоречит пацифистским моралям? В обоих сериях человек не убивает человека, вообще. Риз не убивает полисмена в начале фильма. Сара не убивает Дайсона, а Дайсон, в свою очередь, даёт уйти спецназовцам, прежде, чем взрывает здание «Cyberdyne Systems». Герой Шварценеггера и вовсе дал клятву никого не убивать. Во-вторых, существуют разные приёмы ведения войны. Жители Пандоры — вовсе не пацифисты: они защищаются, если надо. Я тоже не пацифист. Считаю, что есть время воевать и есть время останавливать войны. Думаю, важно понять разницу. Невозможно, чтобы все взялись за руки и запели. Конфликты всё равно будут. Вопрос только в том, насколько они справедливы. Например, Вторая мировая война. Тогда был явный агрессор. Когда фашисты находились под Москвой, невозможно было быть пацифистом. Это было время воевать. Но в «Аватаре» я показываю, что иногда мы встаём на путь войны, и он оказывается неверным. Нужно наконец научиться читать дорожные знаки".

Интервьюер: "Несколько лет назад в Каннах вы сказали мне, что не прочь посетить российскую космическую станцию «Мир» и, кажется, даже планировали командировку на Марс..."
Дж. Кэмерон: "Мир" — да, а Марс — это слишком! Это не реалистично. Думаю, люди отправят корабль на эту планету, может быть, в 2030-2040 годах. Меня на этом корабле, к сожалению, не будет. А на «Мир» я собирался, чтобы снимать там документальный фильм. Хотел прихватить туда камеры и прожить там месяц другой, чтобы народ потом узнал, каково это жить в космосе. Сейчас этот проект отодвинут, но не забыт".

Интервьюер: "Вы считаете себя «автором»? Лично я думаю, что вы делаете стопроцентно авторское кино".
Дж. Кэмерон: "В том смысле, что я сам пишу сценарии и снимаю. Кажется, это подпадает под концепцию авторства, придуманную французами. Но я никогда не думаю о себе как о режиссёре-авторе с большой буквы".

Интервьюер: "Всегда было интересно узнать, кто ваш любимый кинематографист. Не Кубрик ли часом?"
Дж. Кэмерон: "Я очень восхищаюсь Стэнли Кубриком, он потрясающий визионер. Но его фильмам не хватает какой-то теплоты, сердечности. И хотя я всегда восхищаюсь ими, не могу сказать, что получаю от них завершённое удовольствие. По крайней мере, не такое, какое я испытывал, когда смотрел его «Космическую одиссею 2001 года» в колледже. Режиссёр, который впечатляет меня на протяжении наиболее долгого времени, - это Стивен Спилберг. Понимаю, что это расхожий ответ. Он работал едва ли не во всех жанрах и снял картин в пять раз больше, чем я. Спилберг — удивительный режиссёр".

Интервьюер: "Вам не жалко того, что сотворили с «Терминатором» в двух последних фильмах, или вам и дела до этого нет?"
Дж. Кэмерон: "Я умыл руки. Прав на персонажей «Терминатора» у меня нет: на этой картине я был наёмным работником и не мог контролировать ситуацию. С этими героями студия вправе делать всё, что захочет. Они мне не принадлежат. Я предпочитаю смотреть в будущее, а не зацикливаться на прошлом".

Интервьюер: "Что же это за проекты?"
Дж. Кэмерон: "Пока не решил. Я ведь только несколько дней назад закончил «Аватар», отдал ему все силы. Сейчас пресс-тур по всему миру. Потом буду отсыпаться в течение месяца. Вот такие мои планы на ближайшее будущее".

Изображение
Интервьюер: "Между «Титаником» и «Аватаром» прошло 12 лет".
Дж. Кэмерон: "Я не планировал такой перерыв в работе и сейчас не планирую. Но мне нравится не только снимать полнометражные фильмы, но и отправляться в научные экспедиции, снимать документальные ленты. Я и сейчас собираюсь отправиться в подводную экспедицию с моим русским другом академиком Анатолием Сагалевичем. Мы дружим 17 лет, ужинали вместе в этот мой приезд и, конечно, вынашивали планы новых экспедиций".

_________________________________________________
Джеймс Кэмерон о переменах в Голливуде и ограниченности звездной системы и страхе провала
Изображение
Der Spiegel: "Что говорит о состоянии Голливуда то обстоятельство, что мы встретились здесь, в 10 км от "фабрики грёз", на пляже Санта-Моники?"
Дж. Кэмерон: "Ну, это свидетельствует, во-первых, о моей лени и нежелании тащиться по пробкам. Кроме того, это показывает, что сегодня Голливуд — понятие не географическое. Говоря о Голливуде, мы имеем в виду некий принцип. Голливуд — это определенный менталитет".

Der Spiegel: "А что же тогда с географическим Голливудом?"
Дж. Кэмерон: "Да, географический Голливуд — городок американский, поскольку он находится в США. Но в культурном отношении он давно стал французским, канадским и даже немецким. Посмотрите на режиссёров, на исполнителей. Голливуд — произвольный набор помещений, в которых горстка людей висит на телефоне и разговаривает с разбросанными по миру площадками, где действительно снимается кино".

Der Spiegel: "Но вы всё ещё здесь..."
Дж. Кэмерон: "Да, так получилось, что я всё ещё здесь. Потому, что у меня есть уютный домик в Малибу, и потому, что я приехал сюда, когда мне было 17 лет. Но не исключено, что и я скоро куда-нибудь переберусь".

Der Spiegel: "Джеймс Кэмерон, снявший два самых успешных фильма: «Титаник» и «Аватар», - покинет Голливуд?"
Дж. Кэмерон: "Я давно покинул Голливуд. Повторюсь: сегодня Голливуд — это только менталитет".

Der Spiegel: "Можно подробнее?"
Дж. Кэмерон: "Знаете, у Голливуда есть хорошая сторона и плохая. Во-первых, это место встречи людей искусства со всего мира, и они приезжают снимать кино, которое выполняет свою задачу. Это хорошая сторона. О плохой, пожалуй, не стоит..."

Der Spiegel: "Отчего же?"
Дж. Кэмерон: "Вас это только разочарует. Блеск, гламур, агенты, интриги, зависть".

Der Spiegel: "Вам тоже приходится испытывать на себе чужую зависть?"
Дж. Кэмерон: "Нет, для этого у меня слишком сильные позиции. Но опосредованно — безусловно. Поверьте, вся эта грязь, которой полны бульварные романы о Голливуде, действительно есть".

Der Spiegel: "Значит, молодой актрисе всё ещё имеет смысл залезть в постель к сценаристу или продюсеру, чтобы получить роль?"
Дж. Кэмерон: "Откуда мне знать? Я в эти игры не играл никогда. Но могу сказать, что я лично ни в чью постель не залезал".

Der Spiegel: "Но хотя бы предложения поступали?"
Дж. Кэмерон: "Все знают, что у меня счастливый брак".

Der Spiegel: "Причём пятый..."
Дж. Кэмерон: "Да, да. Браки иногда распадаются. Это мне хорошо известно".

Изображение Изображение
Der Spiegel: "В каком голливудском ресторанчике начинающий сценарист может встретить Джеймса Кэмерона, чтобы вручить ему свой сценарий?"
Дж. Кэмерон: "Не надо иллюзий. Этого не произойдёт никогда. Пойти в некий ресторан, чтобы встретить там Джеймса Кэмерона или Майкла Манна? Простите, это полный бред. Можете считать меня старомодным, но я убеждён: чтобы добиться чего-то, нужно работать. Напишите сценарий, и я гарантирую: если он окажется хорошим, то кто-нибудь кому-нибудь его покажет, тот в свою очередь ещё кому-то, и так далее".

Der Spiegel: "Было много политических и философских интерпретаций вашего фильма. По-вашему, «Аватар» — это о чём?"
Дж. Кэмерон: "История основывается на эмоциональных резонансахи некой тематизированной идее. В какой-то момент человечество сбилось с пути, вступило в конфронтацию с природой. Почувствовать это в своей повседневной жизни может каждый".

Der Spiegel: "То есть своим фильмом вы хотите призвать людей почаще бывать на природе?"
Дж. Кэмерон: "Действие этого фантастического фильма повторяет одну из вечных историй: ты оказываешься в чуждом тебе Мире. Постепенно начинаешь понимать этот Мир иначе, становишься его неотъемлемой частью. И тогда ты можешь влюбиться в одну из его обитательниц. Эта тема преследовала человечество всегда".

Der Spiegel: "Начиная с Адама и Евы..."
Дж. Кэмерон: "Но здесь есть и нечто большее: исполнение наших тайных желаний. Ведь это Голливуд! Мы хотели бы иметь возможность стать такими, как эти обитатели чуждого мира. Мы хотели бы так же свободно бегать по лесу. Конечно же, мы бы хотели летать. Происходит то, что под силу лишь Голливуду. Если всё удаётся, то мы создаём грёзы, не менее захватывающие, чем настоящие сны. И зрители буквально переживают ощущение полёта. Они видят все эти растения, светящиеся в ночи. Понимают, что мир — он живой, такой, каким предстаёт в их снах".


Изображение
Der Spiegel: "Как это получается?"
Дж. Кэмерон: "Большинство моих эстетических решений — это попытка достучаться до коллективного бессознательного. Я хотел, чтобы эта картина работала на уровне сна, стала своего рода совершенным сном наяву".

Der Spiegel: "И снова фабрика грёз".
Дж. Кэмерон: "Хоть это и клише, Голливуд всегда был ею. Вспомните 1930-е или 1940-е. В 1939 году люди впервые увидели экранизацию мюзикла «Волшебник страны Оз» в цвете. Знаете, когда Джудди Гарленд открывает дверь в страну маленьких человечков, это как сон наяву. Раньше никто ничего подобного не видывал".

Der Spiegel: "Но вместе с тем Голливуд всегда оказывал и сильнейшее влияние на человеческие умы. Вы ощущаете ответственность за идеи, которые прививаете нам?"
Дж. Кэмерон: "Не стоит преувеличивать силу кинематографа. Он по-прежнему обслуживает сферу развлечений. Но я действительно убеждён, что мы несем моральную ответственность за пропаганду добра и за распространение идей, полезных для мира. Пусть даже таких, совсем простых: "Люди, проснитесь! Вдохните аромат кофе! Ведь сегодня мы убиваем планету".

Der Spiegel: "Вы делаете вид, будто блокбастер «Аватар» с бюджетом $2,8 млрд, а на деле левацкая картина, снятая убежденным хиппи".
Дж. Кэмерон: "О, да, именно так. Ретро-футуризм. Я сам никогда не был хиппи, но, разумеется, некоторые идеи конца 1960-ых — начала 1970-ых наложили отпечаток на мою личность: сексуальная революция, правозащитное движение, холодная война, начало зеленого социального движения, Вьетнам".

Изображение Изображение
Der Spiegel: "И все эти вещи, как хорошие, так и плохие, начиная с сексуальной революции и заканчивая войной во Вьетнаме, неизменно находили отражение в Голливуде".
Дж. Кэмерон: "Прежде всего, они находили отражение во мне. Все эти события формировали моё индивидуальное видение мира, и об этом мне всегда хотелось кричать во весь голос. Моё мировоззрение сформировалось именно в 1960-ые. «Аватар» восходит непосредственно к моим переживаниям того времени".

Der Spiegel: "Удивительно, что вы сняли фильм на студии 20 Century Fox. Роберт Мердок, которому она принадлежит, не первый год пытается пропагандировать через свои СМИ ультра консервативные взгляды. Вас это не смутило".
Дж. Кэмерон: "Меня — нет. Но, с точки зрения 20 Century Fox, это действительно весьма интересно. Вот фильм "Аватар" антикапиталистической, антиимпериалистической направленности, и его финансирует Руперт Мердок. Это великолепно! Такой парадокс возможен лишь только в Голливуде. Мы можем обсуждать что угодно. Если здесь и есть какая-то религия, стоящая надо всем, - это деньги. Звучит банально, но если вы приносите хороший доход, то все довольны. Я Вас умоляю, боссы уважают «Аватар» не из-за творческих идей, а только из-за той реальной прибыли, что он приносит".

Der Spiegel: "Громкие имена помогают получить финансирование. Что сказали в киностудии, когда вы заявили о желании снять самый дорогой фильм в истории совсем без знаменитостей?"
Дж. Кэмерон: "Ну конечно, они были вне себя от радости. Ведь это их обычный менталитет: никаких звёзд, всё замечательно, приступайте! А если говорить серьёзно, когда работа над проектом «Аватар» шла уже не один год, тогда я сказал: ребята, это конечно, всё замечательно, но мне нужен срочно зелёный свет — и немедленно. Началась паника, мне говорят: ладно, зелёный дадим, но нам нужна звезда!"

Der Spiegel: "Вы отказали?"
Дж. Кэмерон: "Я ответил, что хочу работать с актрисой Зои Солдана, которую тогда практически никто не знал. В киностудиях всегда приводят один аргумент: дескать, фильм нужно раскручивать, а для этого необходима знаменитость, которого можно было бы отправить на ток-шоу. Я сказал: не беспокойтесь, с этим фильмом вы сможете послать на ток-шоу кого угодно".

Изображение
Der Spiegel: "И студийные боссы это восприняли благосклонно?"
Дж. Кэмерон: "Нет. Они не любят, когда режиссёр начинает учить, как им продвигать их фильм".

Der Spiegel: "С кризисом сюжетов ясно, с кризисом звёзд тоже. Перейдём тогда к трёхмерному кино. Вам не кажется, что Голливуд, которому сегодня 100 лет, переживает переломный момент?"
Дж. Кэмерон: "Может быть. Если вдуматься, в чём заключались серьёзные перемены в Голливуде? Всякий раз переломный момент был связан с доп. воздействием на органы чувств человека. У людей есть глаза, уши. Чего недоставало первым фильмам?"
Der Spiegel: "Сначала — звука".
Дж. Кэмерон: "Вот именно. И вот где-то в 1920-х годах появилось звуковое кино. Мы видим мир в цвете. Ещё 10 лет понадобилось, чтобы кино стало цветным. И вот остался последний шаг: люди видят в трех измерениях. Мы добились прорыва в стереокино. Интересно - правда? - что Голливуду понадобилось 100 лет, чтобы создать адекватную репродукцию мира, каким его воспринимаем мы".


Der Spiegel: "Ваша новая техника съёмки называется Performance Capture. Нет ни декораций, ни костюмов, движение и мимика исполнителей отслеживаются бесчисленным количеством камер и переносятся в оцифрованном виде в фотореалистичный мир. Вы понимаете нежелание некоторых актеров работать в таком режиме?"
Дж. Кэмерон: "Нет".

Der Spiegel: "Играть приходится в резиновом костюме на пустой сцене. И впоследствии все можно изменить при помощи компьютера".
Дж. Кэмерон: "Мне никто из исполнителей не жаловался".

Der Spiegel: "Например, Сандра Баллок или Морган Фримен высказывались о технике Performance Capture скептически".
Дж. Кэмерон: "Просто они не работали со мной. Они даже отдалённо не представляют принцип работы данной технологии".

Der Spiegel: "Значит, вы не понимаете их озабоченность?"
Дж. Кэмерон: "Должен Вам признаться, у меня самого было множество сомнений, пока я не попробовал работать с исполнителями. Я был готов к тому, что придётся всё время вести их за руку, постоянно поддерживать их в процессе. Но вскоре я увидел, что актёрам нравится. Они были довольны!"

Изображение
Der Spiegel: "Правда?"
Дж. Кэмерон: "Да. И знаете, почему? Сколько обычно длится съёмка на обычной площадке? Процентов двадцать времени. И это максимум. Остальное — замеры, расстановка света, приведение в нужное положение кранов. При технике Performance Capture исполнители получают 100% моего внимания. Мы занимаемся исключительно съёмкой их игры. Именно потому, что нет ни декораций, ни кранов, ни статистов".

Изображение
Der Spiegel: "Но как можно перевоплотиться в свой образ, если ты стоишь на пустой сцене и облачен в резиновый костюм?"
Дж. Кэмерон: "Вам приходилось бывать на съемочной площадке? Представляете себе, что видит актер, исполняя свою роль? Горстку типов в наушниках и обвисших штанах! Краны. Прожекторы. То, что они видят, не имеет смысла — заурядная съёмочная площадка. Актёрам всегда приходится подключать своё собственное воображение. Даже на традиционной площадке. Иначе они не смогут делать свою работу".

Der Spiegel: "Вы не на шутку разошлись!"
Дж. Кэмерон: "Потому что то и дело приходится слышать: Есть настоящее, истинное искусство игры — перед нормальной камерой. И есть какой-то идиотизм, придуманный Дж. Кэмероном. Поверьте, когда актерское сообщество поймёт, что представляет собой Performance Capture, исполнители будут вне себя от радости".

Der Spiegel: "Недавно вы даже предложили снять римейк на фильм-классику «Грязный Гарри» с участием Клинта Иствуда. Благодаря вашей технике его лицо якобы можно омолодить на 40 лет. Это не шутка?"
Дж. Кэмерон: "Нет. Технология запросто способна сделать такое. Знаете, вообще не важно, согласится он или нет. Мы лишь продемонстрировали все эти возможности. К счастью, эта система позволила мне добиться успеха".

Der Spiegel: "Многие называют Вас самой влиятельной фигурой в Голливуде. Вы можете добиться всего, чего захотите".
Дж. Кэмерон: "Да что вы! Это не так. И вообще, что значит влияние в Голливуде? Власть у тех, кто контролирует сейфы с деньгами. К тому же я для себя уяснил, что влияние в голливудской концепции не имеет ничего общего с властью в реальной жизни. Я не могу повлиять даже на собственную собаку. Она не подходит ко мне, сколько бы я ни свистел. И дети не чистят зубы, сколько бы я ни просил. О какой власти тут можно говорить?"
Der Spiegel: "Господин Кэмерон, благодарим Вас за эту беседу".


Изображение
________________________________________________
Интервью изданию "Российская Газета"
Изображение
Обычно классическое кино возвращается на большой экран после десятилетий восторгов, когда отстреляны уже все сиквелы и проведена тщательная реставрация, призванная оживить по истершиеся любимые образы. Так было с «Унесёнными ветром», с «Волшебником страны Оз», с отечественными «Весёлыми ребятами». Но чтобы новая премьера старого фильма назначалась через восемь месяцев после первой — такого в кино ещё не было. Беседа наша состоялась незадолго до того, как Джеймс Кэмерон собрался погрузиться в воды Байкала. Но сначала я его спросила о второй премьере «Аватара».

Дж. Кэмерон: "Я добавил девять минут к фильму, вот почему студия решила устроить ещё одну премьеру".

Интервьюер: "И эти девять минут..."
Дж. Кэмерон: "Покажут новый вид пандорских существ. Это во-первых. А во-вторых, присоединят дополнительные моменты к любовной сцене главных героев, а то совсем уж получилось как-то бестелесно. И, наконец, я добавил эмоциональную сцену гибели вождя народа На'ви в битве".

Интервьюер: "Ходят слухи, что некоторые ваши поклонники после просмотра фильма впадают в депрессию, оттого что Пандора существует лишь в воображении, что нет в реальной жизни всех этих замечательных лесов, плывущих гор и волшебных водопадов".
Дж. Кэмерон: "Я очень хочу надеяться, что это преувеличение. Но... каждая гипербола имеет в основе своей реалии, и нужно сказать, что человечество закончило эпоху великих путешествий. На земной суше исследовано практически все, а в космос начальники предпочитают посылать людей кружиться вокруг Земли, а к другим планетам направлять автоматы. Я не оспариваю рациональность такого подхода, но для эмоций, для радости открытия неизведанного остается очень мало. Вы заметили, как научная фантастика заменяется фэнтэзи? Это один из признаков ситуации. Хотя, должен сказать, что осталось одно поле деятельности — океан: исследовано всего около трёх процентов его водного объема, а что там дальше... Сейчас я строю в Австралии аппарат для погружений, который далеко обойдет по своим возможностям все существующие батискафы. На нем можно будет опуститься даже в Марианскую впадину. Интересно, какие неожиданности ожидают нас там, правда?"

Интервьюер: "Ну вот мы и подошли к морским глубинам. Я знаю, что вы летите на Байкал. Новый проект?"
Дж. Кэмерон: "Нет, просто ради удовольствия. Мой друг доктор Анатолий Сагалевич собирается проводить там глубинное погружение, вот он и спросил, не хочу ли я поучаствовать.Отказать такому предложению — с моей стороны подобно смерти или преступлению".

Изображение Изображение
Интервьюер: "Я слышала, вы хотели привлечь команду глубоководных «Миров» к ликвидации последствий нефтяной катастрофы в Мексиканском заливе, где в воду на протяжении более двух месяцев выливалось свыше шести тысяч тонн нефти ежесуточно".
Дж. Кэмерон: "О, это целая история. Прежде всего, я позвонил Анатолию с одним единственным вопросом: "Сможешь?" Он ответил: "Конечно". Тогда я позвонил в British Petroleum и сказал им, что самая тренированная в мире команда на самых лучших в мире глубоководных аппаратах, оснащенных лучшими роботами, готова помочь. Ответ был кисло-сладкий, мол, мы и сами можем, и у нас есть люди, и роботы есть, сами справимся. Ладно. Тогда я собрал со всего мира команду экспертов: нефтяников, инженеров, робототехников. Мы засели за работы и выдали 25 страниц рекомендаций, с которыми я отправился в Вашингтон. Я обошёл все заинтересованные инстанции — никто не слушал. Отмахивались все. Кому, мол, нужен этот эдакий любитель, когда вокруг серьёзные профессионалы! А нефть выливается. Наконец через два месяца, после нескольких проб и ошибок, компания успешно закупорила эту чёртову скважину. В полном соответствии с нашими предложениями! До мелочей! Нет, я не утверждаю, что они сперли нашу идею, они сами дошли до нее — но через сотни тысяч тонн вылившейся нефти, через загаженное побережье, через погибшую океаническую живность. Вот так-то. Поэтому, хотя Голливуд — не самое доброе место на планете, я все же предпочитаю снимать фильмы, чем воевать с бюрократией".

Изображение
Катастрофа в Мексиканском заливе
Интервьюер: "Тогда вернёмся к фильмам. Выход «Аватара» стимулировал настоящий взрыв трёхмерных фильмов. Потом, кстати, этот феномен несколько стих".
Дж. Кэмерон: "И очень славно. Потому что практически одновременно на экраны вышли «Алиса в стране чудес» и «Как приручить дракона», и тут же собрали весьма жирную кассу. Голливуд заволновался: деньги протекали мимо. Срочно стали переделывать двумерные фильмы в трёхмерные — мастерили из подручных средств на плохой аппаратуре и без знания этой специфики. Без малейшего понятия о законах игры, вот и получался мусор. Конечно, на такое качество зритель отреагировал ногами. Но никуда не деться: режиссёрам придётся учиться, актёрам — играть,а инженерам — конструировать новейшую съёмочную технику, мимо трёхмерности попросту не пройти".

Интервьюер: "Когда?"
Дж. Кэмерон: "Точно не скажу, но года три пройдёт. Уже выпускаются объёмные телевизоры, которые год от года становятся дешевле. Пока для них попросту нет передач, но ведь начнут же транслировать спорт, потом детские передачии мало-помалу Голливуд осознаёт, что ему требуется серьёзная перестройка".

Интервьюер: "Что же будет делать во время этой перестройки Джеймс Кэмерон?"
Дж. Кэмерон: "Снимать «Аватар 2», а потом, возможно, и «Аватар 3». Я сейчас как раз веду переговоры со студией и хочу пройти эту тягомотную фазу за один раз сразу на два фильма. Второй «Аватар» будет как раз о пандорианском океане, о его загадках и прелестях. Вообще, вы же понимаете, что я конструирую Мир моей мечты".


Изображение
публикации
3

#5
Пользователь офлайн   Bolo 

  • Вожак клана.
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 12 931
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • ГородMoskow
  • Время онлайн: 598 дн. 6 час. 12 мин. 39 сек.
Репутация: 5 872
Мудрец
Ну, ващще :)
Очень познавательно, на самом деле.
Только я заметил, что разговор Камерона с интервьюерами очень похож на диалоги с Селфриджем его аватарных персонажей? Джейка и Грейс? Такое же шаблонное, пластиковое мировоззрение, и такая же тщетная попытка объяснить терпеливо очевидные вещи...
И ещё. Весьма неожиданное и сильное, особенно для англосакса сравнение Аавтара и битвы с фашистами под Москвой. Причём - в тему. В этом что-то есть.
Жаль, до них не дойдёт. Поэтому 100 лет - может и перебор, но в целом верно, всё катится именно к таком финалу.
Я ТАМ был, и ждут меня назад. Но дел так много тут. Kerame, slä ke nìn
ИзображениеИзображение
0

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей



Эту тему посетили 9 пользователя(ей)



Фильм АВАТАР фан-сайт фильма аватар Эко-товары и экотуризм земной Пандоры - Горного Алтая. Частичка природы земли, увлекательные материалы о загадочном крае Вольный Ветер Waterfall.su Радиосвязь в походе, рации. Сайт UA3AQL Pandora.Space