Pandora: Наездники Бури - Pandora

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1

Наездники Бури Продолжение повести "Полёты на икранах"

#1
Пользователь офлайн   Bolo 

  • Вожак клана.
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 13 897
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • ГородMoskow
  • Время онлайн: 665 дн. 12 час. 7 мин. 10 сек.
Репутация: 6 859
Мудрец
Наездники бури
Альтернативный линк с рассказом на сайте автора
Скачать в .pdf, 1,44mB: Storm.riders.rar
От автора:
Рассказ является сюжетным развитием и продолжением рассказа «Полёты на икранах». Рассказ проиллюстрирован автором и благодарными читателями. Действие рассказа происходит в наши дни.

Предисловие:
Есть сны, после которых теряешь чувство реальности. Есть сны, от которых остаются шрамы. Есть фантастика, где нет вымысла… Тем, кто стремится видеть, а не только смотреть, и посвящается этот рассказ.

Глава 1. Тревога
Сергей после удачных экзаменов по айки-до в благостном расположении духа шёл домой, когда внезапно, как всегда бывает, когда мысли поглощены чем-то большим, забился в истерике мобильный телефон. На нём высветился телефон Романа, который был словно чёртик из сказки, волшебным проводником в другой мир, но потом вдруг исчез. Не веря своим глазам, Сергей ответил.
- Алло, Сергей? Это вы?
- Да, Роман!
- Полёты на икранах помните?
- А вы бы забыли?
- Хорошо. Для вас и вашего икрана есть работа, вы готовы?...
- Когда летим?
- Прямо сейчас… Ну то есть завтра, вечером. Время не терпит.
- Встреча там же?
- Нет, всё по-другому. Встречаемся у другого вокзала, южного направления, и ехать будем на автобусе, довольно долго. Автобус уходит в 19:55, но заранее билет покупать надо, он дорогой. Это не всё. Может, на ты?
- Ага.
- Ты реально готов ещё раз туда отправится? Дело серьёзное.
- Надолго?
- Неизвестно. Отпрашивайся на месяц, раньше выйдем – всё будет нормально. Позже… Всё не просто…
- Ром. Ты достал каждый раз темнить, пока не там. Ты можешь сказать внятно, что к чему? У Василича шашлык стынет?
- Не хотел говорить. Нет Василича. Погиб. И ты тоже можешь не вернуться. Так что решай, сейчас или нет.
- Так что случилось?
- Я сам до конца не в курсе. Прибыл в клан, а там суета, кипиш, мне Ангиро с ходу говорит: «Дуй назад, собирай наездников, кого сможешь, но скажи, что могут не вернуться. Беда у нас, похоже, выручай». Видел Тимофея там, он и сказал, что Василич погиб от «плевка». Я до конца не понял, что это, но вот теперь собираю, кого могу.
- Кто ещё едет?
- Из вашей группы нашёл только Иру, тебя и Толю, Коле не дозвонишься, и Аню с Женей не найду. Попробуй найти, у меня на всё времени не хватает.
- Я понял. Отзвоню утром. Будешь? А то пропал…
- Да. Жду.
Настроение как-то странно изменилось. С одной стороны – снова увидеть Роджера, опять испытать то чувство свободы в полёте, силу другого мира, с другой, что-то очень тревожное за этим стоит, от чего аж мураш по коже. Надо для себя что-то решать, и из глубин сознания приходит простой ответ – за Сергеем должок. Ему на халяву обломилось немного счастья узнать о мире больше, познать себя, испытать то, что не каждому человеку даже приснится, и теперь всё это в опасности, и просит о помощи. Отказать – он потом себе не простит. Сессия только началась, и месяц-полтора ничего не решат.
Уже дома, когда начал собирать нехитрый походный скарб, вспомнил, что надо найти остальных. У Жени и Ани телефон «вне зоны доступа», а Колин вовсе «номер заблокирован». Тут вспомнил, что у Иры с ним был контакт, и набрал её.
- Ты в курсе? – Ира тоже обеспокоена, судя по голосу.
- Про Василича?
- А что с ним?
- Так… Ясно… Потом расскажу. Как я понимаю, нужны все, там что-то стряслось. У тебя есть телефон Коли?
- Ой… точно, он же номер сменил! Сейчас найду…
- Позвони, скажи всё… Короче, Василич погиб, подробностей не знаю, но похоже это связано с тем, что про нас вспомнили. Куда собираться знаешь?
- Да… Ужас… Ты поедешь?
- Поеду. Не могу не поехать. Так-то так получается.
- Я тоже. Меня туда просто тянет. По Пушистику скучаю…
Родителям и Учителю сказал, что едет на «картошку» с группой, а старосте группы – что попал в больницу. Как-то разрулилось. Но внутри оставалась тревога. Утром позвонил Женя. Сергей рассказал всё, что знал, и тот неожиданно быстро принял решение – он поедет. Но он ничего не знал ни про Аню, ни про Колю. Сергей сразу сообщил обо всём Роме. Тот ответил, что Коля ему позвонил сам, и сказал, что завтра ехать никак не сможет. И Добавил, что раз едет, то пусть возьмёт с собой фонарик.
- Так что, не пройдём переход?
- Пройдём. Это другой переход, ему не важно, сколько народу. Будут ещё с другой группы люди. Так что не удивляйтесь…
Сборы прошли в некотором паническом ритме. Самое главное, что всё необходимое так и оставалось с весны в рюкзаке, зато теперь Сергей понимал, что с голоду в ином мире помереть не сможет, и на продуктах решил сэкономить – взял с собой весь хлеб, что был, пару каких-то консервов, и был готов. Зачем фонарь нужен пока не ясно, но раз просили – будем брать.
Осенью вечереет быстро. Но в семь вечера ещё нормальный день, и Сергей решил всё сделать заранее. Автобуса ещё на было, но билет в кассе продали. Сергей нашёл указанное место отправки, и устроился на лавке н подалёку, ждать кто ещё придёт.
Прошло не больше получаса, как появился бородатый мужичок, показавшийся Сергею знакомым. За ним пришли ещё двое – один, как спортивный отставник, сухонький дядечка и коренастый мужик. Оба, судя по экипировке, явно собрались не на пикник за городом, и не на именины к тёще. Сергей с большим трудом вспомнил, где он видел бородача: на той фотографии в интернете, которая вроде «оттуда»!
- Здрассте!.. Вы… Романа знаете?
- Здравствуйте, молодой человек, почти хором откликнулись старшие. Вас как величать?
- Сергей.
- Андрей Сергеич.. – поздоровался коренастый.
- Григорий.. – Протягивает руку бородач.
- Николай, - скромно представился «спотртцмен» - Вы, как я понимаю, тоже ТАМ были?
- Можно на «ты». Конечно был… Слышал, что проблемы там есть, вы в курсе?
- Да, Роман сказал что можно надолго застрять.
- Роман сказал, что можно не вернутся.
- Да, знаем… А! Вот и он!
Из подземного перехода появился Роман, вместе с Ирой и Толей. Они тут же подошли знакомится, а Роман представлял всех друг другу.
- Соскучились? – начал разговор традиционно, - Ещё Евгений придти должен. Вы, как я понимаю, уже познакомились, просто вы две разные группы, но теперь нам придётся работать вместе. Надеюсь, что всё закончится хорошо.
Автобус прикатил под посадку за 15 минут до отправки. Водитель долго о чём-то зудел по мобильнику, пока контролёрша изучала билеты пассажиров. В этот момент показался запыхавшийся Женя.
- Что так долго?
- Пробки… Это ж вам не на икране лететь… Брат сказал подвезёт, а не кольце как встали… Пришлось на трамваях перекладных скакать. Вот, успел…
Договорившись с другими пассажирами, группа поменялась местами так, что бы кучно оказаться в задней части салона, где можно было спокойно пообщаться на столь необычную тему. Ничего нового из Романа вытрясти не удалось, зато атмосфера общения полегчала, и в результате этого как-то сами собой вместо имён у большинства появились прозвища. Николай разумеется стал «Спортсменом» - это было действительно так, в своё время занимался греблей, Георгию приклеилась «Борода», а Андрей Сергеич получил прозвище «Крепыш». Сергею достался «Умник», а Толе «Сенс». Женя стал «Хлыстом», а Ире так ничего и не придумали. Она удивлённо похлопала своими огромными жёлтыми глазами, которые плохо прятались под большими солнцезащитными очками, и улыбнулась. Роман заурядно рекомендовал выспаться получше. Поэтому на говорившись о жизни, все разложили кресла, и ворочаясь стали засыпать. Автобус тихо рассекал федеральную трассу, уходя всё глубже в звёздную ночь, унося в себе столь необычных странников прочь от мегаполиса, навстречу неизвестности.


Глава 2. Переход
На месте были уже поздним утром. Другая область, южнее, тут ещё лето не ушло. Солнышко уже разогнало утреннюю прохладу, и группа двинулась из посёлка, до которого её привёз автобус, по асфальту через мост, на другую сторону реки.
Шли быстро, но спокойно. За мостом с трассы свернули на неглавную, прошли какой-то хорошо обжитый населённый пункт с дерзким названием, и вышли на грунтовый сухой просёлок. Ветер гонял волны травы по полям вокруг, а жирные байбаки внимательно изучив издалека процессию, спешили в свои глубокие норы. В какой-то момент Роман стал отходить от дороги в сторону реки, всё больше забирая к её берегу по мелким тропинкам. Берег с этой стороны высокий, обрывистый, местами имеет выход наружу из песчаных пород. Весь изрезан оврагами без ручьёв внутри. Припекающее солнце заставляло раздеваться, что наверно стратегически было правильно, но Роман почему-то оставался в городской одежде. Идти пришлось очень долго и далеко по берегу, пока не прошли старый, брошенный хутор, от которого осталась только центральная дорога-след и одичавшие садовые деревья, и пошли прямо вдоль воды. Роман постоянно осматривал возвышающиеся на берегу одинаковые известковые горы. Возле одной из них он помедлил, и начал забираться вверх. Группа устало потянулась по склону за ним. Но проводник, не дойдя доверху, неожиданно исчез со склона – зашёл в яму, которая прямо на склоне вырыта и белеет известняком. Пока все добрались, Роман уже стоял в руке с фонариком, и кучей хвороста и сухой травы. В глубине ямы виднелась дыра, тёмным глазом выглядывающая из глубины склона. Стало ясно, что придётся лезть в эту пещеру.
- А что мы прошлый раз в лесу-то переходили? Если тут есть?
- Эх… Роме видимо меньше всего хотелось рассказывать – Во-первых, сюда дольше и дороже ехать… Во-вторых, этот переход опасный, новичков сюда никто не потащит. И третье… С осени по весну сюда не попасть, а если и пролезешь – завалит к чертям. Не одно, так другое. Ну что, фонари на изготовке? Тогда полезли!Изображение
Влезать в дыру получается только ползком, и испачкав в белой извести брюки, все забрались внутрь. Только у Бороды возникли проблемы – он пыхтел и никак не хотел вставать на коленки, но пришлось. На удивление, от дыры вглубь шёл довольно ровный и высокий коридор, на стенах которого красовались вездесущие «здесь был…» и разнообразные даты и имена с городами. Коридор изогнулся, и свет фонарей потерялся в большом зале с колоннами. По углам из темноты выскакивают пластиковые бутылки и какой-то мусор, но не много. За залом идёт глубокий проход в недра берега, но Роман занялся с хворостом и травой около засыпанной глубокой ниши, дно которой просматривалось не без труда. Что-то выложив в глубине и поколдовав с принесёнными из другого угла камнями, поставил металлическую пластину, и обрызгал это всё из извлечённого из кармана флакона. Все стояли ждали, когда он закончит, но Роман много раз всё перепроверял, прежде чем достал из чехла свою «волшебную палочку». С ней он отошёл в сторону, к ямке посередине зала, и попросил смотреть, что будет происходить в нише.
- А вы чего ждёте? – вдруг осветив собравшихся фонариком, громко зашептал он, - Живо в полную боевую готовность, все побрякушки вешаем на себя и смотрим в оба! Веселье может начаться сразу после перехода, икранов зовите просто караулом!
Все зашевелились с вещами и переодеванием, хотя этого хотелось меньше всего – в подземелье холодно как в хранилище овощей. Впрочем, тяжёлой одежды и так ни у кого, а вот ножи, фляги, компаса тут же повылезали наружу. Роман в это время вдумчиво ворошил в ямке мелкую известь, выключив свой фонарь. Потом взял свою палку и начал ей постукивать внутри этой ямки, словно пытаясь что-то нащупать. Изображение
Когда все закончили, он взял её обеими руками, закрыл глаза и часто задышал, постоял так чуть, и резко крикнув ударил её об дно ямки. Звук получился гулким, неприятно отдавшим в уши. Показалось, что прошла какая-то волна. Роман быстро выхватил из кармана кусок бумаги, и зажёг его от зажигалки, и не дожидаясь, когда разгорится, кинул в нишу. Как ни странно, огонь не потух, и бумага, упав в нишу, тут же заполнила её дымом. У всех появилось ощущение, что отключили звук. Вместо огня из ниши повалил толи туман, толи дым, видимость начала пропадать.
- Чего ждём!? – громко сказал Роман, - Бегом, народ, бегом туда!..
Все по очереди стали заходить в дым, куда-то пропадая в небольшой нише. Сергей также осторожно двинулся туда, закрыв от дыма глаза – всё равно ничего не видно, и постоянно вспоминая удар в затылок «резиновым молоточком». Но вместо этого в ушах стоял шум, в носу свербило, а голова казалось готова потерять сознание сама собой. Перед глазами поплыли круги и спирали, на какой-то момент потерялась ощущение тела и ориентация в пространстве, но быстро всё вернулось, поэтому приходилось дальше осторожно наступать вперёд по неровной поверхности под ногами, пока не упёрся в чью-то спину.
Открыл глаза. Спина оказалась Крепыша, но и остальные стоят рядом, настороженно крутя головами. Сразу видно, что переход закончен: на горизонте медленно разгорается радужная инопланетная заря, сизо-фиолетовые тона ещё не видны в темноте, но сознание их само дорисовывает, а позади в темноте клубится дым перехода. В нос ударило знакомые своей незнакомостью запахи, а из шума в ушах начали выплывать уже местные шорохи. Все тут, кроме Романа. Впрочем, Сергей на время забыл обо всём: он позвал Роджера и тот откликнулся, словно давно его ждал! Как это приятно, снова слышать его в себе…
Роман появился неожиданно, и с другой стороны. Опять в теле нави, но почему-то полуприсев.
- Икранов позвали?
- Да…
- Тогда пошли чуть вниз. Здесь очень опасно. Будьте начеку. Фонари не включать, старайтесь не шуметь.
Хотя видимых причин для беспокойства нет, но все насторожились. Группа стояла на пологом склоне небольшого холма на плоскогорье, рядом вниз уходила глубокая расщелина, там было видно свечение леса, а на верху леса не было совсем, только камни, поросшие лишаями и суховатыми на ощупь грибами или чем-то подобным. Однако разбросанные мелкие и крупные кости разных животных в глубине растительности и камней заставляли напрячся. В тишине слышны довольно миролюбивые шорохи, но почему-то именно они, судя по крутящимся ушам Ромы, его больше всего и беспокоили.
Стараясь держаться кучно, все молча начали спускаться в овраг-расщелину. Неожиданно Роман быстро выхватил нож и встал спиной к остальным. Все затаились.
- Встаём спиной дуг ко другу… - тихо-тихо прошептал синий проводник, - Ножики к бою… Сейчас начнётся…
Никто не стал задавать вопросы, хотя когда Борода извлёк свой полумеч-полумачетэ очень захотелось узнать, где он его раздобыл. Сергей даже не успел разглядеть, чем вооружились остальные товарищи, когда этот мачете с силой и стуком ударил по чему-то небольшому, выпрыгнувшему из камней. Сразу за этим он увидел что и к нему летит что-то длинное, но тренировки дали знать своё, он машинально ножом отвёл удар чуть в сторону, и закрутив вверх а потом вниз, положил «это» на землю. При тусклом естественном утреннем свете удалось разглядеть нападавшего.
Это была змея, размером со среднего питона. Но на этом сходство заканчивалось. Голова существа имеет коническую форму, завершаясь спереди длинной и острой иглой с крючками-зацепами как на гарпуне. Сразу за ним малюсенькая пасть, из которой «стреляет» такой же хищно-острый язычок. У твари три глаза, один утопленный на том, что должно быть лбом, и два по сторонам недалеко от рта. Голова, как и у виденного раньше змея, прочная костенистая, за которой из туловища торчат три хиленькие, но когтистые лапки, которыми она удерживается на загарпуненной жертве. Судя по общему виду, это существо пробивает жертву и лезет внутрь, высасывая по пути все жидкости и всё, что посчитает питательным. Тварь дёрнулась, Сергей придавил её ногой, но она оказалась довольно сильной и начала выворачиваться, тогда пришлось воткнуть в неё нож пониже головы. Затихла. Всё это произошло настолько быстро, что Сергей даже не успел заметить, что вся группа уже активно фехтует своими ножами, а Ира, сняв рюкзак, использует его как щит. Нападали со всех сторон, видимо их тут целая стая или гнездо.
Изображение
Гарпуноид


- Что это?
- Не знаю! – ответил Роман, - Называйте, как хотите!
- Они ядовиты?
- Не знаю! Воткнётся – узнаешь!
- Ясно… Будем считать… - Толя, говоривший это, сумел отрубить голову очередному атакующему, - Гарпуноидами!
- Да мне по барабану! – Роману приходилось тяжелее: хоть руки у него и длиннее, но оборонять приходится большую площадь. – Двигаемся вниз!
Легко сказать, двигаемся… До леса ещё метров 200-300, а двигаться почти не получается, гарпуноиды постоянно атакуют. Сползаясь со всех сторон, они образовывают живую кашицу вокруг сопротивляющегося постоянным броскам отряда. Но уже обозначилась их тактика – перед прыжком они скручиваются, и сам прыжок не настолько резкий, чтобы не успеть среагировать, но надо быть к этому готовым – удар очень тяжёлый, и нож надо держать очень крепко в руке. Кроме этого отбивая, нужно чтобы отброшенная в сторону голова не угодила в соседа. Они явно охотятся стаей, обкладывая жертву со всех сторон, но группа по кругу ощетинилась ножами и держала оборону. Проще всех было Бороде – тот своим мачете легко отбивал все удары, впрочем, в этом стал появляться некоторый азарт. Ира же быстро начала сдавать, хотя сейчас нож у неё был намного серьёзнее, чем в прошлый раз.
- А что там, в лесу?
- Там их нет.
- Почему?
- Слишком шумно наверно, и опасно… - Роману постоянно приходится концентрировать внимание на ползающих вокруг остроносых гадах. – Там их и растения пожрут, и волколёты… их любят… впрочем, и они их тоже… Один раз видел, как их волколёты на живца ловили… Ещё знаю, что эти... как у вас там, гарпуноиды, хорошо слышат, и нападают всегда на теплокровных. Причём только в сумерках и сейчас, пока солнца нет. Их тут много…
Это было и так понятно, потому как проделанный группой путь можно видеть по трупикам порезанных гарпуноидов. Но группа сосредоточенно пятилась в сторону леса.
- А как в лесу икран сядет?
- Там полянка недалеко есть, только бы дойти…
- Из них шашлык как?
- Отвратительно! – уверенно ответил Рома, и все поняли, что это он точно знает.
Овраг значительно расширился, но лес, постепенно угасающий в прибавляющимся медленно как никогда утреннем свете, кажется никак не хотел приближаться, а все уже начали чувствовать, что устали махать ножами, которые словно прибавляли в весе с каждым взмахом. Но тут неожиданно что-то свалилось сверху, обдало всех тугими потоками воздуха, и схватив Рому под мышки буквально выдернуло его из плотных рядов обороняющихся. Разумеется, это был его икран, который потащил своего наездника с ножом в одной, а палкой в другой руке, весело размахивающего хвостом куда-то за лес.
- Ну и куда он? – не сдержался Женя, - Вот козёл синеухий…
- Он говорит, что ждёт всех на поляне в лесу. Ещё говорит, что кто последние двое останутся – пусть стоят спиной друг ко другу, и тот икран, что прилетит первым, пусть обоих сразу тащит. – заговорил Толя-Сенс.
- Он что у вас, полный телепат? – поинтересовался кто-то из старших.
- Да… Его как-то в клане Интов проапгрейдили…
- Да, видать вас хорошо тут побило…
- И ещё он просит не обзываться. – продолжал Толя, - Он не виноват, что его икран ближе ваших оказался.
- Прорвёмся.. – бодро закончил молчавший до этого момента Крепыш, а Сергей про себя отметил, что он вообще какой-то молчун. Прорываться уже уставали руки, находясь в постоянно напряжении. Гарпуноиды усилили натиск, делая свои броски всё чаще и чаще. Идея Иры с рюкзаком провалилась – если ловишь им гарпуноида – то всё в рюкзаке будет испорчено. По очереди из сплочённого отряда были выхвачены Спортсмен, Борода и Крепыш, Через некоторое время появился Пушистик с Роджером. Толя и Женя остались прижиматься друг к другу, а Роджер отпустил из своих мощных лап Сергея на длинной поляне недалеко от опушки. Там же топтались остальные люди и икраны, Роман сидел на стволе упавшего дерева и разминал руки.
Остальные стояли около своих икранов, и боролись со своими ножами. Гарпуноидов не было, но ножи приросли к рукам и не хотели забираться назад в ножны.
- Ну и переходик…
- Да уж…
Сергей тоже подошёл к Роджеру, который сделал в свою очередь несколько шагов на встречу. Его переполняли нахлынувшие с новой силой чувства. Хотелось его обнять и ни о чём не думать, но не получалось. Роджер уже сумел разузнать про Айки-до, и теперь опустив голову и поворачивая её то одним, то другим глазом рассматривал Сергея, часто моргая. «Ты стал больше…» - загадочно сказал он. «Ты даже не представляешь, как я рад тебя снова видеть!..» - ответил Сергей, потому что в голову больше ничего не шло. Роджер в ответ дружески стукнул его клювом по лбу, словно в знак приветствия. Сергей заулыбался… Что бы тут ни было, какая чертовщина не творилась, но только ради этого стоило сюда придти…
Когда икран Толи приволок оставшихся фехтовальщиков, было некоторое время забавно на них смотреть – ножи тоже не хотели отлепляться от их рук. Но икраны помогли. Своим присутствием. Вскоре появился и Женин икран. Все икраны были уже с сёдлами, и оправившись от пережитого и впечатлений от встречи, отряд занялся креплением сёдел для полёта.
Роман молчал. Видимо слова Жени его задели. Толя, точно знающий, какая каша у кого в голове, прямо на икране подошёл к Жене и о чем-то тихо с ним говорил. В конце концов Женя сам подошёл к Роме и стал извиняться.
- Ну ладно, замнём… - ответил Роман и встал во весь свой гигантский, по сравнению с остальными, рост, - У нас есть дела поважнее этого.
Изображение
Роман-нави

Но все почувствовали, что в нём что-то не так, какой-то надлом произошёл, словно лопнула одна из струн его натянутой между разных миров души.


Глава 3. Разворот
Забравшись в седло, Сергей испытал благоговейный трепет. Но Роджер не дал долго ностальгировать, а дал понять, что здесь происходит что-то нехорошее: почти все икраны из их гнездилища улетели, кто-то из них уже погиб. Словно какая-то война идёт, но с кем, почему, и за что никто не знал. Наконец Роман стал взлетать, беря курс куда-то на юг. Семь икранов с людьми покорно выстроились за ним.
Роджер дал Сергею намного побалдеть: он понимал, что тот соскучился по полётам, и ему надо снова прочувствовать этот процесс. Сергей снова ощутил крылья, мощный хвост, поток воздуха и ветровой снос, силу ног икрана. Проблемы земного мира быстро отступили на второй план, словно это было в каком-то убыстренном кино, а здесь он опять начинает жить полноценной жизнью, устремляясь в зеленеющее небо над бескрайними фиолетовыми просторами.
Отряд плавно спускался с плоскогорья, изрезанного широкими водоразделами к залитому водой лесу. В какой-то момент стало непонятно, как ориентируется Роман – всё до горизонта стало совершенно одинаковым, но медлительное солнце упорно светило в левый глаз, и тени от него постепенно начали укорачиваться. Летели не очень быстро, с набором высоты от инерции и последующим планированием. Оказалось, что не все икраны так умеют, и крылатым друзьям из старшего поколения пришлось быстро учится у остальных. Сергей заметил, что в затопленном лесу много растений, которых он раньше не видел. Потом впереди открылась большая водная гладь с явно горным горизонтом.
Озеро. Вода в озере была необычно глубокого синего цвета, а появление икранов на бреющем полёте над ним вызвало настоящую панику у жителей воды. «Там для нас много вкусного водится» - пояснил Роджер. «Рыбалку я тоже люблю…» ответил Сергей, но тут же получил просьбу как следует вспомнить всё про айки-до. «Почему тебе это так интересно?» - удивился он. «Я придумал новую забаву-соревнование для нас, - видимо имея ввиду своих сородичей ответил Роджер, - некоторые ваши приёмы можно усовершенствовать для охоты и много чего». Сергей сосредоточился на воспоминаниях, хотя постоянные команды и термины на японском языке сбивали с общей концепции и логики движений. Роджеру, судя по всему, это ничуть не мешало – он был очень доволен. Но закончить перекачку информации не удалось – Роман заложил резко вбок, и заложил разворотный круг. Видимо это хотел тот, кто со стороны гор приближался на другом икране. Вся группа совершила крутой разворот над озером, и направилась к ближайшему мысу на западном берегу. Незнакомый наездник со своим икраном тоже направлялся туда. Сергей снова ощутил какую-то тревогу, но никак не мог её распознать.
По мере приближения к мысу, становилось понятно, почему все полетели туда – единственная видимая открытая площадка, пригодная для посадки икрана – вокруг стоит или плотный лес, или низкие скалисто-обрывистые берега заросшие тем же лесом. Продуваемая площадка выступающего над водой и из леса мыса была вполне достаточной, что бы разместится группе, не смотря на крупные валуны на её макушке. Однако первый же заходящий икран резко отвернул в сторону, и совершив сложный маневр вырулил вверх, второй резко дал вбок с опасным креном. Когда подошла очередь Сергея с Роджером – стало понятно, почему начались воздушные танцы – посередине площадки на солнышке грелся небольшой, по сравнению с тем, что видели раньше, змей. Он уже засёк всё движение, и настороженно поджидал, кто первый приблизится к нему на расстояние удара.
Роджер сказал Сергею, что бы тот лучше держался в седле, и Сергей, приготовившись к маневру уклонения, вцепился в ручки седла и крепко сжал ноги, чтобы они не вылетели из стремян. Но Роджер и не думал уворачиваться, а летел прямо на изготовившегося для броска монстра. И вот критическая точка не возврата пройдена, и голова-кулак змея устремилась прямо в грудь Роджера. Но тот лишь слегка ушёл вправо, после чего ловко перехватив клювом голову, отвёл её немного влево и вниз, с поворотом головы и перевернув крылья как в воздуховороте, стал заносится задом к площадке, Возможно змей и хотел ударить наглого икрана своим игольчатым хвостом, но тот не дал ему ни малейшего шанса – вся дурь змея в результате маневра Роджера и очередного поворота головы заставила змея оторваться его тело от земли, и по инерции перекручиваясь, пролететь всем туловищем прямо над Сергеем. Растянутое центробежной силой длинное тело змея беспомощно, как длинная сосиска, развернулось на все 360 градусов, и в конце, пригнувшийся прямо к шее Роджера Серей услышал сухой удар – это иглы змея со всего размаху воткнулись в дерево на опушке. Подняв голову, Сергей увидел, как Роджер без промедления поставил голову змея вертикально, и растянув его туловище, а потом простым вертикальным приземлением сломал ему шею. Сосиска обмякла, Роджер бросил уже неопасную голову змея и с удовольствием рассматривал результат поединка.
«Это похоже на айки-до?» - спросил он оторопевшего Сергея. «Ну, вобщем… – да…». Остальные икраны начали садится рядом, и тоже с интересом рассматривать мёртвого змея. Роджер довольно и деловито топтался рядом, пока Сергей разминал с непривычки затёкшие на седле ноги. Когда все спустились на землю, стало ясно, что встреченный ими в небе незнакомец уже вполне знаком – Анторн радостно поздоровался со всеми, после чего через Толю спросил:
- Это ты этому научил икрана? Мы такое раньше никогда не видели…
- Он и сам не слаб. – коротко ответил Сергей. Он понимал, что со своим икраном сейчас главный герой. Но встреча на озере всё таки посвящена другому. Роджер под довольное урчание других икранов уволок дохлого змея куда то вниз, обкусив ему игольчатый хвост. Кто-то из икранов, пока люди и нави устраивались для разговора, аккуратно вытащил остатки змея из дерева и тоже уволок к остальным, откуда доносилось весёлое и бурное шевеление икранов.
- Короче я тут за переводчика буду, - начал разговор Толик, - Буду озвучивать всё, что слышу для тех кто в танке. Итак, Анторн говорит, что летел специально, чтобы нас перехватить. Мы не летим в клан. Мы должны повернуть куда-то.
Анторн согласно помахал рукой, и сделал несколько сложных жестов. Толя немного растерялся.
- Я, кажется, знаю о чём речь, - вмешался Рома, неотрывно смотря на Анторна, - Нам надо лететь туда, где что-то ползёт и всё ест.
- И Анторн покажет нам дорогу. – опять заговорил Толя, - Но просит предупредить икранов, что там очень будет опасно на подходе и снижении, какая-то дрянь чем-то плюётся. Так что не расслабляемся.
- Там уже кланы собираются, большая тусовка… - задумчиво закончил Рома. Анторн очень напряжённо поблагодарил Рому, и все поняли, что скоро вылет. Но надо дождаться икранов, они ещё не освободились.
Впрочем, свои дела икраны сделали быстро, и уже забираясь в седло перед взлётом, Сергей выложил Роджеру всё, что знает о предстоящем. Роджера это не обрадовало, но он выразил полную готовность сделать всё от него зависящее, потому что это было как раз тем, что касалось и их, икранов, тоже. Кроме того любопытства ещё никто не отменял.
За Анторном над озером стали взмывать в небо и ложиться на новый, немного к востоку курс, икраны «земного отряда». Снова ветер в лицо, снова высота до головокружения, снов а полёт в зелёной выси и свобода парения. Сергей снова почувствовал каждый взмах крыльев как свой собственный, повороты и маневры хвоста так, словно он рос из него – «цахейлу!» Пролетев вдоль южного берега, Анторн со своим икраном начал забирать вверх, в сторону низких гор на горизонте.
Однако по мере приближения к ним, становилось понятно, что горы вовсе не низкие, а просто пологие, и видны в прозрачной атмосфере столь хорошо, что кажутся близко. Но только кажутся. Роджер, более опытный в визуальных обманах, так и дал понять, что горы очень далеко, и лететь придётся долго. И соответственно есть время для того, что бы снова вспоминать Сергеевы тренировки.
Пока Сергей разрывал свой мозг пытаясь охватить всё, чему успел научится у своего сенсея и состоянием полёта на довольно приличной высоте, под ним медленно проплывал фиолетовый лес с жилками проток, который начали собираться в одну широкую реку, которая видимо и служила главным ориентиром в этих краях. Извиваясь, она иногда оскаливалась прижимами и обнажала широкие плёсы, острова из грунта, разбросав по сторонам озёра-старицы. Вокруг них бурно кипела жизнь – мелкие и не очень летающие существа постоянно ныряли в воду, откуда пытались что-то вытащить, но и из воды временами что-то вылетало, пытаясь схватить кого-нибудь зазевавшегося. От леса сквозь шум ветра в ушах доносился мерный звон разноголосицы тамошних обитателей. Сергей поймал себя на мысли, что со времени, как он папуасил восьминога в похожем месте, успел здорово соскучится по этому лесу и его обитателям.
Но вот приблизились горы. Их вид заставил сразу вспомнить кадры с Камчатки по телевизору: Пологие вулканические сопки с чашами кратеров на верху. И всё это стоит широкой полосой через сушу, но в отличие от Камчатки склоны этого вулканического хребта плотно обросли лесом, оставив голыми только сами вершины и подступы к ним. Вокруг ничего не дымилось, вулканическая деятельность видимо завершилась очень давно. Икраны заложили небольшой крен и сменили курс на юго-восточный, полетев вдоль склонов, но постоянно к ним приближаясь. Стали видны отдельные деревья и камни валуны, под которые стала прятаться местная живность, завидев приближающихся икранов. Но она была им не нужна. Обогнув один из склонов, группа вошла в своего рода долину, образованную пологими склонами других гор, и пролетев через неё оказалась по другую сторону горной цепи. Но отлетать от неё не собиралась, наоборот, ведущий Анторн взял резко вверх, и пошёл над сопками, вдоль тянущегося из горизонта в горизонт хребта. Леса тут уже мало, и кроме шума ветра ничего больше не слышно.
На высоте сразу ощущается разреженный воздух, и стало заметно прохладнее, Сергей сразу почувствовал, как Роджер начал уставать. Возможно, было бы проще облететь низом, но Анторн взял именно такой курс. Но пошло плавное снижение рельефа, и маневр стал понятен. Мало того, Сергею места показались знакомыми.
«Здесь живёт много икранов» - сообщил Роджер, - «Мы любим такие места». И действительно, зубастые чашки старых кратеров и озерками внутри частенько стали попадаться обжитыми. Но движения в них наблюдалось довольно мало. Тут Анторн заложил сильно вправо, и икраны соскользнули вниз вдоль сильно осыпавшегося склона в сторону леса внизу. В расщелине стала видна контрастирующая с общим фоном большая зеленоватая масса, словно гигантская сопля пытающаяся сползти вниз. Но на её пути что-то дымит, идёт какая-то суета, суетливо двигаются тени икранов. Анторн взял ещё правее, пытаясь облететь соплю сбоку.
При приближении сопля, казавшееся аморфно-безжизненной, оказалась вполне живой – по её поверхности проходили малозаметные волнения, явно не связанные с ветром, и изредка вверх выплевывались языки этой зеленоватой массы, смачно шлёпаясь назад в общую массу. Внизу, куда это всё видимо стекало, шёл настоящий бой. По всему фронту наступления сопли были сооружены деревянные баррикады из сухих стволов и веток, а нави старательно поддерживают огонь из всего этого, который, как видно, зелёной слизи совсем не нравится, и та, периодически плюётся своими широкими и тяжёлыми языками через огонь и баррикаду, если ей это удаётся, а именно такой момент и застали пролетающие, то все вокруг немедленно бросаются с дровами обкладывать протуберанец уже горящими дровами. Икраны, снующие вокруг без наездников очень организованно постоянно подносят крупные поленья и целые стволы из леса, какие способны утащить.
Облетев слизистую соплю, группа стала планировать над лесом, пока не открылась длинная безлесная поляна, на котороё видно было много импровизированных укрытий, множество народу-нави, которые постоянно находились в движении – что-то носили, укладывали, раскладывали, грузили и разгружали с икранов. Для последних поодаль от верха была освобождена большая площадка , которую судя по тому как она использовалась Сергей про себя однозначно назвал ВПП – взлётно-посадочной полосой. Все икраны дружно зашли туда на посадку, где их встречал всё такой же грустный вождь клана Мо.


Глава 4. Лагерь
Моос сердечно приветствовал всех прибывших. И прямо сразу посредством Толи стал вводить в понимание ситуации.
Сопля-слизь, которую только что все видели, судя по всему появилась из какого-то перехода, и стала пожирать всё на пути, превращая в себя всё что встретит, особенно любит воду и жидкости. Плюс к тому же она «плюётся», захватывая таким образом живых существ оказавшихся по близости. Первыми об угрозе узнали икраны во время охоты, плевком накрыло одного из них, и того, который попытался его спасти. Тогда те икраны, что видели это, подняли тревогу в своём гнезде и разлетелись по ближайшим кланам к своим наездникам, а теперь сюда стягиваются все силы, но не смотря на все совместные усилия, слизи становится с каждым днём всё больше. Здесь, кроме Мо, уже присутствуют кланы Уйнов, Оттов, Антов, Итов, Юнов.. и ещё нескольких, названия которых выговорить уже не получалось. Моос показал примерное расположение временных стоянок. Поскольку тут нет ни воды, ни толком пищи, кланы каждый по-своему организовал снабжение своих водой и продовольствием, доставляя его на икранах. Так же икраны свободные от наездников активно помогают в доставке дров на «фронт». Работа на «фронте» идёт посменно, люди, как более лёгкие наездники очень нужны для переброски провианта и дров, и как показала практика, малоэффективны на самом «фронте», и Моос просил не рваться людей к слизи, потому как даже нави гибнут от её «плевков». Ребятам предложено заняться переброской воды и продуктов в следующей смене, а пока они и их икраны могут отдохнуть после перелёта. Их ждут в месте стоянки Ангов.
- А где Тимофей, Жуль?
- Тимофей сейчас в пути, он на переброске, а Жуль командует заготовками на стоянке Антов, его икран пока здесь, и занят заброской дров. – словно ожидая этих вопросов быстро ответил Моос, и добавил – Вам повезло, что сейчас я на прилётах дежурю, другой вождь вам бы ничего сказать не смог…
- Сделаем всё, что в наших силах.
- Скоро будет общее собрание. Очень плохо становится. Будем все решать что делать. А сейчас идите в клан, вас там ждут… - и молодой вождь Мо показал вниз поляны. Ещё раз сделав по приветственному жесту, какой положено делать только в адрес вождей, группа двинулась дальше, отпустив своих икранов по их нуждам.
Спускаясь вниз по поляне-долине, которая превращена в большой базовый лагерь, стало видно всю его бурную жизнь: периодически заходят на посадку гружёные продовольствием икраны, и их встречает целая команда нави-разгузчиков, и с дугой стороны снова кто-то взмывает в небо. Постоянно кто-то что-то носит в большую кучу сухих брёвен и веток, туда же икраны, без наездников, сбрасывают ещё стволы и охапки сушняка. Вдоль центра поляны, где уже натопталась широкая дорожка от постоянно пробегающих по ней, стоят шатры, похожие на гигантские вигвамы, где кто-то что-то делает. Между ними нави-женщины у больших чанов готовят еду и плетут какие-то приспособления. В небольшом белесом протуберанце видна странная картина: два икрана стоят, опустив весь клюв в землю с закрытыми глазами, и группы нави вокруг взявшись за руки что-то тихо поют.
- Это похороны, - ответил на немой вопрос Роман, - Так икран прощается со своим наездником. Кладёт в выкопанную ямку зерно мясолиста, и так вот даёт ему свою силу, чтобы оно росло в память о погибшем или умершем. Так они скорбят. А клан поёт песню-мантру, вроде нашей заупокойной. Потом насыпят земли, и всё.
- А это что за камень? – среди многих кучек свежей земли выделялся булыжник со стоящим чем-то на нем из дерева. Роман свернул и подошёл рассмотреть, и все за ним. Вблизи предмет показался знакомым. Роман положил руку на камень и потом на грудь, и отошёл. Все поняли – это кружка Василича. На камне нарисован какой-то знак, видимо относящийся к клану Мо. Не сговариваясь, все люди по очереди повторили жест Романа. И просто молча постояли. Около камня были сложены какие-то детали конструкции из тонких трубок и толстых полых костей, закупоренных с обеих сторон и дырками, многие закопчёные.
- Да… Странный был мужик. Но добрый. Видимо опять что-то изобрёл… - все тяжело вздохнули и пошли прочь. На поляне за одним из шатров выглянул ярко-жёлтый полог большого бивуачного тента, под которым стояла большая кемпинговая палатка на дугах. Любопытство заставило всех направится туда. Роман не знал, что это и откуда.
Чтобы найти вход, палатку пришлось обойти. Там, на небольшом пеньке сидел здоровенный негр, в сильно задумчивой позе, в навийской одежде и кулоном лётного братства на груди. Ребята и старшие даже не знали чему удивляться – толи негру, то ли его виду, толи тому где это происходит. Негр, завидев большую группу людей, тоже удивился и округлил глаза.
- Хай… Эврибади… - медленно произнёс он, протягивая руку.
- Хай!... – все заворожено стали здороваться. Тут Толя согласно кивнул головой, а африканец улыбнулся:
- Он просит прощения за то, что плохо говорит. Он здесь очень давно, и почти разучился говорить словами, - быстро заговорил Толик-ретранслятор-переводчик, - Спрашивает, кто мы и откуда, я ответил, что мы из России, все, включая Рому. – тут стало видно что и без того большие глаза темнокожего мужика стали ещё больше. Толя исправно переводил дальше, это было видимо проще, чем с английского или того, который был для негра родным. Но представился он вслух:
- Рональд. Рональд Джексон.
Все ответили свои имена.
- Я знал, что русские – это круто, но не мог такого ожидать… - уже через Толю продолжил он, - Вы здесь давно?
- Второй раз. Вот, тут говорят беда какая-то, пришли на помощь.
- О да. Прошу ко мне в гости. Я должен вам показать кое-что. – Рональд открыл палатку и пригласил жестом внутрь. Сам не сводил взгляда с Иры – она сняла очки, и теперь здоровенный темнокожий мужик смотрел на неё как кролик на удава.Изображение
Ира

Содержимое палатки было не менее странным, чем её присутствие в таком месте. Вдоль стенки стояла американская армейская койка-раскладушка, напротив раскладной столик на котором кроме естественного здесь большого ножа расположилась целая лаборатория. Тут и микроскоп, и шкафчик с пузырьками и пробирками, какие-то коробчатые приборы, несколько исписанных мелко тетрадей. Рональд вкратце рассказал гостям о себе. Он из Соединенных Штатов, работал в институте биологии в проекте связанном с микроорганизмами, выделяющими электричество. Во время утренней пробежки очутился тут, и застрял на несколько лет, подружившись с кланом Уйнов. Потом смог вернуться, но оказывается, его дома давно похоронили. Да и не захотел он там оставаться, собрал пожитки и всё что надо, и снова нырнул сюда, уже без желания возвращаться.
Сейчас он исследует зелёную слизь, пытаясь найти противоядие. Рональд достал из шкафа пробирку со слизью, неведомо как добытой, и отщипнув металлической палочкой маленький кусочек бросил его в баночку с водой, сразу плотно закрыв крышкой. Кусок слизи почти сразу стал волосатым, волоски росли, заполняя банку на глазах, вскоре воду видно не стало, всё содержимое превратилось в сплошную массу, но не такую плотно-зелёную как раньше. Через некоторое вся слизь пришла в движение, выбрасывая толстые языки вверх.
- Если это дерьмо… простите, - замешкался Толя перед Ирой, - доберётся до воды, любой, река это, или грунтовые, этот мир умрёт максимум за неделю. Она питается всем органическим и даже неорганику некоторую пожирает. Я так и не смог понять, какова биология этой штуки. Ни клеток, ни нервов… А действует осознанно.
- Как с ней бороться, знаешь?
- Пока так… - Рональд взял банку и поставил её на спиртовую горелку. Слизь сначала задёргалась, потом начала пузырить и темнеть, потом уменьшаться, испаряя влагу. В конце концов от неё осталась почерневшая вонючая масса. – Но её столько, что мы её нагреть даже не можем. Только сдерживаем сползание. Если дождь пройдёт – нам крышка.
- А ещё не было?
- Там какой-то клан шаманит, отгоняет тучи, у них там такая женщина сильная…
- Инт. – вздохнула Ира. – Я им жизнью обязана. И вот этим – она показала на глаза.
Рональд убрал всё со стола и вздохнул.
- Я тут уже годы, но такого и представить не мог. Зачем?
- Её дротик ужалил, - вмешался Рома, который с трудом помещался в палатке, и сидел на корточках. – Едва откачали.
- Вы, русские – сумасшедшие…
Все заулыбались, хотя было не весело. Перспектива рисовалась очень печальная. Силы Итанок уже на исходе, а все чувствовали скорую бурю. Поэтому и решили устроить общий сход, что бы попытаться что-то придумать.
- Один русский хотел перегонять из растений спирт, что бы жечь слизь, - Вдруг снова заговорил через Толю Рональд, - сделал перегонный аппарат, но когда пошёл что-то испытывать к слизи, увидел плевок на одного нави-мальчика, оттолкнул его, а сам погиб. Вот и говорю, вы, русские – психи.
- Василич. – Все вздохнули. – Светлая память.
- О! Вы его знали… Сожалею…
Все помолчали. Но первым всё равно заговорил Рональд, но уже с Романом:
- Простите… я не могу понять, вы человек или…
- А я сам не могу понять, кто. – ответил Роман. – Я из клана Анг, проводник миров. Как бы и там, и тут…
- А как вы это сделали? Или это они? – Роланд явно говорил о синем ушастом теле Романа.
- Нет. Сам. Меня научили, и у меня получилось. И не только у меня…
- Научите меня? Я просто не знал, что такое возможно… - Рональд посмотрел на Романа взглядом отчаявшегося человека, а ребята навострили уши.
- Хм. Попробовать можно, но тебе эти побрякушки, что ты сюда натаскал, мешать не будут? – Роман обвёл взглядом интерьер палатки, - Да и кто знает, может не долго этому миру осталось…
- Сколько бы не осталось, - Рональд стал серьёзен, - я буду с ним до конца. Если надо сдохнуть – сдохну. А это… - он имел ввиду свою лабораторию, - Олл брок ту хелл! – произнёс он уже вслух и в переводе никто не нуждался. Роман положил совсем по навийски ему руку на грудь.
- Я тебя вижу, брат… Мы с тобой ещё пообщаемся. У тебя когда дежурство по слизи?
- После собрания.
- У нас тоже. Поговорим, если получится. Насколько я понял, сюда портал ты открывал уже сам?.. Расскажешь подробнее.
- Если что, ко мне всё время вэлком, я рад видеть ваши фэйсы всегда!
Выйдя из палатки, все остановились. До стоянки Анг осталось недалеко. Роман обратился ко всем:
- Нам придётся нелегко. Мне надо будет поддерживать огонь на фронте слизи, и икранами таскать дрова и всё что горит. И не попасть под плевок! Вам придётся изрядно полетать по одному и тому же маршруту, будет тяжело и скучно. Слизь малопредсказуема, как я понял, так что смотрите в оба!
- Ты бы лучше сразу сказал, - деловито заговорил Женя, - ещё там, мы бы керосинчику-бензинчику по паре канистр прихватили, и сейчас поджарили бы эту дрянь как следует…
- Точно!
- Ну извините… - Роман отвёл глаза куда-то в сторону и вниз, и почти отвернулся. – Я не знал… Пойду я пока… - он развернулся, и понуро двинулся в сторону вигвама Итов, грустно волоча по земле свой хвост.
- Э! Ты чего?
- А… – махнул рукой синехвостый проводник, – Встретимся на собрании…
- Так народ, - тихо, но настойчиво перехватил инициативу Толя, давая знак, чтобы все слушали его, - Что-то с Ромой нашим не так, не нравится мне всё это. Если он поломается – у нас у всех будут проблемы!..
Все посмотрели на Женю.
- А что я? Я что, один тут во всём виноватый что ли?
- Так спокойно! – влез уже Сергей, - Что предлагаем? Идеи есть?
- Для начала надо из него вытащить, как порталы проходить.
- По-любому. Слизь если, не дай Бог, его сожрёт, то что делать будем?
- Есть Жуль, есть ещё Роланд… Они тоже что-то могут, но это – на крайняк.
- А что, Рому никому не жаль? – вдруг высказалась молчавшая до сих пор Ира, видите, ему сейчас совсем плохо!
- Роман – крепкий мужик, - в разговор вошёл Спортсмен, - Я его давно знаю. Но сейчас и правда что-то не так, поддержать его надо, а не подкалывать при каждом случае. Где бы вы сейчас были, если бы не он!
- Да уж, молодые люди, базар фильтруйте, да? – это уже Борода поддержал.
- Хорошо, хорошо, замяли… - Женя поднял руки, словно сдаётся, - Что делать-то?
- Ладно, после собрания видно будет, а пока – давай пошли в клан, там поди заждались уже.
По дороге «старшие» специально отстали, и что-то тихо между собой обсуждали. Однако Толя естественно понимал, что у них в головах, но ничего не говорил, а только слегка хмурился.
Временная стоянка клана представляла собой несложный навес, защищающий от солнца только тех, кто отдыхал. В тени хранились так же припасы воды и продовольствия. Нави не требовалось устраивать очерёдности и режимы раздачи дефицитной воды, они сами прекрасно понимали, что её мало и никто не старался взять больше, наоборот, экономили и терпели. Ангиро отдыхал – спал, он всю ночь простоял на прилётах, организуя работу всех кланов, и не мог встретить прибывших, зато остальные сразу узнали, кто к ним пришёл, и показали места, где те могут отдохнуть перед сменой. Вручив каждому по 2 куска мясолиста и небольшому, «пайковому», куску обжаренного мяса неизвестно чьего, а насчёт воды было и так ясно. Одним словом, «добро пожаловать на фронт», хотя общий настрой в группе чувствовался один – они снова среди друзей, они снова позарез как все друг другу нужны, всё просто, искренне, и без лишних условностей.
Только закончили с едой, как пошло движение – все на собрание. Вместе со своими синекожими братьями, ребята и «старшие» полубегом, из-за больших шагов нави, двинулись в сторону ВПП, где судя по всему и намечалось большое обсуждение. Сергей уловил в себе ощущение, что что-то скоро кардинально поменяется, но конкретизировать не смог, а «всезнающий» Толя-сенс ему дружески подмигнул, словно чувствовал тоже самое. Среди высоких нави людям легко потеряться, особенно когда нави так много. Но удобное для обзора центра, где уже устраивались вожди кланов, место на склоне рядом им благородно уступили, так что уши впереди сидящих панораму не закрывали. Толик сел позади всех, что бы его голос как ретранслятора все слышали. На другом склоне и позади собравшихся весь периметр загородили своими телами икраны, они считали, что такое событие для них значит не меньше, чем для тех, кто не летает, и просто обязаны присутствовать. Вожди сидели кругом в центре, и судя по телодвижением, первой что-то хотела рассказать Итанок, вождь-шаман клана Ита.
Итанок встала в середину круга, сложила на груди руки, и закрыла глаза. В мозг тут же ударила волна образов, плавно перетекающих от одного до другого. Первым стал виден свет какого-то небольшого светила. За ним различалась поверхность планеты, при рассмотрении подробно видно, как она покрыта, или покрывается, ибо в такой системе передачи информации временной ряд теряется из-за неуловимости, эта зелёная слизь. Она прорастала в воде, поглощала всё и вся, пока не заполнила собой всю поверхность какой-то планеты, и теперь одинокое солнце того мира медленно печёт однообразную массу, то выпарив из неё воду, то снова вылив как дождь. Потом тёмный коридор и уже знакомый фиолетовый ландшафт. Что ж, картина истории проблемы ясна. После этого она рассказала, что ей не удалось придумать ничего, что бы могло справился с этой напастью, и что сдерживать натиск этой сопли получается только благодаря тому, что она ещё небольшая, и удаётся отводить дожди от неё, но бесконечно так продолжаться не может.
Итанок медленно села, заняв своё место в кругу. Вместо неё в центр вышел крепкосложенный вождь неизвестного клана, со шкурой не только на бёдрах, но и на плечах. В его руках был здоровенный посох, который он поставил перед собой, и, как стало понятно, заговорил. Видимо происходило это настолько быстро, что Толя не успевал всё выговаривать, и сообщал обрывистые куски, самую суть.
- Он говорит… - Толик очень напрягся, - что расчет сил показывает… три к одному что удерживать сможем ещё несколько дней. Удерживаем, потому что есть прибывшие свежие силы… так, это про нас… и ещё о ком-то… и что когда рядом не останется дров придётся поднимать всех икранов с гнёзд.
Среди икранов прошла волна движения. Они готовы всё устроить хоть прямо сейчас. Но незнакомый вождь продолжал:
- Короче говорит, что это проблему не решит, а только отсрочит. Нужно всем вместе подумать, как с этим справится. Э… предаёт слово кому-то ещё.
В круг вышли сразу два вождя, Ангиро и ещё кто-то постарше. Они положили зачем-то друг другу руки на плечи, после чего все почувствовали бурю.
- Бурю ждут скоро. Говорят, её будет сложно отвести. Ещё говорят, что с каждой сменой всё больше погибших. Сейчас призывают что-то сделать… Так, кажется надо взяться за руки и… - Ребята взяли друг-друга, кто был в ряду, и соседних нави. Толик оказался «схваченным» нави с обеих сторон. – Сейчас будем думать вместе или что-то вроде…
Сергей снова ощутил приближение переломности момента, но как и все закрыл глаза, пытаясь придумать как спасти этот мир. И тут же ворвался в целый хаос различных идей, видений и просто догадок, причём понимал, что это всё кто-то другой думает, и при желании можно легко почувствовать автора каждой отдельной мысли. Тут плавали какие-то баррикады из камня, кто-то хотел сделать большую водяную линзу и жечь ей слизь, а самому в голову ничего кроме бомбёжки напалмом с вертолётов лезть не хотело, и мысль эта понятно всеми отметалась. При всём обилии идей хаоса в них не было, и такому мозговому штурму мог позавидовать любой НИИ на земле. Но вот что-то изошло, и разные картинки стали как бы осыпаться, уступая место одной. Словно летишь над сопками, под тобой слизь, но вот… гора рядом взрывается и начинается извержение вулкана! Лава течёт, и слизь брызгая во все стороны сгорает, а портал, из которого она вышла и начала расти навечно запечатывается! Сергей захотел узнать, кто это придумал, и понял, что это сидящий чуть сзади Борода. Руки все отпустили и посмотрели на него.
- Ну что уставились, - довольно пробурчал он, - Я об этом сразу подумал, когда ещё только летели над кратерами. Решил, что всё лавой сметёт, если проснётся вулкан. А когда узнал что к чему, тогда и подумал. Но как его разбудить – не знаю!
Вожди в центре стояли друг напротив друга, и видимо что-то решали. Толя напряжённо пытался разобрать их мысли. Сергей не догадывался, что слушать мысли нави и других через Толю оставалось совсем недолго…
- Говорят… что такое, вулкан.. никто не видел и не делал. Но есть Си, у них что-то есть, но они далеко и можно не успеть, какие-то большие проблемы… - тут Толя осёкся, и взял Сергея за плечо.
- Ты чего?
- Подожди… не сбивай… - Толик напряжённо что-то крутил в голове, видимо его мысли начали путаться с чужими. Сергей же начал понимать, что что-то происходит связанное с ним, потому как почти все нави уже начинали пялится прямо на него. – Короче, Умник, ты конкретно влип.
- Ты толком можешь сказать, что все так на меня смотрят?
- Да на тебя все стрелки сошлись! Ты человек, и ты лёгкий. У тебя один из самых сильных и ловких икранов, все нави оказывается уже это знают, у вас с ним свежие силы, и вы… как это… «Наездники бури»! Короче… тебя хотят запустить в бурю с икраном, что бы ты летел чёрт знает куда за какой-то штуковиной.
- Меня? Куда, я же дороги не знаю!
- Подожди… Ты будешь не один, тебе всё покажут и… Слышь, тебя зовут туда! – Толя показал на центр с вождями, которые стояли молча, глядя прямо на Сергея.
- Точно влип… - Сергей, как пыльным мешком ударенный, встал, и пошёл к вождям. Нави теснились, пропуская его вперёд и вниз, и вот он очутился перед высоченными синими хвостатыми гуманоидами с очень серьёзными лицами. Те всматриваются ему пристально в глаза с озабоченным видом. Пропустив его внутрь круга, те обступили его со всех сторон, положив свои руки ему на голову, при этом не давя на неё. Потом они закрыли глаза и… ничего. Сергей ничего не почувствовал, кроме нарастающего шума в голове. Он тоже закрыл глаза, и тут понял, что в его мозгу творится что-то неописуемое. Словно в неё засунули всю центральную библиотеку разом, но кроме того, он вдруг понял, что знает, о чём думают те, кто стоит рядом с ним, и чётко понимал, что его мысли открыты ровно так же.
- Теперь ты как мы, человек другого мира, - услышал он первым делом вождя с палкой, - И тебе предстоит сделать очень трудное.
- Ты наездник Бури, ты входил в неё и вышел…
- Это икран… я только…
- И тебе снова придётся это сделать, что бы успеть прилететь в клан Си. Ты полетишь с другим человеком, у которого самый верный и храбрый икран из тех, с кем дружит человек.
Сергей посмотрел на своих на склоне и увидел, как к нему уже идёт Ира, с видом проснувшегося зомби. Она испуганно вращала в разные стороны своими большими глазами, как бы сама не веря в то, что происходит.
- Клан Си не любит чужаков, даже если это нави. Поэтому тебе даны силы нашего народа и его свет, что бы ты смог дойти до Си, и они вас услышали. – Это уже говорит Ангиро, его ровный ход мысли запомнился Сергею ещё с посвящения в братство, - Путь тебе даст Итанок, она знает, но ты должен успеть вернутся через день. Потом может быть уже поздно, слизь доберётся до воды, и тогда ничто её не остановит. Лететь очень далеко, и тебе надо снова оседлать бурю со своим икраном. Другой человек тебя страхует, а его икран будет учится у твоего. Глаза его скажут Си больше, чем слова, но наш свет они тоже пусть увидят.
Сергей понял чуть больше половины сказанного, но это никого не беспокоило. Итанок буквально на раз ввела его в подобие транса, и Сергей увидел путь к клану Си. Точнее от него. Это большое продуваемое плоскогорье далеко на севере, в лощине которого какой-то зонт. В ущельях вокруг – реки и лес, но лететь туда надо через какие-то поля, горный хребет, куда же без него, и разумеется море. В море есть разные острова, но они не везде. А после моря берег, поля, болота, опять горы и вот уже мы. Буря будет, но когда они улетят, тут будут колдовать, что бы их несло к островам – дальше нельзя, может разбить о скалы на том берегу. Полётное задание он получил, пока Иру тоже обрабатывали с наложением рук на голову. Сергей сразу понял, что Ира смотрит на него уже совсем другими глазами, хотя внешне ничего не изменилось.
- Решено. Вы полетите сразу, как соберётесь. Медлить нельзя. – это вожди сказали чуть не хором, и одобрительные мысли посыпались со всех сторон. Все начали расходится, а Сергей с Ирой остались с ребятами и подтянувшимися их икранами. Тут Сергей понял, почему телепаты так неохотно говорят. Это несколько утомительно и медленно, по сравнению с мыслью, к тому же надо ещё язык подбирать-вспоминать…
- Ну что решили?
- Мы с Ирой летим к чёртовой бабушке на куличики за какой-то штукой, которая будит вулканы, или что-то вроде того. Толь, если что надо сказать, ты уже можешь не напрягаться…
- Я знаю, - ответил тот, и это было сказано не словами.
- Борода с Крепышом и Спортсменом пошли уже на вахту – будут дрова таскать. Мы – на обоз, сейчас на стоянку Ангов летим. – доложил Женя с оглядкой на Рому.
- Я на фронт. – откликнулся тот. – Вы это… не подведите, ладно, все здесь надеются только на вас. Вот так странно получилось… - Роман положил руку на грудь Сергею и Ире, но другую, - Судьба этого мира в ваших руках и крыльях ваших икранов. Ну, не пуха…
- К чёрту! Но пожрать с собой хоть дайте!
- Пошли в клан. Собираемся в темпе. Скажите икранам, что бы держались рядом.
Пока шли вниз к стоянке, навстречу идущие нави приветствовали процессию, но как всегда неожиданно перед ней выросла тёмная фигура Рональда. Тот улыбался своими белыми зубами на чернокожем большом лице.
- Я бы с вами полетел… - сказал он через Толю, но тут же по реакции понял, что кое-кому тут переводчик уже не нужен. – Но вам русским всегда везёт, - и тут он абсолютно без мыслей показал на Иру глазами, и подмигнул Сергею. Сергей понял, что у телепатии есть и оборотная сторона – никакой личной жизни… Но подмигнул в ответ, стараясь ни о чём не думать, но Ира что-то уловив, сразу машинально среагировала:
- Что?..
- Далеко лететь нужно… - спас ситуацию сам Рональд, - И у тебя хороший напарник!
- Я знаю… - гордо ответила она, и пошла дальше. Рональд дал знак Роману, что будет ждать его уже на «фронте», и быстро зашагал к ВПП.
Пушистик с Роджером уже дожидались около стоянки, потягивая или разминая крылья. Судя по всему, они уже нашли где подкрепиться. Навстречу стали выходить обитатели временного укрытия Ангов. Они принесли немного мясолиста, и кусков каких-то кореньев и мяса. С благодарностью принимая не большие запасы, Сергей с Ирой отказались брать воду – «Заправимся по дороге». Тем более, внутри бури чувство жажды притупляется…

Глава 5. Верхом на урагане.
Провожать наездников бури вышли все Анги, кто был свободен, и к ним присоединились нави из других кланов. Взлетать прямо со стоянок здесь было не положено, но для этого случая сделали исключение. В этот раз Сергей почему-то не стал одевать рюкзак на себя, а прицепил его к седлу. Потом ещё раз проверил крепление седла у себя и Иры, когда к ним подошли Роман с Тимофеем.
- А знаете, на вашем месте должен был быть кто-то из нас…
- Или из нас… - подошёл Ангиро с усталым видом. Они все хотели если не помочь, то хотя бы морально поддержать Сергея и Иру, словно добровольных камикадзе.
- Мы справимся, - коротко ответила Ира, положив руку на плечо Сергея, а икраны развернувшись вытянули сверху свои клювастые морды.
- Никто не мог предположить, что это буде возложено на тех, кто живёт в другом мире. Но мать-планета, похоже, не оставила выбора. – продолжал Ангиро, - Возможно, вы сейчас и свой мир пытаетесь спасти.
Ответить было нечего. Ангиро, Тимофей, Роман, и ещё несколько нави, которые дотянулись, положили руки на грудь «наездникам бури», и видимо приветствуя так, хотели придать им больше сил. Сергей начал понимать, что заваруха, в которую он влип, будет намного серьёзнее, чем он предполагал в начале.
Одевшись в прихваченную с собой лёгкую куртку, от дождя, Сергей занял своё место в седле. Роджер уже знал в подробностях что предстоит сделать, и только спросил: «Это будет настоящие айки-до?» - «Да уж, самое настоящие…» - ответил Сергей. «Это будет очень интересно!» - Роджер умел удивить своим оптимизмом самый подходящий момент.
И вот взлёт. Икраны с места взяли взлёт, едва не раскидав провожающих в разные стороны. Почти вертикально поднявшись, дали приветственный круг над поляной, и плавно соскользнули вниз к ровной фиолетовой долине. В центре её была толи разлившаяся река, то ли болото, а северный курс заставлял после этого перевалить ещё один невысокий хребет на горизонте. От земли шли насыщенные потоки тёплого воздуха и этим не преминули воспользоваться путешественники, тут же набрав высоту на восходящих потоках, и мягко планируя, экономили силы по пути через болотистую равнину. Страшно представить, во что превратится это место, если слизь доберётся хоть до одного ручейка… Значит, надо спешить.
Несмотря на высоту, солнце припекало спину и бок, Ира, судя по настроению, радовалась полёту как ребёнок. Сергей заметил, что с появлением у него этой способности, он чувствует себя словно всегда был немым и глухим, а теперь обрёл слух и дар речи, и теперь вот так запросто можно переговариваться прямо в полёте. Ира ответила, что чувствует тоже самое, и готова радоваться этому бесконечно. А Сергей уже знал, что есть и оборотная сторона медали. Но если не кривить душой, то эта сторона навредить не сможет. Оттого этот мир и остался таким простым и сбалансированным – думал он, - что банально соврать ни у кого даже мысли нет.
- Когда будет буря? – спросила Ира, начав подъём через группы мелких скал внизу, что бы перелететь наконец достигнутый хребет.
- Не спеши, она никуда не денется. Видишь, со стороны моря облака и тучи – может это она и есть?
Соскользнув с хребта, икраны опять уловили восходящие потоки, и кроме того ветер стал дуть в спину, прибавляя скорости и экономя силы. Вспоминая, как было в тот раз, когда его перекинуло бурей через море, Сергей понимал, что всю работу сделал Роджер, а он был только зрителем и пассажиром, а теперь всё придётся делать вместе, да ещё перед девушкой не ударить лицом в грязь. «Проскочим!» - уверенно взбодрил его Роджер, который внимательно отслеживал ход мыслей Сергея. – «Буря уже близко…»
Впереди во весь небесный горизонт раскинулся фронт холодного воздуха, облачной стеной закрывая небо. От него веяло холодом и непогодой, а под ним тяжело наваливалась мгла. Тёплый ветер гнал икранов прямо в эту мглу, становилось немного страшно. Сергей посмотрел на Иру, а она на него. Да, подтвердить высокой звание Наездников бури будет не просто…
Фронт приближался, и тёплый, разогретый воздух тропических равнин плавно заползал под холодный циклон с севера. Циклон заволновался и заворошился, из него вниз начали выпадать некрасивые протуберанцы. Солнце пропало, в воздухе запахло влагой, и как-то сам собой пошёл мелкий дождик. Но когда на скорости летишь сквозь него каждая капля норовит пробить любую одежду навылет, и наездники быстро намокли. Неожиданно тучи изрыгнули сверху заряд среднего размера града, который тут же больно начал бить по крыльям и телу, всё, что смогли придумать – это их сложить и полупикировать вниз, пытаясь поднырнуть под поток града. Успели, но сразу за волной из града буря выдала следующий козырь – молнии. Они редко но непредсказуемо били в землю, оглушая своими разрядами. Набирать высоту с такой обстановке не получалось, а видимо надо бы, Сергей поднял голову и увидел, как из тёмной массы туч вниз начали тянутся нервно пульсирующие хоботки смерчей, и с земли начали подниматься ответные столбики. Потоки ветра усилились, и перемешались, теперь нужно ловить момент. Сергей посмотрел ещё раз на компас, на Иру с пушистиком, и согласился с Роджером, что пора сконцентрироваться на полёте. Крылья по ветку, по потоку наверх, курс по ориентирам пока их видно.
«Ира, держись поближе, как затянет – не видать будет ничерта!!!» - мысленно крикнул он ей, ещё раз оценив достоинства такой связи, - «Старайся всё время брать потоки на север!» «Я всё поняла! Но мне правда страшно!» - ответила она. «Держись крепче, одного седла не хватит!» - «Хорошо, только будь поближе…» Сергей уже почувствовал тягу к набирающей силу воронке торнадо, развернувшейся недалеко от него, но Роджер дал понять, что нырять в неё ещё рано, и они начали неистово отгребать крыльями, перемешивая поднятую с земли пыль, листья с мокрым, насыщенным дождевыми каплями воздухом. Пушистику приходилось явно тяжелее, и он умудрялся совершать ещё взмахи хвостом, словно рыба плавником, пытаясь выдержать направление в потоке, и не быть втянутым в хобот торнадо раньше времени. «Это что-то новенькое» - отметил про себя Сергей, «Ага…» - бодро откликнулся Роджер. И тут же добавил – «Держись, пора!» - «Поехали!!!» Роджер резко вывернул клювом к столбу воронки, встал под потоки, и поджав крылья нырнул в гудящий спиральный поток, пока Сергей что есть силы вцепился руками в его шею.
Сразу обдало жучим холодным воздухом и перепадом давления в уши. Роджера начало валить боком, засасывая спиной вперёд, но удалось выровняться, выставив вниз одно крыло, но это стоило немалых усилий. Внутри потока творилась такая же каша, как и прошлый раз, подвешенные в воздушных потоках мелкие и не очень предметы, высосанные снизу и раскручиваясь поднимающиеся вверх. Впрочем, о подъёме можно только догадываться, видимо крутило изрядно, так как тошнота подступила к горлу. Тут Сергей представил устройство смерча: холодные потоки ломятся вниз, как вода спускающаяся из ванны, а дыра в которую сливается – из восходящих потоков тёплого воздуха. Стало быть поднимает внешний слой, но он раскрутив выкидывает прочь всё что схватит, а это уже в планы не входит, соответственно надо искать баланс на границе встречных потоков. Роджер с интересом отследивший ход мысли Сергея, подгрёб куда-то вперёд, где его немедленно начало сворачивать вбок. Краем глаза он увидел, как Пушистик с распластавшейся на нём Ирой кувыркается чуть ниже и сзади. «Скажи икрану, что бы выравнивал хвостом и не заглублялся к центру!» - начал помогать Сергей, но Роджер неожиданно вмешался: «Я сам ему скажу, ты за направлением следи». Подтянув к себе руку Сергей увидел, что стрелка компаса ведёт себя так, словно под ней моторчик. Пока курс ловить невозможно, надо подняться вверх.
Влага, моментально концентрирующаяся в холоде, и пыль, практически лишали видимости. Сергей просил Иру держаться поближе, что бы не потеряться. Самому тоже нелегко, крылья периодически надо выставлять, и по ним больно начинает бить всё, что летает вокруг. Но Роджер терпит. В один момент Сергей увидел, как облизанное ураганом бревно, ствол какого-то дерева, кувыркаясь приближается к Ире с Пушитсиком, и не сговариваясь с Роджером сманеврировали прикрыв их от него. Бревно перекатилось прямо по спине Сергея, видимо порвав куртку. «Самки – это святое..» понимающе отреагировал Роджер. Сергей снова посмотрел на компас, стрелка которого ровно и уверенно плыла по окружности, стало быть уже есть какая-то стабильность. Тут вспомнилось, что когда по телевизору показывали снимки из космоса всяких ураганов и бурь, то там была закрученная спиральная структура, а значит, ветер может быть не по прямой, а с изменением азимута, и что бы попасть в север, нужно вылететь из воронки с опережением азимута. Это усложняло задачу. Но реагировать надо сейчас, и выбирая хвостом, Роджер начал разворачивать корпус клювом наружу, видимо команды шли и Пушистику, потому как тот стал делать синхронно тоже самое, с трудом удерживаясь от завала в бок. Вот тут, несмотря на чехарду из всевозможных предметов, которые раскрученные центробежной силой вылетали во внешний поток и улетали в никуда, надо уже ловить момент для выхода из воронки. Сквозь грязную мглу, Сергей увидел что Ира с икраном рядом и клювом повёрнуты правильно, и вытирая носом чешую шеи Роджера, перевернул голову снова к руке с компасом. Опережение азимута он решил взять градусов 30, и теперь ждал, когда стрелка займёт нужное положение, а Роджер стал тактично намекать, что так долго в раскоряке между потоками даже он находится не сможет.
Но вот компас показал что пора. Роджер резко выбросил крылья, как парашют, и дал крен вперёд для большей площади для разгона ветром. Пушистик сделал тоже самое, и подхваченные внешним тёплым потоком, разлетающимся на высоте, они вместе как ракеты вылетели из воронки и устремились вперёд столь быстро, что оба наездника поняли что такое перегрузки у пилотов. От заложивших ушей и усилий, что бы удержаться в седле Сергей закричал, с ужасом думая, что сейчас испытывает Ира. Но судя по всему она хорошо держалась, а Пушистик мужественно терпел резко начавший давить на горло обод.
Снова что-то резко оглушило. Сергей поднял голову и увидел, что над ним плывёт с неестественной скоростью тёмная мгла изрыгающая молнии. Инстинктивно и Роджер и Пушистик шарахались от них, но Сергей настоял, что бы старались рулить туда, где только что шваркнуло – что там будет второй разряд менее вероятно, чем в другом месте. Ира, похоже, даже кричать уже не могла, и полностью доверилась своему икрану. Молнии били часто и не всегда шумно, просто треск и озон. Сергей тем временем посматривал на стрелку компаса, и с удовлетворением видел, как она упорно сдвигается с «нордом». Сориентироваться на местности не представлялось возможным, потому что облачность была везде. Перегрузки кончились, и Роджер, уже уставшими крыльями работал парусом. Подруливая от сносов и завалов хвостом, они постепенно начали выходить из сплошной пелены, и вот внизу появилась точка из светлого круга и тёмной середины. Присмотревшись, Сергей понял, что это остров в море, и судя по всему он с Роджером находится очень высоко и летит с такой скоростью, словно реактивный самолёт. Может и преувеличение, но сравнительно очень быстро.
Наконец облака внизу рассеялись, и открылся горизонт. Компас показывал всего пару градусов от севера, что можно считать удачей, а вот почти немеющие крылья Роджера и острова на дальнем горизонте – заставляли снова включать мозг для просчёта вариантов. Икки можно не опасаться – от бури они прячутся, а вот ко – на такой высоте не достанет, но удержаться на ней в таком состоянии ни Роджер, ни Пушистик не может. Остаётся только планировать, что бы как можно быстрее добраться до суши. Несложный расчёт, который произвёл Сергей не без помощи усталого Роджера и возник вопрос: «А ты плавать умеешь?» «Икраны все умеют плавать, - ответил Роджер, - но не любят этого. А сам-то умеешь?» Сергей умел. Но сколько придётся плыть, он ещё не представлял.
Роджер начал переходить в скоростное планирование, и начался постепенный, вынужденный сброс высоты. Ира с Пушистиком уже давно шли ниже, видимо у Роджера сил всё-таки значительно больше. Высота, запасённая ещё в буре, позволяла планировать долго и безопасно, а скорость была такой, что ни у какого ко не хватит прыти ни догнать, ни поймать никого из летящих над водой. Это единственное что радовало, в то время как тёмные точки островов никак не хотели увеличиваться. Сергей опять прильнул к шее, дабы увеличить обтекаемость профиля и дольше удерживать скорость. Но видно только море по сторонам, и ничего спереди. Слева внизу такой же пулей летит Ира с Пушистиком, и на фоне приближающейся воды, в которой уже стали различаться волны, они выглядели как-то фантастически. «На себя бы посмотрел…» - довольно весело ответила напарница, повернув голову в его сторону, но так же прижавшись к шее икрана.
Сергей снова посмотрел вперёд – острова стали ближе, но надо маневрировать, сто бы не пролететь мимо. Роджер и без этого понимал что делать, и начал закладывать лёгкий крен влево, там и островок на вид больше, и ближе по расстоянию, и судя по светлой кромке – там есть пляж, и не надо будет карабкаться в гору. Ну что ж, влево, так влево. Заодно наверстаем чуть недобранные градусы курса. Но остров ещё далеко, а вода, как ни старайся Роджер взять повыше – всё ближе. Силы иссякают. Волны начинают мелькать довольно близко, и Роджер из последних сил пытается выгрести вверх, как раньше, после встречи с икки, но сейчас, вроде ничего не грозит, а сил долететь уже не остаётся, и внутренне сгруппировавшись, Сергей приготовился к приводнению.


Глава 6. Остров.
Роджер продолжал сопротивляться снижению. Но волнистая вода приближалась неумолимо. «Выдержишь посадку?» - спросил Сергей его, опасаясь за последствия удара воды. Но Роджер ответил, что хоть это будет больно и неприятно, но броня крепка и на груди, и поджав ноги будет неплохая обтекаемость, и надеется что ничего себе не отшибёт, если угол снижения будет небольшим. Крылья поставил с максимальным углом атаки, который в силах был удержать, и стремительно приблизился к водной поверхности.
Икран – не утка, и не гусь, шея устроена иначе, и поднять голову так же как водоплавающие не может. Поэтому наверно они и не любят плавать. И сейчас, чтобы не зарыться клювом в воду и не нахлебаться её, Роджер задрал к верху клюв, а Сергей встал на седло, что бы видеть, куда он несётся и рулить при необходимости. И вот первое касание. Удар, спружинили, и полетели аквапланиннгом в сторону берега ещё. Какая-то тушка на берегу суетливо двинулась к воде, разлетелись и мелкие существа в разные стороны, и попрятались в лесу, видя какие торпеды летят над водой в их сторону. Ещё удар, Сергей с трудом устоял и внимательно вглядывается вперёд – ни кто ли не встретит его раньше времени. Рядом уже поднимал волну брызг Пушистик, с таким же задранным вверх клювом, и сосредоточенной Ирой, стоящей на его спине с развивающимися от встречного потока воздуха волосами. Удивительная грация и скорость… Но тут, на фоне набегающего берега из волн показалось что-то… ещё волна… это же подводный камень! И Роджер грудью несётся прямо на него… Мыслеобраз проблемы тут же отправлен Роджеру, тот отвечает: «Держись, торможу!», и выпускает шасси – растопыривает под водой ноги, не боясь ударить их о другие камни, и погружает в воду крылья для большего сопротивления скорости. Не всё идёт гладко, и его начинает немного кренить и разворачивать боком, но незадолго до камня Роджер всё же останавливается. А вот для Сергея полёт ещё продолжился… резкая остановка Роджера заставила перелететь Сергея через его голову, и видя как тот провожает своего наездника взглядом больших жёлтых глаз в продолжение полёта, он ровно прошёл прямо над камнем, облизанным со всех сторон волнами, и, перекувырнувшись, аккуратно ногами вперёд вошёл в воду.
Вода оказалась солонее земной морской, и Сергея сразу начало выталкивать на поверхность. Мудро привязанные к шее очки оказались на спине, которая неожиданно резко стала болеть и щипаться. Впрочем, Сергей давно в море не купался, если не считать мокрых ног при прошлом приводнении. И сейчас, вынырнув на поверхность, но первым делом увидел, как Пушистик с Ирой выползают на берег, а Роджер, скользя лапами на мокрой поверхности, забрался на камень и смотрит на него. До берега плыть не больше 80-ти метров, и наверно лучше самому. Роджер осуждающе посмотрел на это: «Зря…», да и какая-то интуиция подсказывала, что надо делать что-то другое, но Сергей брасом двинулся в сторону пляжа.
Кусачая боль в спине отвлекала, и мешала плыть. Но первые 20 метров Сергей одолел довольно быстро, прежде чем почувствовал, что схвачен по плечи чем-то мягким. Тут же его потянуло вниз, и схватив побольше воздуху, он очутился под водой. В прозрачной воде проблема стала видна сразу – его обмотал белый язык какой-то твари со дна, и теперь тянул в открытую круглую пасть. Рука сразу потянулась за ножом, но рукоять была скрыта телом языка. Зато удалось нащупать кончик ножен и начать их выдергивать из-под массы, обмотавшей его, и начавшей выпускать какие-то мелкие волоски и выделять противную щиплющую субстанцию. «Вот гадость, она хочет меня переварить даже не заглатывая!» - думал пойманный, выковыривая нож, отрывая его от ремня шорт, и вытаскивая нож. Удивительно, но Сергей словно знал, что делать дальше. Нож засунул между языком агрессора, предварительно попробовав его попырять – но язык оказался вязким, и с трудом отпускал лезвие, и самое обидное на него это не производило особого впечатления, и своей грудью. С силой повернув его за рукоять остриём от себя, он начал разрезать образованный этим языком кокон вниз вдоль живота. До пояса освободится удалось, но вместе с курткой, сквозь которую уже проникли волоски по пути к коже. Но бёдра ещё в плену, а уже пасть близко. Тут в поле зрения среди пузырей ворвалось два крупных персонажа: Голова занырнувшего сзади Роджера, которая гулко перекусила растянутый язык, и Пушистик, нырнувший глубже, и уже начавший «разбираться» с той тварью, что сидела в глубине. Освободившись от привязи, Сергей пробкой пошёл на поверхность, попутно отрезая от себя куски языка, который почему-то не ослабил хватки. Куски отваливались в воду и всплывали рядом разрезанными кольцами, внутри которых через прозрачную слизь были хорошо видны остатки одежды Сергея. Всё тело зудело от покрывшей его субстанции. До Сергея по аналогии начало доходить, что случилось в своё время с Николаем: это рыба-липучка!
Всё так же держа в одной руке ножны а в другой нож он быстро погрёб к берегу, в то время, как икраны вдвоём выволакивали на берег бегемотообразное трёх-глазое существо, с плавниками вместо ног, и задом, усеянным присосками. Ира стояла на камне у воды и напряжённо всматривалась, как Сергей приближается к берегу. Но вот коленки упёрлись в дно, и пловец понял, что надо вставать на ноги, но он совершенно гол, если не считать очков на спине и ножа с ножнами в руках. Стыдливо прикрыв, насколько получится причинное место, Сергей встал на ноги и пошёл к берегу.
- Ой… - Ира закрыла рот рукой и хихикнув отвернулась.
- Да, теперь и ты знаешь, чем мальчики от девочек отличаются, - попробовал пошутить Сергей, - Есть что-нибудь, ну… ты понимаешь…
Ира полезла в свой дырявый рюкзак, и достала оттуда пробитое в нескольких местах гарпуноидами полотенце.
- Ты только помойся что ли… Я отвернусь.
Сергей нарвал немного травы и с водой отскрёбся как мог от слизи, спина же продолжала зудеть, с каждой минутой всё сильнее. Только когда обмотал бёдра полотенцем, Ира рассмотрела причину – глубокая порез-цараепина, оставшаяся от мимопролётного бревна в воронке торнадо, начала покрываться волдырями и воспаляться.
- Подожди, я сейчас… - бросила Ира, и побежала в лес. Сергей поймал себя на мысли, что знает, что она собирается делать. И точно, она села около какого-то куста, и мысленно начала просить его поделится своей частью и жизнееной силой, после чего отрезала несколько веток. Оставив их на ближайшем камне, девушка залезла не небольшое дерево в глубине берега и сняла оттуда несколько мелких зеленоватых с полосочками плодов. Положив это всё на камень, она другим размельчила всё это в кашицу, и стала прикладывать её к ране на спине Сергея.
- Откуда ты это знаешь?
- Я сама не понимаю… Вот знаю и всё, стоило подумать, и вот… само собой.
- Я тоже заметил, что что-то в голове много того, чего там раньше не было. Знаешь что, нам с тобой видимо прошивку новую загрузили, с местными драйверами.
Ира только хмыкнула, и приложила снаружи какие-то листы. Боль начала стихать, но щипало спину всё равно. Икраны, вытащив рыбу-липучку, заволокли её на здоровенную глыбу-скалу, и там с ней обстоятельно разделывались. Перекусить и людям не мешает. Испытывая явный дискомфорт от постоянно норовящего развязаться и сползти полотенца на бедрах, Сергей достал свой рюкзак с седла, и стал раскладывать припасы на сухом и чистом камне, куда Ира уже выложила свой мясолист и мясо. Флягу он отдал Ире, и та убежала с ней и своей куда-то в лес. Нож постоянно мешался в руке, и набрав в прибрежном прилеске сухих волокон-корней, он собрался после еды подвязать нож и укрепить набедренное полотенце. Ира пришла с флягами, после чего они устроились на походный перекус. Остатки взятого ещё из дома хлеба, дополнили местный рацион, а во флягах оказался какой-то кисло-сладкий сок, оказавшийся весьма кстати. Сергей посмотрел наверх, где икраны не спеша и деловито готовили себе суши, на себя и на трапезу, зелёное небо и фиолетовую растительность, и тут понял, что этот мир перестал быть для него «другим».
- А знаешь, кому рассказать, какой мы тут пикничок устроили – упекут в психушку…
- А у меня других и не было, - ответила Ира, - Тебе видней. Когда летим? - после этого её мысль приняла такую странную форму, что Сергей не смог её расшифровать.
-Что?.. – машинально переспросил он.
- Нам ещё лететь далеко, - подмигнула она в ответ, - Но у меня классный напарник…
Сергей снова посмотрел на Роджера. Тот ясно дал понять, что ближайшее полчаса или больше не то что лететь, он даже идти никуда не будет. К тому же побаливали побитая волнами грудь и бурей крылья, но помощи он не просил, только отдых. Присмотрев на опушке лужайку под деревом, Сергей направился туда, что бы сплести все привязки-подвяязки и передохнуть, но путь ему неожиданно перегородила Ира.
- Ты чего?
- Хм. – она подняла на него свои огромные глаза, - Какой же ты глупенький, «умник»…
И тут Сергей понял, что растворяется в бездонной глубине её больших зрачков, из мыслей вылетело всё, кроме одного единственного чувства, и они слились в страстном поцелуе, который плавно перерос в нечто большее…
Икраны со скалы с интересом выглядывали, что бы посмотреть, что под деревом делают люди. «Как у них всё просто» - думали они…
Придя в себя, Сергей всё-таки занялся плетением, и Ира, одевшись, ему помогала. Они посматривали друг на друга, и молча улыбались. Вокруг них на пляже уже суетилась местная многоногая живность, больше похожая на камушки с ножками, которая проворно «утилизировала» обглоданные во время трапезы людей и икранов косточки и остатки пищи. Поодаль за этими бегающими камушками уже начали охоту какие-то летуны, больше похожие на летучую мышь размером с среднего орла и плоской головой, и у которых оказалось четыре крыла вместо двух.
Силы потихоньку возвращались и людям, и икранам, но о предстоящем пути пока думать не хотелось. Закрепив нож на груди рукоятью вниз, и обеспечив надёжное удержание полотенца на бёдрах, Сергей понёс рюкзак к Роджеру. «Я тебя предупреждал, - встретил его тот, - Она тебя хотела выбрать!» Сергей не знал что ответить. На самом деле он ещё под впечатлением от случившегося, даже пролёт через бурю немного затуманился. «Соберись, у нас мало времени!» - вдруг вернул его в чувство Роджер, и Сергей стал быстро привязывать рюкзак. Сколько лететь и как Сергей представлял только теоретически, поэтому перед взлётом справил большую и малую нужду. В этот раз он решил не противится интуиции. Он знал только что сейчас опять лететь над морем, и что берег будет высоким, а потом через какой-то горный хребет. Ира видимо тоже представляла полётное задание, и весьма тщательно всё проверяла, но затяжку петель седла всё же попросила проверить Сергея. Всё нормально, можно лететь.

Глава 7. Море и горы.
Потоптавшись напоследок на скале, икраны с наездниками плавно стали разгоняться над водой, и совершив разворот, словно никакого ко под водой быть не может, полетели набирать высоту прямо над островом. За лесом, который так уютно обставил произошедшую сцену любви, началась странная серая гора, тянущаяся вдоль острова ровным плавным хребтом, с очень точными и красивыми с прожилками склонами. Нельзя было не заметить упорядоченность и симметричность этого образования, и все с интересом разглядывали эту странную гору. Но гора вдруг пришла в движение, склоны начали сами собой расползаться и расти. Инстинктивно и икраны, и их наездники захотели убраться подальше от этого места и тут же заложив крен вправо рванули наутёк от ожившей горы. Та тяжело заухала, по ней прошли какие-то волны и довольно резко раскрылась. В небо медленно и величественно начал подниматься икки, разгоняя собой воздух в разные стороны. Вот незадача, оказывается, чудный пикник и отдых на острове происходил всего в нескольких сотнях метров от икки! И вот почему тут никаких ко поблизости не обнаружилось… Зато на месте улетевшей горы-икки обнаружилась небольшая горка немного парящей сероватой массы, судя по всему это испражнение гиганта. Он не имел клоаки – переварив пищу икки изрыгает экскременты тем же путём, что и принимает пищу… Да уж, если попасть под такое ковровое бомбометание где-нибудь, то шансов выжить не останется.
Потребовалось некоторое усилие, что бы после этого вернутся на курс. Перед путниками открывался дальний горизонт, на котором кроме одного одинокого острова далеко на запад не было ничего видно, а значит, надо набирать высоту и терпеливо и экономя силы лететь на север. Сергей чувствовал не только свою раненую спину, но и болезненные ощущения Роджера – грудные маховые мышцы его побаливали ещё после приводнения, а в некоторых положениях из крыльев тоже поступали болезненные сигналы. Видимо Роджер не хотел это показывать Сергею, но скрыть совсем не получалось. Пытаясь отвлечь Роджера от неприятных ощущений, он его спросил, что может означать сказанное на собрании «Свет нашего народа». Помедлив, Роджер ответил, что этот свет дан ему, и он и должен это знать, а икраны такой информацией не располагают. Но если он разберётся, то пусть обязательно ему расскажет что это такое. Сергей пообещал рассказать, и сосредоточился на полёте, стараясь объединить свои силы и внимание с мощью тела икрана.
Ветер, как назло, после некоторого затишья, начался встречный. Из экономии сил лететь приходилось «нырками», постоянно меняя высоту. Когда западный остров исчез из поля зрения за горизонтом, пришлось положить перед собой компас, чтобы не сбиться с курса, потому что солнце было сзади в облаках, и ориентиром быть не могло. Бегущие навстречу волны создавали иллюзию большей скорости полёта, чем она была на самом деле, и путники обоюдно старались на неё не смотреть, хотя здесь встретить ко можно вполне. От ко защищала приличная высота, но по мере продвижения и накопления усталости она имеет свойство теряться, и Роджер посчитал правильным силы экономить, зная, что впереди ещё горы, а там всегда полно сюрпризов и сложных маневров.
Но вот впереди горизонт выдавил тёмную полоску суши. Ветер стих, и лететь стало легче. Расчёты показывали, что до неё дотянуть без особых проблем удастся, и Роджер с Пушистиком позволили себе устроить игру в догонялки-перегонки на оставшейся части траектории до берега. Тот сначала приближался поразительно медленно. Роджер, зная, что он всё равно сильнее и быстрее Пушистика, играя, давал ему вырваться вперёд, изображая, что быстрее лететь не может, и когда тот радостно ложился в дрейф, Роджер без труда, как бы невзначай, обгонял его как стоячего. Иру видимо это игра не очень увлекала, ей больше нравилось чувствовать, как это делает икран. Сергей с интересом наблюдал за соревнованием, но потом попросил Роджера вобраться: стали видны детали берега, и это не сулило ничего простого.
Северный берег моря представлял собой высокую скальную стенку, избитую волнами и излизанную до дыр внизу. Сверху, были видны лишь острые пики гор, вплотную стоящих к воде и отвесной стеной сбрасывающими склоны в море. Судя по тому, что было не видно что за пиками, летели икраны явно ниже их. Встречный ветер, вылетающий и сваливающийся вниз, давил к воде, поэтому подъём обещал быть не простым. Икраны сразу прекратили играться, и начали проворно набирать высоту, но она как заколдованная не набиралась, а стена приближалась. Тут, словно назло, ветер снова поднялся, но уже юго-восточный, и море, немного колыхнувшись, погнало буруны в сторону берега, разбивая их о скалы с оглушительным грохотом. Соответственно появился боковой снос и уменьшилось время подлёта к берегу, но высоту набрать с этого всё равно не получалось – судя по брызгам потоки воздуха устремлялись влево вдоль скал. Сергей передал Ире, что бы она с икраном готовилась к сложным маневрам, и держалась позади него, что бы видеть, что делает Роджер и не повторять его ошибок, если они будут. Ира с Пушистиком тут же сделали перестроение.
Роджер предложил такой план, вместо предполагаемого Сергеем штурма в лоб отвесных скал: лечь дрейфом на прискальный поток, и потихоньку с ним подниматься вдоль берега, всё равно воздуху надо куда-то деваться и где-то поток должен их поднять над стеной и пиками. «А если стена не ровная, не расшибёмся?» - «Это тоже будет айки-до», - парировал неунывающий икран. Сергей понял, что сейчас он покувыркается.
Стена берега приблизилась настолько, что уже видны мелкие детали, а поперечного потока всё не было. Сергей занервничал, но Роджер упорно не менял плана. Наконец они почувствовали сначала усилившийся снос, а потом и поток, но он был почти вплотную к стене, и Роджеру пришлось выводить хвост вперёд и вправо, что бы быстро развернуть корпус, а Сергей, как в былые времена на перевале, сделал поворот крыльями с винтовой стабилизацией и сбросом маневра. Удалось проскочить почти впритык, и теперь ощетинившееся острыми камнями скала несётся в нескольких метрах справа от них. Крылья ставятся с пониженным углом вперёд, но в этот раз такое положение не ведёт к снижению, а наоборот, подпирающий воздух начал понемногу поднимать икрана и его наездника вверх. Но дорабатывать взмахами приходится всё равно, ветер не настолько силён, что бы удерживать такую массу одним напором.
Береговая скальная стена хоть и отвесная, но вовсе не ровная, как казалось издалека, в профиле она сильно изрыта провалами и выступами, которые постоянно проносятся в опасной близости не давая ни на секунду отвлечься от маневров пилотирования. Обойдя одно из таких вертикальных препятствий, Сергей с ужасом увидел, что прямо за ним здоровенный кусок скалы, вертикально отколовшийся от основной массы, полностью перегородил ему путь, оставив лишь небольшую щель между собой и скалой. Тут же перекрутив крылья винтом и пригнувшись, он с Роджером дал полный левый крен на все 90 градусов, и влетел в щель, которая оказалась довольно протяжённой и икран начал сваливаться в плоский штопор, но выйти из него уже не мог – мешали стены по сторонам. От потери высоты заложило уши. Но до воды всё равно ещё далеко, и выскочить из щели удалось раньше, чем рассмотреть что на ней плавает. Но высота потеряна, и Роджер, осознавая свою ошибку начал упорно набирать потерянную высоту сильными взмахами, а Сергей, отвлёкшись от пилотирования оглянулся назад – Ира с Пушистиком не появлялась. Только он начал беспокоится, как услышал радостное «Я тут!» и посмотрел вверх. Они в щель не полетели, держась дальше от стены, и теперь заходили далеко наверху. Сергей искренне порадовался, что они не сглупили, как он с Роджером.
Пока Сергей с Роджером снова набирали потерянную высоту, Ира с Пушистиком успела обогнуть широкий мыс и скрыться за ним. Роджер, уже осторожно используя потоки, всё таки поднялся, и завернув за мыс увидел другую пару которая делала довольно странный маневр с движением от стены.
- Что там?
- Там вход, - ответила Ира, - Лети сюда, сам всё поймёшь.
Роджеру стало любопытно. Икран Иры развернулся с забором вбок и вверх, и исчез за скалой. «Поднимемся заранее?» - «Давай» - Роджер стал усиленно набирать вверх. Долетев до скалы, стало действительно всё понятно – из большой расщелины в скале в море низвергался оглушительный водопад, брызги которого отлетали от него на большое расстояние. Набранная высота позволила сэкономить на манёвре облёта водяной пыли и сразу заходить в узкий каньон, прорезанный водой в скальной породе. Там стало видно Иру, поднимающуюся над пологим затяжным сплошным порогом, который представляла из себя низвергающаяся в море река. Роджер с Сергеем последовали за ней, медленно, но верно нагоняя, хотя такой задачи они себе не ставили.
Каньон долго шёл почти прямо, потом вывел на озеро, в которое стекалось множество рек и ручьёв. Отсюда открылся вид, от которого планы на этот перелёт пришлось немного скорректировать. Береговые скалы и пики отсюда даже не видны, где-то внизу, на высоте озера наклонная обширная равнина, упирающаяся в горный хребет впереди. С хребта все водные русла и текут, собираясь тут и сливаясь по каньону вниз. Равнина густо покрыта растительностью, грохота воды уже не слышно, зато из леса доносится какофония голосов его обитателей. Проблема в том, что и Пушистик, и Роджер здорово устали, хотя ещё хорошо держались на крыле, были потяжелее перелёты. Но если сейчас устроить отдых то потеря времени будет двойной – на сам отдых, потом тяжёлый подъём с перевалом, и собственно ещё отдых. И икраны, и люди, решили, что этот живописный уголок лучше сейчас пролететь мимо, и отдохнуть уже наверху, в горах, сэкономив время, но придётся напрячься. Попутный, почти, ветер способствует такому развитию событий, и икраны немедля поворачивают клювы в сторону хребта.
Равнина не просто наклонная, а хорошо наклонная, весь путь ощущался набор высоты, хотя он проходил в довольно комфортных условиях – при попутном ветре и восходящих потоках, что немало сэкономило сил и даже получилось что-то вроде отдыха после «штурма» береговой стены. «Странно, если в таком месте не живёт ни один из кланов» - подумал Сергей, и тут же спохватился, что этот ход мысли не совсем характерен для него. «Да, ты меняешься» - подтвердил Роджер, - «И это хорошо» - добавил он. Но куда, зачем, и в чём, не пояснил.
Хребет представлял собой горную цепь, состоящую и старых и пологих, но высоких гор. Поскольку подлетали с южной стороны, годе тёплое море, растительность буйствовала на достаточно больших высотах. Но вершины и перевалы было видно что безлесые, зато не представляли никакой технической сложности, если не считать набор высоты, для преодоления. По мере приближения становилось видно, какой перевал самый низкий из ближайших, что бы держать клюв в его сторону. Но даже при таком благоприятном сложении лётной обстановки, силы у икранов постепенно таяли, и надо было им помогать, что бы точно дотянуть.
Наконец под крылом закончилась фиолетово-жёлтая от цветов сельва, и пошли кусты да камни. Реки иссякли, оставив только тонкий блеск ручейков на усиливших крутизну склонах, и перевал раскинулся прямо по курсу. Икраны в разреженном воздухе как могли дорабатывали высоту, но становилось понятно, что на перевал сядут не сверху, впрочем, там решено отдохнуть, поэтому не важно как туда добираться. Роджер сильно оторвался от Пушистика вперёд, но всё равно на перевал влетел по горизонтали, и пробежавшись по ровному седлу перевала остановился. Сергей достал из рюкзака флягу, и спешился. В одном полотенце здесь прохладно, но терпимо, пока солнце светит, и найдя камешек поудобнее сел на него. Роджер тоже отошёл в сторонку, и поджав ноги сел так, как обычно икраны спят. Но спать не собирался. Пушистик немного не дотянул, и приземлился чуть ниже, после чего пешком поднялся к седлу перевала и сгрузил Иру.
Широкий и покатый склон перевала с севера не позволял рассмотреть толком, что за хребтом – видны только изрезанные глубокими каньонами плоскогорья. Где-то среди них и затерялась стоянка Си. Ира села рядом с Сергеем и отхлебнула из фляжки, хотя пить почему-то не хотелось.
Среди кольчатой травы, мха и камней люди заметили сероватые шарики, больше похожие на земные грибы-дождевики. И им обоим неведомо откуда пришла одна и та же мысль: они съедобны. Словно знали это всегда, но никогда не пробовали. Грибы-шарики покрывали весь перевал, но не плотно, что бы набрать их десяток, надо походить. Ира достала нож, и срезала один, который был прямо под её ногами, и откусила кусочек. Сергей внимательно на неё смотрел, и она скорчила кислую мину. Однако её мысли говорили ровно об обратном, и Сергей достав нож тоже стал отрезать себе ближайший серый шарик. Ира пожевав, выплюнула что-то, и от оставшегося у неё в руке шарика ножом стала аккуратно снимать тонкую, но плотную кожицу. Сергей сделал тоже самое, и откусил. На вкус неизвестный плод-гриб оказался похож на пересоленный сыр, но не сильно. У него пористая мякоть, которую надо разжёвывать. По обоюдному согласию Он с Ирой назвал это «сырным грибом», и решили ими тут же и подкрепится, пока икраны отдыхают. Икранам, к сожалению, тут перекусить совершенно не чем. Зато от сырных грибов появилась жажда, и сок, набранный ещё на острове во фляги, быстро закончился.
Спустя некоторое время икраны начали оживать – им хотелось побыстрее спустится вниз и закончить перелёт, нормально и сытно отдохнуть, видимо рыба-прыгун уже полностью переварилась. Ира встала и стала рассматривать горизонт из плоскогорий, где лес был только в ущельях т каньонах, и пытаясь понять, где там может прятаться клан Си.
- Серёг, смотри! – на показала куда-то вдаль и вниз. Там над краем очередного возвышения медленно плыли три точки, по всей видимости икраны. Что-то подсказывало, что это не спроста – если икраны охотятся стаей, то их больше и так спокойно не летают. А тут три. Надо посмотреть поближе, тем более всё равно по пути. Роджер с Пушистиком уже пришли в себя и были готовы начать спуск.
Быстро привязав рюкзак на место, Сергей и Ира заняли свои места в сёдлах. Икраны, сделав несколько прыжков, пустились в планирование по нисходящей вдоль склона. Скорость набиралась стремительно, и у наездников снова заложило уши. С этой стороны хребта оказалось мало растительности, но торчащие вверх камни добавили слаломного экстрима. Очки вдавились в лицо от набегающего воздуха, и пришлось пригнуться для обтекаемости. Икраны выровняли фронтовой крен, и стало возможным рассмотреть парящих над рекой внизу трёх икранов. У всех трёх было по наезднику, хвосты которых живописно тянулись дугой вверх, видимо выполняя роль дополнительного руля или флюгера. Небольшой маневр, и путники рванули прямо к ним, используя снижение на планировании и набранную при спуске скорость. По мере приближения стало видно, что это нави-охотники, видимо в самом процессе охоты. Удалось подлететь довольно близко, прежде чем те заметили, что они не одни тут в небе.
Но реакция их была резкой и неожиданной. Они сразу перестроилась так, что двое оказалось сзади, и зарядив в свои луки стрелы нацелили их на людей. Только после этого началось общение.
- Что вам здесь надо? Улетайте отсюда! Вы здесь чужие! – все эти мысли шли одновременно с некоторым удивлением от появления чужаков тут и сейчас.
- Вы из клана Си?
- Да, мы – воины-охотники Си, и требуем, чтобы вы убирались с нашей земли! – нацеленные луки говорили о серьёзности намерений, а агрессия, источаемая охотниками, дошла даже до икранов. Пушистик начал делать небольшие маневры, готовясь контратаковать или уйти из конвоя, а Роджер передал, что если надо, то он может договорится, видимо имея ввиду своих крылатых сородичей, и всё закончится мирной погоней с его и Пушистика победой. Но Сергей вынужден был ему ответить: «Нет, брат, нам некуда убегать, нам надо сейчас быть с ними, ты же знаешь…». Роджер молча согласился, а Сергей начал дипломатию:
- У нас для вас есть что-то очень важное, нам надо увидеть вашего вождя!
- Нам ничего не надо, и у нас всё есть, улетайте отсюда.
- Не улетим, можете стрелять, нам терять нечего. Но тогда и наш, и ваш клан погибнет.
- Кто вы? И что вам здесь надо?
- Мы… люди из клана Анг, охотники, перебростчики… - и Сергей вдруг понял, что раньше с понятием «воин» в этом мире не сталкивался, - И воины. А что надо, уже сказали.
Си убрали стрелы, и положили луки в специальное крепление на седле. Некоторое время помедлив, видимо командир группы, приказал:
- Следуйте за мной, люди-Анги…


Продолжение следует...
Я ТАМ был, и ждут меня назад. Но дел так много тут. Kerame, slä ke nìn
ИзображениеИзображение
1

#2
Пользователь офлайн   Bolo 

  • Автор темы
  • Вожак клана.
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 13 897
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • ГородMoskow
  • Время онлайн: 665 дн. 12 час. 7 мин. 10 сек.
Репутация: 6 859
Мудрец
Глава 8. Си.
Группа из пяти икранов двинулась вдоль русла реки, на восток, вниз по течению. Река текла вдоль хребта, отделяя его от плоскогорий. Но снижаться больше не пришлось, а наоборот, всё время постепенно подниматься, и когда свернули в один из северных притоков, Сергей подметил, что у него дежа-вю: словно он это уже всё когда-то видел. Но точно знал, что сейчас они поднимутся по притоку вглубь плоскогорья, потом перевалят через холм и там будет в низинке стоянка. Собственно, когда именно так и произошло, он не удивился. Стоянка Си довольно большая по площади, где-то ниже видно большое зонтоподобное сооружение, а на посадку надо заходить на отшибе, где из камней утеплённых изнутри шкурами вышла ещё группа вооружённых воинов, готовящих для прибывших эскорт. Приветствовать гостей никто не собирался.
Как только слезли с икранов, охотники и караульные Си, обступив гостей плотным кольцом, повели их к стоянке. Сергею было дико дискомфортно в таком непрезентабельном виде, но, судя по всему, здесь это мало кого интересовало. Мало того, чувствовалась враждебная напряжённость со стороны Си. Ни он, ни Ира не слышали их, словно те как-то защитились от прибывших. Его и Иру буквально пригнали в похожую на котлован мини-долинку, часть которой закрыта сверху сложной деревянной конструкцией с натянутыми поверх неё какими-то крупными листьями, или чем-то подобным. Судя по растительности поверх конструкции, стройка была очень давно. В середине из земли торчит огромный камень необычной и сложной формы, разрисованный какими-то непонятными знаками, а в углублении, среди мохнатых шкур их поджидал пожилой, но очень крепкий и на редкость высокий даже для нави вождь. Ребят едва ли не силком поставили перед ним, и тот с большой задержкой представился как Сиюнго. И сразу дал понять, что видеть здесь людей он вовсе не рад, и желает, чтобы они поскорее покинули клан. У Сергея некоторое время от всего этого мысли путались, но сознание возложенной задачи помогло упорядочить мысли и выдать вождю, а видимо кроме него никто особенно слушать гостей не хотел, следующее:
- Я прибыл сюда не из любопытства. Мы прошли сквозь бурю к вам потому, что многие кланы с другого побережья взывают к вам о помощи. И помощь та нужна не им, а всем нам. У нас есть для вас послание.
- Послание кланов – такого ещё не было, - слегка усмехнулся Сиюнго. – Но я вижу, что вы необычные люди. Так что же вы хотите передать?
Сергей взял за руку Иру, сказав ей «Ну, давай!..», и закрыв глаза, начали вспоминать и вытаскивать из сознания картинки: мёртвую неизвестную планету, покрытую иссыхающей зелёной слизью, фрагменты существ, растворяющихся в ней на склоне, икранов, таскающих дрова, погибших нави и людей, волоски слизи в воде и «плевки». Потом вспомнил сцены извержений, что бы дать понять, что собственно нужно. Сергей волновался – время уходит, а его не понимают. Но когда он открыл глаза, вокруг уже собрался наверно весь клан, по крайней мере, на стенках-склонах вокруг свободных мест почти не было. Но царило молчание. Сиюнго не смотрел на них, а куда-то в сторону.
- Вы, люди, знаете, что мать-планета даёт нам такие испытания для того, что бы мы…
- Мужали и крепли, развивались и были сильнее! Мы в курсе… – нагло перебил вождя Сергей, потому что эта надменность начала уже надоедать, но как положено в айки-до, надо использовать силу соперника против него самого, только перехватить инициативу, - Но сейчас настал момент большого испытания для нас всех, всех вместе взятых. Мы должны спасти не только себя, но и планету-мать…
- Нашу планету! – грубо поправил вождь.
- Вашу? А вам не странно, что тут перед вами стоят представители другого мира, которому может и вовсе ничего не грозит, а часть народа которого уже отдали свою жизнь за спасение вашего, и это же готовы сделать оставшиеся? - позади Сергея и Иры приземлились их икраны, и высоко подняв голову они растопырили плечи крыльев, а сами крылья при этом прижали к телу, открыв грудь, перед которой оказались их наездники. Что означает этот жест, Сергей узнал позже. Сам он уже не в состоянии говорить только мысленно, поэтому начал говорит вслух, по-русски. Сергей ощутил, что Роджер к нему подключился и помогает говорить. – Да, испытание! И планета-мать нуждается в помощи, в нашей с вами, и может спасти себя и нас, только объединив усилия!.. Иначе наш… не ваш, а наш мир погибнет. Вы можете решить что-то, или покорно растворитесь через недельку?
Пока он говорил, у Иры на глаза навернулись слёзы. В клане повисла тяжёлая тишина, видимо все переваривали полученную информацию. Вождь стал очень грустным. Его хвост скрёб землю позади него, а нави широко открыв глаза смотрели и на людей, и на их икранов. Потом начались крики. Нави выкидывали руку с открытой ладонью в сторону людей, выкрикивая «Ак!..», «Йох!..» и тому подобные звуки, но при этом было понятно, что они согласны с тем, что только что сказал Сергей. Постепенно всё это переросло в один сплошной гул, и различить отдельные мысли стало невозможно. Сергей, как и Ира, невольно вытянул вверх голову и расправил плечи, словно Роджер, и молча ждал, чем всё это закончится.
Всё закончил Сиюнго, резко подняв хвост и руки, все замолкли.
- Я вижу, у нас нет выбора, и нет даже времени. Мне стыдно за свои сомнения. – Тут его глаза стали совсем печальными, но пока Сергей не знал почему. – Вы первые люди, которые клан Си примет с почтением, пока он соберётся в путь.
Тут вождь дал команды своим сыновьям и ещё кому-то куда-то срочно лететь, и ещё какие-то неразборчивые распоряжения, отчего вся синеватая масса нави пришла в движение. Потом он слез с возвышения на камне, на которое успел забраться, пока говорил Сергей, и положил ему руку на грудь.
- Мы с вами, мы поможем. Но нам надо время, чтобы принести Части. Вы, люди, легче, и пару Частей понесёте вы. Я вам верю, и вы найдёте здесь всё, что вам нужно, - тут он видимо обратил внимание на странную одежду Сергея, - отдохните, пока есть время.
Оказалось, что клан отдыхает в странных палатко-образных сооружениях вне «котлована», между которыми множество разных очагов. Пока его и Иру угощали каким-то мясом необычного серебристого цвета и кореньями, по вкусу похожими больше на маринованный чилийский перец, одна женщина по имени Сиихи принесла ему одежду, разумеется навийскую, но её конструкция универсальна для любого размера, и показала как её крепить на теле и куда продевать тонкие кожаные ремешки, что бы было удобно пользоваться. Сергей, уже никого не стесняясь, после того, что было на острове, переоделся. Роджер, потоптался сначала рядом, но потом, увидев слетающихся сородичей, отправился к ним, он тоже нуждался в отдыхе и пище.
Разумеется, Сергей и Ира догадались, что некие «Части» и есть то, зачем летели. Но не удержались от расспросов. Частями оказались некие предметы, с помощью которых Си и творят свои чудеса. Однако для их бытовых нужд все они, а их четыре, не требовались, потому, как могли быть и опасны, и от греха подальше их раскидали по соседним кланам, которые на счастье оказались недалеко, и теперь гонцы отправились туда за ними, заодно рассказать о происшедшем и подключить их к общему делу.
- А почему все так резко нам поверили? – не удержался Сергей, помня прохладный приём вначале.
- Ваши икраны показали нам ваш свет. – кротко ответила Сиихи, уже собравшись уходить. Но такой ответ вызвал ещё больше вызвал вопросов, как и что показали икраны, и что за свет такой?
- Вы странные существа… - ответила Сиихи, - Можете взять то, о чём не имеете никакого понятия и воспользоваться этим!.. Наш клан издревле известен умением влиять на стихии, поэтому к нам постоянно лезут отовсюду за помощью для своих и чужих нужд. И мы будем всегда гнать отсюда чужаков. Но ваши икраны нам помешали, они показали щит жизни и мы…
- Что это такое, «щит жизни»?
- Это когда икран готов защищать своего наездника ценой своей жизни, - недовольно вздохнув нахмурилась навийская женщина, и поняв, что быстро от гостей не отделаться, скрестив ноги и подняв хвост, села перед ними. – Икран тогда встаёт позади своего наездника и делает вот так, - она упёрла руки в бока и моргнула своими красивыми большими глазами, – И это бывает очень редко, икраны очень свободолюбивы.
Ира переглянулась с Сергеем. Этого они не знали.
- А когда два икрана делают так, да ещё с чужаками – это очень странно, и нам пришлось вас увидеть. И мы увидели ваш свет.
- И какой он, наш свет?.. – вкрадчиво продолжает расспрос Сергей.
- Обычный. Хороший свет, только такой свет у людей не бывает, только у нави. Если видеть только свет, можно было бы решить, что вы тоже нави. Тогда мы поняли, что вы не совсем люди, или совсем необычные люди.
- А этот свет… он у кого ещё?
- Свет есть у всех живых существ, странно, что вы это не знаете. – Тут женщина совсем нахмурилась, и быстро ушла.
Некоторое время к ним через щель в занавеси на входе в палатку постоянно подглядывали дети, словно хотели посмотреть на диковинных зверушек, и это забавляло. Но Сергей не преставал нервничать – в любой момент слизь доберётся до воды, и тогда может быть уже поздно. Но без «Частей» всё равно лететь назад нет смысла, и они вдвоём с Ирой не сговариваясь, решили подремать.
Но долго отдыхать не получилось – только расслабились, как в палатку заглянул суровый воин Си, и сказал, что людям надо идти, их ждут. Оказалось, что это один из сыновей вождя, он прилетел с одной из частей, а его отец, пока люди отдыхали, говорил с духом матери-планеты, и тот ему сообщил, что сейчас можно нарушить некоторые табу. Но для этого нужны Ира с Сергеем.
На горизонте уже забрезжил медлительный закат. Закачивался всего лишь первый день в этом мире, но казалось, что прошла целая жизнь.
Ничего не понимающих людей привели снова к котловану с диван-камнем, около которого появились ещё три булыжника и какая-то штука в форме ноздреватой таблетки. Вокруг собирались нави, но уже не беспорядочно, как в прошлый раз, а ровными рядами, что было похоже на «мозговой штурм» на собрании. Но настрой совсем иной. Над таблеткой возился вождь, сосредоточенно капая и втирая что-то в её ноздри. Закончив, Сиюнго взял здоровенный посох, и поднял его над собой. Тут же открылся ход его мысли:
- Наш мир в опасности, и нам надо лететь на другой край, что бы спасти его. Сейчас мы вызовем дух ветров, что бы он донёс нас туда, где нужна наша помощь!
Нави как по команде, стали браться за руки, и несмотря не некоторое недружелюбное отношение, которое всё ещё ощущалось, они без колебаний образовали кольца с руками людей. Сиюнго опустил посох, и началось коллективное камлание. Тут Сергей уже почти без удивления понял, что знает, что делать. Надо было просто очень хотеть того, о чём сказал вождь, чувствовать силу ветра и направлять это чувство в нужную сторону, просто верить, что это будет так, и никак иначе, больше ничего. Одно важно, что бы холодный ветер с севера не дошёл до места со слизью, иначе дождя не избежать, и ограничить морем у побережья. Сам не заметив, как погрузился в подобие транса, и гудел глоткой как и весь воинственный клан Си. Когда из мрака перед мысленным взором выплыл знакомый берег, под вой ветра в спину, он понял, что так тому и быть.
Нави сидели спокойно, посереди поляны горит большой костёр, освещая всё вокруг. Уже темнеет, все ждут, когда поднимется вызванный попутный ветер. Многие с интересом изучают людей, всё время задавая странные вопросы. Например, один из них застал Сергея врасплох – раз ты воин, какое испытание воина прошёл? Это спрашивал другой воин-нави по имени Сихпи. Сергей ответил, что воин – это призвание, и если ты воин, то ты это и без испытания можешь доказать. Видимо в клане это испытание было не простым, и ответ Сергея вызвал волну неприятных сравнений среди собравшихся. Сихпи скорчил надменную гримасу, и объявил, что человек должен доказать это. Это был прямой вызов, и несмотря на полусонное состояние и накопившуюся усталость, на него надо отвечать. Назвался груздем – полезай в корзину… «Не надо…» - попыталась остановить его Ира, но Сергей ответил, что это дело чести.
Нави знали что делать. Они собрались кругом около костра, в центре которого уже поджидал Сергея Сихпи, держа свой здоровенный нож в руке. Ире было ничего не видно за высокими фигурами нави, но кто-то поднял её и как ребёнка посадил на шею. Сергей посмотрел на «противника» - три с лишним метра ростом, развитая мускулатура, и нож, больше похожий на небольшой меч для человека. Сихпи, готовясь к схватке уже предвкушал победу, и его мысль «Ну, малявка, сейчас ты узнаешь, что значит быть воином» - дополняла общий антураж. «Чем больше шкаф, тем громче падает!» - ответил ему Сергей и… убрал свой нож назад в ножны, встав в стойку. Позади толпы собравшихся, среди голов икранов, Сергей рассмотрел Роджера, который ему совсем по-человечески подмигнул – он-то точно знал, что сейчас будет.
Сихпи слегка присел, и со страшным лицом ринулся к Сергею, выставив вперёд нож. Сергей даже успел удивится простоте и наивности воина Си, прежде чем спокойно, не сходя с места, отвёл лезвие за кисть слегка в сторону, и ухватившись за него, прошёл между рукой и корпусом Сихпи, доворачивая кисть за собой. Пока тот тормозил, Сергей успел развернуться заломав длинную конечность, дотянуться до локтя, который он потянул вниз и вперёд, а кисть вверх и назад соответственно. Скелет Нави по общей идеологии строения не сильно отличается от человеческого, поэтому ноги воина сами собой оторвались от земли, и описав в воздухе большую дугу, тело спиной гулко шлёпнулось к ногам Сергея, который уже держал в руке освободившийся нож Сихпи. Тот даже не успел понять как это произошло, а Сергей обозначив удар ножом, отдал его дерзкому нави-воину, после чего, машинально, по привычке выточенной за множество тренировок, отвесил противнику традиционный поклон, со взглядом тому в глаза.
То, что произошло сразу после этого, изменило представление Сергея сразу о двух вещах. В этой восточной традиции с поклоном оказалась заложено больше силы и смысла, чем он думал ранее. Видимо волна какого-то особого настроя и уважения к противнику настолько сильна и показательна, что стоящие вокруг синие хвостачи не удержались и повторили это движение в знак уважения, а Ира вскрикнув свалилась у кого-то через голову. Сихпи уже встал, и отряхнувшись тоже сделал поклон, потом подойдя к Сергею положил ему на грудь свою руку: «Я тебя вижу, брат…» Тут Сергей сделал второе открытие: вся эта воинственность Си – напускная, и вызвана постоянными просьбами помочь к гордому клану, которому когда требуется помощь, никто пока не помогал. Они сами не просили, но понимания видимо не встречали, а способность управлять силами стихий наверняка пользовалась популярностью у соседей. Вот они и «держат оборону…»
Начала сгущаться ночь, когда огонь костра заметался, разбрызгивая искры на собравшихся, а потом вытянулся, злобно треща в сторону юга. Итак, пришёл ветер, и начал набирать силу, а значит, надо снова лететь, только теперь в темноте. Тряся головой что бы разогнать сон, Сергей направился к Роджеру, серьёзно опасаясь, что если тот тоже в таком состоянии, то полёт может закончится плачевно. Ира тоже бодростью не блистала, но старалась не подавать виду. Да куда уж тут… Все мысли на ладони.

Глава 9. Попутный ветер
Но Роджер оказался полон сил и оптимизма. В отличие от ходящих на ногах, летающие на крыльях приняли собрата «со всеми почестями», а его рассказы о приключениях стали гвоздём программы. Он хорошо отдохнул и подкрепился благодаря своим новым друзьям, обитающих около клана Си. Но надо снова лететь, и Роджер просил Сергея хоть немного собраться. На Роджера надо было ещё, кроме прочего, погрузить большой и тяжёлый чёрный булыжник, который являлся одной из тех самых «Частей». Ещё один – достался Ире, ноздреватая же таблетка, видимо самая главная, будет у вождя Сиюнго, и ещё один булыжник оказался у дерзкого Сихпи – так вождь оценил его порыв бороться с заведомо меньшим по размеру противником, каким считается человек, и что бы усмирить его излишний пыл. Еды с собой почти не взяли, чтобы не грузить икранов. Нави пообещали поделится припасами, если что, но фляги водой заполнили всё равно.
Ветер явно прибавлял, от котлована начали исходить жалобные скрипа деревянной крыши, начавшей испытывать невиданные ранее ветровые нагрузки, но что там происходило уже не видно в темноте. Судя по сборам, лететь собирался едва ли не весь клан, во всяком случае, такого столпотворения икранов и наездников Сергей ещё не видел. Ему с Ирой отведена роль проводников и ведущих, потому как кроме них тут больше не было «наездников бури», да и дорогу к слизи они знали лучше всего. Кто-то подошёл к Сергею, и дал ему небольшоё светящийся цветок, Сергей автоматически его взял, но что с ним делать не знал. Посмотрев вокруг, он увидел, что такие цветки у всех наездников, а у кого нет – ждут их. Те, что уже получили прицепляют его на спине – это ночной маяк, чтобы видеть в темноте кто где находится, полёт-то ночной…
Сборы сборами, но все ждут именно его и Иру, когда они полетят, и Роджер, величественно и гордо взмыл ввысь, навстречу зажигающимся на небе звёздам. Пушистик держался рядом, а позади начала выстраиваться бесконечная армада крылатых Си, и от шума крыльев спасал только ветер, уже неистово дующий в сторону хребта. Сквозь этот шум донёсся страшный скрежет ломающейся крыши стоянки – такой напор она выдержать уже не могла, но на это уже никто не обращал внимание. Сергей испытывал двойное чувство – гордости, что поднимает за собой такую большую эскадру, и некоторой боязни, что завалит дело, уснув на ходу.
Но поднимаясь в небо, он рассмотрел очертания хребта, и наметив место где перевалить, направил туда Роджера. Тот в свою очередь, уже как опытный путешественник и дальне магистральный перевозчик, старался набирать высоту с максимальной экономией сил, что бы всегда иметь в запасе хоть пару десятков взмахов на излёте. Попутный ветер всё больше становился похож на ураган, и армаду икранов буквально внесло на хребет, откуда совершенно не прилагая усилий вереница со светящимися цветками устремилась над засветившимся лесом, по границе которого угадывалась береговая стена. Высоту конечно с хребта старались не сбивать, но когда вышли над морем, ориентиров не осталось – только звёзды, и тьма внизу.
Борясь со сном, Сергей пытался понять, с какой скоростью летит, что бы примерно вычислить время прибытия, но у него ничего не получалось. Икран Иры летел совсем рядом, слева, и Сергей спросил что она думает по этому поводу. Ира видимо обдумывала, но ничего услышать не удалось. Сергей подождал ещё, и не услышав ответа, подрулил поближе и тогда увидел, что Ира, обняв свой рюкзак на шее Пушистика, уткнулась в него лицом, и просто мирно спит. Пушистик внимательно посмотрел на Сергея, как бы дав понять, что будет лучше, чтобы всё так и оставалось.
«Как курс?» - спросил Роджер, когда полёт стабилизировался, и ему надо было только немного дожимать крыльями для коррекции высоты и выравнивания горизонта. Сергей достал из рюкзака фонарь, и посветил на компас. Синяя стрелка уперлась ему в грудь. «Кур-рс нор-рмальн-но…», - Сергей чувствовал, что глаза закрываются сам собой. «Поспи брат, я справлюсь, тут совсем не сложно» - Роджер понимал, что его наездник готов отключиться и без его напутствия. И Сергей, Наездник бури клана Анг, проводник и ведущий по урагану целый клан, обняв покрепче шею и отодвинувшись в седле назад, положил под голову свой рюкзак, и уснул. А клан Си, почти весь находящийся со своими икранами в воздухе над неприветливым морем в ночи, сам того не подозревая, летел ведомый в неизвестность парой малознакомых чужих икранов…
… Сергей смотрит в глаза Иры. Большие жёлтые навийские глаза. Она моргнула синими веками и хихикнула, отбежав в сторону по фиолетовой травке поляны, грациозно перебирая тонкими навийскими нонами, и игриво подняла хвост. Сергей улыбнулся, и сделал шаг за ней. Большой шаг, трава очень мелкая, но легко видны даже мельчайшие волокна, из которых она состоит. Но посмотрел вниз, и увидел свои синие ноги, покрутил перед собой большие навийские ладони. Ира отбежала дальше и обернулась: её хвост буквально вилял, заставляя колыхаться юбку. Удивительно, как всё ярко и чётко видно! От малейших складок и потёртостей её юбки, до росинок воды в пушке на кончике хвоста… Сергей побежал к ней, но она ловко перепрыгнув куст, схватила ветку сверху и скрылась в прыжке где-то в лесу. Сергей побежал туда, но там её не было. Он напряг слух: вращая ушами во все стороны засёк знакомое биение сердца за широким стволом мясолиста. Рядом поспели укри, и взяв с земли обломок сухой ветки он бросает его в крайние листы куста. Из созревших листьев вылетают очередью семена, и попадают в Иру за мясолистом, та вскрикивает, и выскочив из а укрытия бросает в него несколько штук, после чего пускается наутёк. Смеётся и бежит, Сергей за ней. Она ловко перепрыгивает стволы упавших деревьев и заросшие камни, активно балансируя хвостом. Сергею хвост тоже помогает прыгать со ствола на ствол, постепенно догоняя девушку, но та схватила свисающую лиану и улетела на ней куда-то вперёд на свет. Там река, и она плывёт в ней. Сергей прыгнул, и вытянувшись весь, до кончика хвоста, нырнул в воду, чтобы подплыть к ней побыстрее, грести пригодится и руками, и ногами, и рулить хвостом, но в воде им шевелить довольно трудно. Ира доплыла до дрейфующего бревна и обхватив его руками дунула себе в лицо, чтобы отлепить прилипшие к нему волосы. Сергей схватил бревно, и подтянул его к себе своими длинными синими руками. Бревно оказалось тёплым и чешуйчатым, и почему-то всё время мерно двигалось. Неожиданно Сергей проснулся, и понял, что у него в руках шея Роджера, а он всё ещё человек. Однако не удержался и посмотрел себе за спину – хвоста нет, странно… уши не шевелятся… Жаль…
«Выспался?» - Роджер всё также мерно и тихо несётся в ураганном потоке, ведя за собой армаду Си сквозь темноту. «Ты это… не говори никому, ладно?» - «Сам не проболтайся!» весело ответил икран.
Но больше всего интересовало, где всё-таки находится эта эскадра. Сергей быстро сверил компас – летим, как и прежде, на юг. Свечения берега – не видно. Стало быть, море не кончилось, но вот не проспал ли он острова? Ведь запросто… Интересно, а ночью икки охотится? Впрочем, не важно, таким ветром его унесёт в такое далёкое далёко, что сам чёрт не сыщет, так что икки отменяется. Эта мысль очень понравилась Роджеру. А вот что если высота упадёт, а не заметим и достанет ко – не очень. И икран начал плавно выгребать к верху, так на всякий случай. Сергей оглянулся: за ним огоньки Си, словно звёздная мантия, начали подниматься вверх. Тут ему показалось, что он видит не только огоньки, но и их обладателей.
Ира тоже проснулась, и невозмутимо восседала на Пушистике. «Где мы, далеко ещё?» - спросила она. «Не знаю, - честно ответил Сергей, - А ты острова не видела?» - «Я видела сон!» - «Какой?» - «Странный такой, по лесу бегала…» - «А я в тебя укри не пулял?» - тут Ира испугалась. От неё передалось крайнее удивление: «А ты реку видел?» - «И тебя на бревне…» - «Серёг, мы же там были… ну ты понимаешь… это точно был сон?» - «Не знаю Ир, не знаю…» Ира замолчала, и Сергей тоже. «Вот и проговорился!» - съехидничал Роджер. «Надеюсь, Си этого не слышали…»
Но проблема с позиционированием осталась. Вверху – звёзды, сзади – почти весь клан Си на икранах, впереди – темнота, внизу море. «Попробуй представить, а не вычислить» - дал совет Роджер, и Сергей понял, что по-другому всё равно не получится. Как это делать он не знал, но снова закрыл глаза и попытался увидеть себя со стороны, сверху. Оказалось не сложно. Так, уменьшим масштаб, ещё, ещё… а вот и остров… его он проспал, и сейчас летит над морем за ним. Масштаб… А вот и берег. Вот хребет и болота, сопки со слизью, назад.. о как! Оказывается, курс хоть и на юг, но берег немного другой – буря их выкидывала по кривой, сильно сместив на запад, и теперь они идут западнее цели. Это не страшно, на берегом можно и повернуть будет. Но до берега всё равно ещё очень далеко.
Сергей открыл глаза. Впереди, где звёздный небосвод прячется за тьму моря, появилось что-то мутное и тёмное, разобрать очень трудно. Зато стали различимы волны где-то внизу – из-за сильного, ураганного ветра, который сейчас несёт его и клан Си, на море настоящий шторм, и раз волны видны с такой высоты – они видимо просто гигантские. Раз так далеко, то можно немного расслабится, быстрее всё равно не получится, и Сергей, сообщив Ире местоположение, предпочёл сосредоточится на работе крыльев Роджера, хотя тот и так неплохо справлялся. Просто насладится полётом.
Прошло не мало времени, прежде чем мутная мгла впереди приблизилась на столько, что стала различима. Сергей немного удивился, как много он видит в почти кромешной тьме, которая прошлый раз ему напомнила открытый космос. Да, нет цветов и мелких и даже средних деталей, но контуры объектов и предметов вполне различимы, расстояние и глубину объектов определить можно. Перед ним уже во весь горизонт раскинулся дождевой фронт. Низко летящие, толстые, ворошащиеся сплошные облака, под которыми во тьму тихо льётся дождь. Возможно это те дожди, которые отшаманивают от слизи, а может холодный ветер, на котором он летит, сконденсировал его из влаги тёплого воздуха с побережья. И ветер, как назло, начал ослабевать, видимо он свою функцию уже выполнил.
Дождевой фронт заметили и Си, и забеспокоились. Вождь сказал Сергею, что бы тот шёл под облаками. Сергей показал ему, что такое ко из своих воспоминаний, но тот ответил, что раз он справился, то и Си смогут. Над облаками лететь понятно никто не хотел – там холодно, и большое разряжение, как в горах, но в прицепе это было возможно – облака висят низко. Но эта идея ни ему, ни Ире понравилась. В конце концов, Сиюнго напомнил, что вождь клана всё же он, и решать может он. «Как скажешь, вождь, но пусть клан будет начеку, это очень опасно!»
И как только облака приблизились, эскадра начала снижаться и заходить вниз. Там было темно и сыро, дождь шёл мелкий и противный, как поздней осенью, зато тёплый. Сергей заметил, что особого дискомфорта он ему не доставляет, только очки надо постоянно вытирать. Зато вниз надо смотреть в оба, Сергей не знал, может ли ко напасть ночью да ещё в дождь, но раз он что-то видит тут, то почему ко не будет? И чем ему дождь может быть помехой? Роджер тоже понимал опасность, и стараясь побыстрее уйти из опасного положения, поэтому прибавил ходу. Но долгое время они просто мокли от ударов летящих навстречу капель под мерный шум волн беда, как водится, пришла внезапно.
Всё что успел заметить Сергей, это то, что что-то тёмное метнулось под ним, и в следующий миг он почувствовал ужас и услышал крики. Тут же крен, разворот почти на месте, Ира рядом, с ней порядок, а вот с кем-то из Си приключилась большая беда: Ко, не такой большой, что гонялся за ним когда-то, но тоже не детёныш, уже захватил икрана вместе с тем, кто на нём. Разбираться, кто там и что некогда, Сергей тут же «кричит» всем, а здесь очень много икранов и нави, чтобы не давали ко уйти под воду, икранам – держать эту колбасу сколько можно! Тело ко было мгновенно облеплено икранами, вцепившимися клювами в шкуру монстра, и изо всех сил не дающими ему упасть в воду, а в пасти видно, как бьется икран и его наездник, не давая ей сомкнуться. Ира и Сергей не раздумывая направляются туда, причём Пушистик, подлетев первым, хватает своими лапами нави, и как котёнка оттуда выдёргивает, но удерживать его не просто и отлетает в сторону. Кружащиеся рядом воины осыпают голову ко стрелами, но тот медленно и спокойно сжимает три своих челюсти. Роджер бросается в атаку спасать сородича, и буквально выкусывает один глаз у ко. Тот начинает мотать головой в стороны, но добычу не отпускает. Когда Роджер перестраивается для захода с другой стороны, а задом икраны не летают, поэтому нужен разворот, слышится жуткий хруст – челюсти гиганта сломали кости икрана, и его уже не спасти… Икраны Си отпускают уже ненужное туловище ко, а Роджер спешит к Пушистику, точнее под него – там, в лапах, до сих под болтается нави, оставшийся без икрана, нервно дёргая своим хвостом вверх-вниз. Роджер ловко заходит ниже, и Пушистик тут же отпускает ношу. Нави плюхается позади Сергея прямо на его рюкзак и камень-«Часть», и хватается за Сергея, едва не выбив его из седла, но Роджер вовремя сделал наклон вбок, и никто не свалился.
Строй выровнен, все снова перестроились в лётный порядок, но теперь молча, тяжело переваривая утрату, набрали высоту до самого облака и покорно летят за Сергеем. Он чувствует, что Сиюнго понимает, что гибель икрана на его совести, но что-то говорить по этому поводу он как вождь позволить себе не может. И не надо, и так всё понятно. Именно поэтому тогда в клане он не хотел куда-то лететь и хмурился: предчувствовал потери. Позади Сергея теперь сидит нави, которого зовут Симук, и ему очень плохо. Он не может поверить, что у него больше нет икрана, и Сергею стоит не мало усилий его успокоить, А Роджер, с двойной нагрузкой, сообщает, что долететь сможет, но не так быстро как без пассажира.
Дождь кончился у самого берега, свечение которого удалось разглядеть, когда уже он был совсем близко. Сергей поворачивает на восток, и немного забирая вглубь суши, ведёт поредевшую на одного икрана армаду к горам и болотам. Как только кончилась облачность, стало видно что уже начинается рассвет. Прямо по курсу, из-за гористого неровного горизонта, стали выбиваться лучи светила, переливаясь всеми цветами радуги. Зрелище настолько восхитительное, что на какой-то миг Сергей им залюбовался настолько, что забыл, где он и что делает. Роджер, который уже порядком устал, не стал его отвлекать, а Симук сидел тихо, изредка проводя рукой по лицу. Так он пытался незаметно вытирать наворачивающиеся слёзы, пока их никто видел. Наконец среди подсвеченных бьющим прямо в глаза восходом горных горизонтов, появился знакомый профиль. Это радовало, и Роджер даже немного прибавил скорости, что бы побыстрее туда добраться. За ним уже знакомые болотистые равнины и долгожданные сопки, где их ждут друзья.


Глава 10. Друзья
Перевалив через невысокий хребет, и увидев заболоченную рекой равнину, у Сергея отлегло от сердца – катастрофе ещё не случилось, и он позвал Сиюнго. Вопрос был один – куда летим – сразу к жерлу вулкана или в лагерь? Сиюнго ответил, что им предстоит совершить 2 обряда, и только второй, главный, будет в кратере, если он об этом. Поблагодарив вождя, Сергей настроился увидеть старых друзей, которые наверняка с нетерпением ждут его возвращения…
Вождь клана Оттов, по имени Оттио, не был сильным видящим, как остальные вожди. Но его уважали и ценили далеко за пределами клана. В местах, где обитает его народ, равнины и болота, но жизнь спокойной и размеренной никогда не была: то налёты болотных жалильщиков, то разлив, то сушь… Про таких как он говорили: «Вождь по матери» - имея ввиду не женщину, которая его родила, а планету-мать. Его отличала от всех одна черта – он умел быстро и точно оценивать ситуацию и принимать верные решения, давать чёткие команды. На его счету немало спасённых таким образом жизней нави не только его клана. Оттио стоял дежурным по прилётам, хотя это была не его смена – вожди других кланов попросили его об этом, потому что именно в эту смену должно что-то случиться – или хорошее, или плохое, и это надо встретить достойно.
Но даже Оттио почувствовал, что что-то происходит. Было не понятно что, но это общее чувство прокатилось волной по лагерю кланов, выкидывая спящих из гамаков, заставляя на время остановится тех, кто что-то делал. Нави стали навострять уши и крутить головами по сторонам, пытаясь понять, что же происходит такого в этот рассветный час.
- Так, мужики, подъём, - Толя, как и все, проснулся неожиданно, но только он понял, чем это вызвано. Смена была тяжёлой, и все спали как убитые, а Николай-Спортцмен вообще ещё с «дров» не вернулся. – Серёга возвращается, и похоже… не один…
Сон смело. Люди спешно стали цеплять на себя снятые на ночь ножи, без которых они уже привыкли тут не делать ни шагу, и присоединились к общему оживлению в лагере, которое пошло в сторону ВПП.
Оттио уже понял, что должно произойти, но в отличие от всех не всматривался в тёмный горизонт на западе, ему надо срочно решать серьёзную проблему – такую армаду икранов посадить на небольшой и узкой площадке он сам ещё не представлял как возможно. Но нужные решения уже сами сформулировались в команды:
- Так! Всем икранам под посадку - немедленно на посадку! Группа разгрузки, чего встали? Эй там… немедленно расчистить низ площадки! Это чьё? – он показал на лежащие неподалёку грузы с доставленным продовольствием и водой, - Живо убрать! Две халабуды в верху – разобрать срочно! Кто на взлёте – в воздух, всем свободным икранам, наездники, командуйте свалить куда угодно!..
От его команд на поляне началось бурное движение, нужно было освободить много места для посадки неведомого количества прилетающих одновременно. Халабудами он назвал укрытия для дежурной смены, и теперь понимал, что они будут только мешаться. Те же, кто просто вышел на шум призванный общим смятением, всё также всматривались в западный горизонт, отрезанный невысоким, но загораживающим обзор валом-горой.
И вот, борясь с восходящим солнцем, из-за далёкого валуна, показалась первая точка-икран, тут же другая, за ними ещё десяток, и ещё полсотни, и вот горизонт заполнился икранами так, что от них зарябило. Словно туча, они стали надвигаться на лагерь. Оттио попытался мысленно достать того, кто ведущий этой армады, и не смог понять, человек там или нави, но план посадок довёл точно.
- Не толпимся на площадке! Освободить место! Команда разгрузки - в готовность! – команды Оттио давал без всякого напряжения, в такие моменты он даже не думал, что командует, он так общался. И все ему подчинялись, не задавая вопросов, и без малейшего сомнения в правильности действий – он всё-таки вождь, и хоть не самый лучший видящий, но тоже что-то видит. Команда разгрузки за время работы в лагере уже выработала определённый стиль работы – чтобы не быть сбитыми воздухом при посадке икрана, они вставали на четвереньки головой к икрану, вытянув хвост и прижав уши. Как только «касание» - срываться как спринтеры с места, и быстро освобождать от груза крылатых помощников, чтобы те смогли как можно быстрее освободить место для следующего сородича.
Люди столпились в самом низу расчищенной площадки, именно там ожидая посадку Сергея с Ирой. У них для него заготовлен небольшой сюрприз: за время его отсутствия Роман с Итарру успели слетать до перехода на острове и встретить Николая с Аней. Да и курьёз, связанный с этим, наверняка понравится «Наездникам бури».
Сергей сверху рассматривал лагерь, больше похожий на разворошенный муравейник, готовясь зайти на посадку. Команды с земли, полученные от неизвестного, но очень энергичного «диспетчера» он разобрал, и сейчас, насколько возможно это делать мысленно, кричал всем летящим за ним Си:
- Первое звено к посадке 50 клювов, заходим с северо-востока разряжение в два корпуса – приготовится! Второй эшелон – левое крыло, разряжение не больше корпуса - по готовности! Третий эшелон – правое крыло, готовность по очистке площадки от второго эшелона!..
Си, которые впервые в жизни забрались так далеко от родных мест, подчинялись беспрекословно, включая своего вождя. Да и история над морем их научила полностью доверять этому странному человеку, который их сюда притащил. То, что происходило для них и так было из разряда фантастики, особенно Си удивил фон, исходящий от обитателей внизу – не то что агрессия, их тут ждали как символ надежды на спасение, и с таким чувством братской любви, которое они не всегда в своём клане встречали. Сделав небольшое перестроение, оделив полсотни первых, и среди которых самые важные, икранов в первый эшелон, разбившись на два остальные, все кто оказался в правом крыле, приготовились уйти на второй круг. А Левое крыло, уменьшив скорость, дала отойти на дистанцию первой группе.
Пока Сергей делал заход на посадку с первым эшелоном, он смог рассмотреть фронт и слизь. Слизь увеличилась почти в два раза, значительно расширив фронт, однако огня на фронте было больше, чем в прошлый раз. Осторожно, стараясь не попасть в зону поражения «плевками» Сергей повёл эшелон на снижение к площадке, сбавляя с Роджером скорость по возможности, но с дополнительным пассажиром это было не просто, Роджеру приходилось напрягаться вдвое больше даже для торможения. Сергей рассмотрел внизу фигурки людей, выделявшихся на фиолетово-синем фоне, и дал снижение.
Эшелон сел почти разом. Воздушный удар от сотни крыльев сложил и снёс два ближайших вигвама. Спринтеры разгрузчики уже готовы принять ценный груз – «Части». Всё быстро, споро, аж дух захватывает. Ловко прыгнув вслед за пассажиром-нави, Сергей первым делом посмотрел на Иру, она уже на земле, и машет руками как крыльями, пытаясь побороть возбуждение. А вот и люди…
- Вот чёрт! Я чуть не забыл, как говорить словами! – спохватился Сергей, когда понял, как давно он не пользовался своим языком.
- А мне каково? – ответил тут же Толя, раскрывая руки для объятий.
- Эй, телепаты хреновы, может снизойдёте до людей, и скажете чего вслух? – Николай, которого Сергей не ожидал увидеть здесь, вышел вперёд из-за спины Романа. – О, да ты я смотрю прикид поменял…
Про навийский прикид Сергей уже вообще забыл. Он так сросся с навийской одеждой, что уже перестал воспринимать её как что-то особенное, привык. А вот его друзья удивлены.
- Ну, так получилось…
- Липучка?
- Она… Её неправильно назвали. Это скорее «стриптиз-реактор», а не «рыба-липучка», - ребята обнялись кучей, словно не виделись целую вечность, - Не могу поверить, что я это сделал! – имея ввиду выполненную миссию, сказал не без труда голосом Сергей.Изображение
Итарру
Но тут же засёк странную мысль, исходящую от девушки-нави, стоящую рядом с Романом, он её раньше мельком видел в клане Ита, и с трудом вспомнил имя – Итарру. Она сказала Роману, что с ним, с Сергеем и Ирой, что-то не так, но что разобрать не смог. Но Роман от этого несколько напрягся, и старался не подавать виду, улыбаясь, как ни в чём не бывало. Аня с Ирой обменялись приветами, но одного взгляда Сергея на Иру было достаточно, чтобы Толя уловил значительно большую связь между ними чем дружбу… Но тоже не подал виду.
Как только Роджер и другие икраны разгрузились, тут же бегом, не взлетая, двинулись вниз к стоянкам, а на посадку пошёл второй эшелон, и людям пришлось вместе с нави пригнувшись отойти вглубь поляны.
- А где Спртсмен?
- С Рональдом закорешился, - ответил Борода, - На «дровах» что-то застряли… как они друг друга понимают – загадка.
- Весело у вас тут… - тут все ещё раз пригнулись, от ударной волны приземлившихся около сотни икранов одновременно. – Потери есть?
- Есть… На войне как на войне. Так что, реально вулкан будить будите?
Сергей слегка опешил. Спросивший его Борода обращался к нему не как к человеку, а как к нави, что было несколько странно.
- Будем, уверенно ответил он. Но как – только догадываюсь.
- Когда начнёте? – этот вопрос был уже коллективным, разве только Роман с Ирарру знали ответ.
- Как все соберутся, так сразу.
Мимо пронёсся плотный табун разгрузившихся икранов, некоторые стали уходить в воздух. Освобождалась площадка для третьего эшелона. Играны, уставшие и голодные, судя по всему задумали пока наездники тут заняты, устроить акцию массового террора на болотах внизу, и небольшими организованными группами, не зависимо от принадлежности к гнёздам, выставляли пикеты и загонные группы в доступных для охоты местах.
Си, оказавшись на незнакомой земле, держались кучно, неподалёку от ВПП, явно выделяясь ненужными тут луками со стрелами на плечах. Сиюнго уже приветствовал собравшихся вождей, и сейчас решали, где будет первый этап могучего камлания.
Пока есть время, компания решила отправится к Роланду, если он с Спортсменом вернулись, то наверняка зависают в его палатке. Итарру это было не интересно, и она пошла в свой клан, пообещав увидится на камлании. Бегом добежав среди общей суматохи до палатки Роланда, компания увидела странную картину: Роланд, держа здоровенную палку из дерева-камня, в приступе ярости крушил свою лабораторию, издавая при этом зловещий рык. Когда его окрикнули, к ним повернулось заплаканное лицо несчастного человека. На немой вопрос о причинах такого поведения он ответил не сразу, сначала обречённо сел на свой пенёк, обхватив голову руками, и только потом стало возможным разобрать его мысли.
- Я должен был предупредить, почему я это не сделал!? Кому это всё было надо? За что!?
- Давай успокойся и попорядку…
- Коля умер, понимаете, из-за меня!
- Как это???
- Дротики… Я не знал, что он никогда не слышал о них, мы просто дёрнули икранами сухое бревно у леса внизу, а под ним мумии были и он их видел, а я нет, ну и гнездо, я уже собрался ему сказать, что бы бросал и улетал… Но было поздно, и его, и икрана его… на моих глазах… И я ничего не мог поделать, я должен был ему сказать раньше!..
Все шокировано молчали. Просто не было слов, а только тупая горечь в горле.
- Кто у него остался дома? Как им скажем? – неожиданно первым собрался Женя.
- Жена у него ушла, даже не знаю где она и с кем. Дочь… Но у неё своя семья, он не общались очень давно, он мне так говорил, - хмуро доложил вечно молчаливый Крепыш, и сев рядом с Роландом, взял его за плечо, - Твоей вины нет, брат, он сам выбрал свой путь…
Тут все поняли, что после истерики Роланду нужна поддержка, и обступив его молча положили на него руки. Тот успокоился, но видно с Спортсменом у них уже сложилась крепкая дружба, и потерю друга ему было пережить тяжело.
Тут все, кто умел говорить и слышать без слов, почувствовали зов очевидно от вождей, всех созывали на ВПП. Видимо в связи с чрезвычайными обстоятельствами традицию представления всех и вся вождям отменили, и сразу перешли к делу – пробуждению вулкана. Все люди и Роман быстрым шагом пошли наверх, а что бы отвлечь Роланда от тяжёлых мыслей Ира попросила рассказать что за курьёз такой о котором они все думали раньше. Рассказывать взялся почему-то Толя, хотя сам в этом не участвовал – был на перебросках еды из стоянки Ангов. Всё получилось из того, что надо было лететь к порталу на острове, который выводит в лес.
Портал, как выяснилось, отсюда работает с любым количеством существ, которые поместятся в круге, а назад нужен комплект из семерых. С Колей и Аней была договорённость, что к моменту цикла они доберутся сами да леса, где их встретит Роман, чтобы сразу перейти. С Романом полетела небольшая компания из Роланда, Тимофея, Жуля и Итарру. Если Итарру всегда была нави, то ничего удивительного, что после перехода она нави и осталась, а вот Роман видимо что-то упустил, или расслабился, неизвестно что и почему, но в лесу все увидели двух нави – Романа и Итарру. Курьёз в том, что на встречу мог выйти только Роман, и в таком виде ему появляться в мире людей явно не стоило. Пока все сидели у костра рядом с порталом, он осторожно караулил Колю с Аней на опушке. Но как назло, в лесу бродило целое стадо грибников, от которых он постоянно убегал и прятался. Однако дождь, прошедший накануне, размочил землю, и грибники нашли Ромины следы. Сначала они собрались около них, долго изучали и фотографировали, а потом за ним началась форменная охота с криками «Снежный человек! В лесу бродит снежный человек!» Причём среди «охотников» он нашёл собственно тех, кого встречать пришёл… Пришлось Роману устраивать засаду на людей, и буквально похитить парочку. Хорошо ещё, что все успели нырнуть в портал до того, как «спасатели» успели обнаружить остальных прибывших отсюда. «Так что, теперь не удивляйтесь, что про этот лес будут ходить страшные истории о похищениях людей и снежном человеке, - закончил рассказ он, - да и наверняка всякие аномальшики понабегут, что тоже не очень хорошо…»
- И как, Итарру понравился наш мир?
- Да что там говорить, - грустно заметил Роланд, - Пока тихо было – она с деревьями общалась, но потом увИдела «охотников за снежным человеком» и плакала всю дорогу. Она сказала, что наш мир тоже скоро спасать придётся.
- Этого я и боялся, - закончил разговор Роман, - Но как это сделать и от кого спасать, не знаю. Здесь кланы, здесь никто не врёт и все знают, что надо делать. А там… Мы почти бессильны. – Роман отвернулся и замолчал. Опять появилось ощущение разорванной в его душе струны, как тогда, после атаки гарпуноидов.
На подходе к ВПП уже столпотворение. Ни кто никогда видимо не сталкивался с таким количеством нави в одном месте, всё кругом от них синее. И среди этой синевы выделялась небольшая фигура Тимофея со стоящим позади него недавно прилетевшим Жулем, который уже с фоном сливался. В руках у Жуля виднелась какая-то резная штуковина из кости, и свободной рукой он помахал подбегающему отряду людей.
- О! Все в сборе! Пополнение? – это Жуль уже о Роланде. Не совсем европейская и не русская внешность афроамериканца его не беспокоила.
- Я из клана Уйнов, живу я тут. – ответил Роланд спокойно.
- Уйны лучше всех кожу выделывают, я знаю! – Жуль внималельно оглядел собравшихся пока здоровался со всеми, а Толя заканчивал озвучивание разговора. – А где мой друг Николя? – стало понятно, что погибший Спортсмен водил дружбу ещё и с Жулем. Тут же Жуль понял что случилось, и сжал в руке косточку. – Это я для него сделал, подарить хотел… - и показал вырезанную из кости гребную лодку с узорами.
Тимофей, тоже знавший Николая-Спортсмена, вытер ладонью лицо. Всегда тяжело своих терять. Роланд взял костяную лодочку и прижал её к груди.
- Я был его другом… - Жуль пожал ему руку. Девушки громко вздохнули.
- Ладно, хватит вздыхать, - вмешался Сергей, - У нас есть дело, которым мы должны доказать, что ни его, ни Василича смерть не была напрасной. А кстати… Как Василич сюда попал?
Тут Жуль стал ещё больше хмурый. А Тимофей сухо произнёс:
- Это я. Он уговорил меня, что бы я его на икране пассажиром взял. На перевале чуть не убились, но прошли, а тут вот… так глупо получилось… Ну всё, пошли, там уже собрались все.


Продолжение следует...
Я ТАМ был, и ждут меня назад. Но дел так много тут. Kerame, slä ke nìn
ИзображениеИзображение
1

#3
Пользователь офлайн   Bolo 

  • Автор темы
  • Вожак клана.
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 13 897
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • ГородMoskow
  • Время онлайн: 665 дн. 12 час. 7 мин. 10 сек.
Репутация: 6 859
Мудрец
Глава 11. Зов духов.
ВПП уже не было видно, всё было заполнено нави, всеми кланами вперемешку, хотя Си держались кучками. Сразу знакомое строение по рядам бросалось в глаза. Люди нашли каменный валун, на котором удобно устраивались прошлый раз на собрании, и утеснились на нём. «Части» лежали около вождей, но были просто свалены в аккуратную кучку, из чего было ясно, что сейчас они могут не понадобится. Гула, обычного для людских сборищ не было, поэтому когда Сиюнго и тот самый «крепкосложенный» в шкуре, оказавшийся вождём клана Уйнов Уингииг, захотели начать, никого успокаивать не понадобилось. Все сосредоточились, и даже Толя чуть не забыл про озвучку.
- Сейчас, в этом месте, наши народы должны объединить свои силы с силами предков своих, дух к духу, силу к силе!.. – начал настраивать собравшихся дуэт вождей, - И общим духом к Великой Матери обратится, чтобы дала нам Силу войти в её чрево и спасти эту жизнь! – с этого момента мысль пошла в такой форме, которая на язык слов не переводится, даже образов никаких не привязывалось. Все сосредоточились, взявшись за руки. Как и что надо делать никто из людей не знал, но Сергею показалось, что это знает его тело, бессознательно, и то, что он начал делать происходило как бы само по себе, без мыслей, так же как дышишь или глотаешь. Он сам не заметил, как погрузился толи в сон, толи транс, и перед глазами появился мелкий мураш. Нарастал какой-то гул, и из мураша выплыла светлая точка, которая быстро увеличивалась, словно в неё влетаешь. Внутри происходил какой то хаос из образов, звуков… Гул был силён, и где-то в глубине сознания Сергей понимал, что порождает его сам, машинально гудя во весь голос вместе с другими собравшимися нави. Но вот образы начали упорядочиваться, и можно было рассмотреть как и целиком кого-нибудь, так и лица. Промелькнули и Василич, и Спортсмен, они что-то говорили, по отдельности и все разом, и каждый оставлял пучок света, которые слеплялись в один большой ком. Всё это крутилось в каком-то немыслимом многомерном пространстве, словно что-то ища. Надо было помогать этому «кому» найти это что-то. На этом концентрировались все усилия, и было понятно, почему так надо много собрать народу – усилия эти были именно коллективными. Ком рос и рос, потом перестал, и гул поднялся невообразимый, тогда но неожиданно сделал так, что можно было это расценить как своего рода бросок, бросок и внутрь и на тебя одновременно, после чего всё стихло и отпустило.
Сергей понял, что у него болит голова. И когда увидел что происходит вокруг – понял что не у него одного. Но видимо ещё не всё закончилось, потому что Уингииг и Сиюнго всё так же стояли в центре, и никто расходится не собирался. Выждав паузу, вожди сообщили, что видят силу предков в душах собравшихся, и мать-планета готова откликнутся. Но сейчас надо отправится туда, где будет «вход», и поскольку сюда уже возврата может не быть, по сути объявили всеобщую эвакуацию, но брать с собой только необходимое, потому что будет нелегко, и надо донести силу предков до места «входа».
- Борода, ты какой кратер имел ввиду - тот? – Сергей показал на нависающую над долиной сопку.
- Ну нет. Оттуда непонятно куда потечёт. Вот та, смотрите, она на склоне, и лаве дорога только сюда, через слизь. Что, уже летим?
- Да брат, пора. Собираемся по-шустрому… - эти слова уже прозвучала на фоне общей суматохи. Пока Оттио пытался организовать систему подлётов-отлётов, лагерь стал похож на потревоженный улей. Все срочно звали своих икранов, к кому прилетел – уже с пожитками грузили крылатых друзей. Кто не дождался – помогали им. Укрятия кланов никто не трогал – они должны остаться, вывозить бессмысленно и тяжело, а доставленные с таким трудом продукты и воду – перегружали на икранов. Тех, кто налегке, Оттио отправил создавать огненную стену на пути слизи остатками дров из лагеря. В общем хаосе движения беспорядка тем не менее не было, все при деле, и каждый знает свою задачу.
Дожидаясь своего Роджера с охоты, Сергей помогал Агам грузить продукты, и заметил, что из людей тут только он и Толик. Дав ему знак, Сергей поднёс очередной мешок поближе и коротко сказал: «Есть разговор в привате». «О`кей», - ответил так же кратко Толя. Сергей помнил его подмигивание перед собранием, и пришёл к выводу, что тот знал, чем оно закончится. Но сейчас его беспокоила напряжённость с Романом по отношению к нему и Ире.
Роджер появился неожиданно. Посадку сделал видимо на ВПП, и пешком отыскал Сергея. Подойдя тих сзади, он осторожно стукнул его по голове клювом.
- Напугал! – улыбнулся ему Сергей, - Сейчас летим недалеко, и там что-то интересное будет, обещаю!
Но Роджер видимо от других икранов уже всё знал, и теперь сгорал от нетерпения увидеть всё собственными глазами. Сергей же немного тянул – икран Толика задерживался, а надо было не разделяться. Роджер, уловив эту мысль, сказал, что перехватит его в воздухе. Сергей, взяв немного еды и воды клана, забрался в седло, и дождавшись когда освободят «взлётную», снова оказался в воздухе.
Роджер стал закладывать большой круг над лагерем, и Сергей мог видеть всё что там происходит. Оттио изменил порядок на ВПП: теперь садились внизу, а взлетали верхней части ВПП, получалось намного органичней. Синяя масса нави двигалась не хаотично, а довольно упорядоченно – от вигвамов, укрытий, к центру что-то носят, там икраны, загрузка, отбег – взлёт, следующая группа. Си, довольно чётко организовались около ВПП, и планомерно под команды Оттио вставали «на крыло», тут же беря курс на кратер вулкана вверху на склоне. Он был достаточно далеко, и разглядеть, что творилось там, куда уходила нескончаемая вереница икранов, рассмотреть не представлялось возможным. Зато Роджер сумел найти среди взлетающих икрана Толи, и лечь с ним в параллельный курс. Сергей без обиняков сразу перешёл к делу:
- Слушай, Толь, я уже понял, что ты в курсе был, что за Си полечу я с Ирой, но объясни, чего Рома из-за нас с ней дёргается, что у него за тревоги из-за нас?
- Серёг… - помедлив ответил Толя, - Ты что, сам не понимаешь? Ты вообще как, ничего что ли не понимаешь, не чувствуешь?
- Ты о чём? – Сергей уже начал понимать в какую сторону идут мысли Толика, но разобраться, что там не так никак не мог.
- Не того мы «Умником» назвали… Ты не заметил, что на тебя с ней по-другому смотрят? Говорят иначе? Ты не заметил в себе неких перемен?
- Ну есть немного… Знаешь, ночью вижу!
- А хвост?
- Что!? – Сергей резко оглянулся за спину и убедился, что там ничего нового не появилось.
- А вот и то. Мне бы оглядываться в голову не пришло, а ты его уже чувствуешь. В тебе от человека много осталось? Одна морда да внешность – все видят и чувствуют, что ты – уже нави.
- А что в этом плохого? Ну есть такое дело, иногда кажется, что я похож на них…
- Это не кажется. Всё хуже.
- Почему хуже?
- Да потому, что как тебя такого красавца через портал тащить? Роман стремается, что проблемы будут. – Толя при этом совершенно спокойно рассматривал вереницу икранов, внутри которой он со своим направлялся к высокой сопке на близком горизонте.
- Сам знаешь, что на собрании решили…
- Да фиг с ним, с собранием! Меня ещё когда отформатировали, помнишь? Только я на хвост не оглядываюсь! Серёг, может это всё глюки, или Рома из-за своей Итарру перенервничал…
- Опа!..
- Да, есть такое дело. Что у них роман, я ещё тогда в Ита понял. Что-то там не просто у них. В общем, Серёг, всё между нами, лады?
- Замётано!
Судя по тому, куда икраны высаживали наездников, за разговором не заметили как долетели. Роджер начал делать сложные маневры, что бы сесть и никого не задеть, и Сергей на время полностью ушёл в проблемы пилотирования, упустив из виду и Толю, и даже Пушистика Иры, которого можно было выделить по серому окрасу. Сесть удалось на скруглённую границу кратера, где Роджеру пришлось извернуться, что бы Сергей смог с него нормально слезть. Роджер сообщил, что все икраны собрались тоже участвовать в том что будет, и у них это делается несколько иначе. Они будут кружить одним потоком над этим местом.
Сергей с трудом отыскал подходящее место на склоне кратера, в центре которого уже раскладывались части. Три – треугольником, ноздреватый в центре. Сиюнго ничего с ним не делал, просто молча смотрел в небо. Люди, которые терялись в такой массе нави, перемешались, и как и Сергей, устроились кто где, сразу взявшись за руки соседей. Наконец, движение прекратилось, за исключением парящих кругом икранов, все затаились, ожидая, что будет дальше.
Сиюнго повернулся вокруг себя, обведя собравшихся тяжёлым взглядом могучего колдуна. Потом поднял над собой свой посох, и закрыл глаза. Стояла гробовая тишина, даже думать ни о чём никто не мог. Потом он опусти посох на ноздреватвый камень и одновременно открыл глаза. Сергей испытал то, что испытывают получив прямой удар боксёра между глаз – туман в голове, искры отовсюду. В голове возник невероятный шум от которого Сергей закричал, а перед глазами поплыли разноцветные круги. Он понял, что видит с закрытыми глазами, и попытался их открыть, но это никак не получалось. Круги стали сжиматься в точку, оставляя сходящиеся в неё линии. Уши заложило. Сергей вздохнул поглубже, и снова закричал. Глаза открылись.
В центре кратера, где был Сиюнго, слегка вибрировала пирамидка светло-сиреневого свечения с расколотой вершиной. Рядом с ней на земле лежал огненный шар, который полыхал всеми и одновременно никакими цветами, потихоньку набухая от толстых, похожих на электрические дуги, только спокойных и стелящихся волокон, исходящих от мест, где лежали «Части». Их было даже немного видно, они казались полупрозрачными, словно сделаны их цветного стекла, и казалось, что у них внутри что-то происходит, что неудивительно – к каждому булыжнику тянулись сотни нитей от странных образований растущих по окружности кратера – это были светло синеватые, как лазурное небо, яйцеобразные фигуры, с двумя остренькими вершинами сверху и снизу. Образований было очень много. И с трудом воспринимая эту информацию мозг стал приходить к выводу, что эти светящиеся яйца – собравшиеся нави. Вместо Иры тоже было светящиеся яйцо синеватого как и у всех цвета с двумя вершинками. Там где были люди видно сразу – яйца золотистые и с одной вершинкой сверху и с низу. Вся эта светящаяся масса подрыгивалась, колыхалась, и истошно гудела.
Было понятно одно – в центр надо нагнетать как можно больше света, но он довольно вяло туда набирался. Сергей каким-то образом собрал перед собой шар, который он видел на прошлом камлании, и «подключил» его к волокну. Но ничего не изменилось. Тогда он ещё сильнее заорал, словно пытаясь криком засунуть его в узкий канал нити к «Части». Казалось, что сейчас либо голосовые связки лопнут, или голова треснет – силы уже на исходе, когда шар уплыл внутрь Части, вспыхнув там странным светом. Впрочем, там постоянно что-то вспыхивало, но Сергей понял, что его дело сделано. Над центральной частью взвился столб из каких-то полей, который тоже источали свечение, не дающее теней. Столб рос, пока не стал очень острым или очень высоким. Тут раздался гулкий удар, пирамидка слегка подпрыгнула, столб сжался, и краснея обрушился вниз. Части тоже словно остыли, и пропали все нити. На месте центральной Части сползалось красноватое пятно, и чем оно становилось меньше, тем ярче, пока не сошлось в одну не большую точку. Пирамидка отошла в сторону, и точка, немного поколебавшись, начала пульсируя медленно увеличиваться, и одновременно с этим пришло чувство толи тревоги, толи неопознанного ужаса. Сергей заморгал, и картина с светящимися яйцами пропала, зато появились нормальное зрение. Стало тихо. И в тишине этой все услышали буквально «крик» Сиюнго, призвавший очень быстро покинуть это место. Все начали выходить из оцепенения, собирая свои мысли в упорядоченный порядок, и искать своих икранов, кружащихся вокруг кратера. Тут все почувствовали слабый подземный толчок, и многие нави вскрикнули от неожиданности. Кто-то уже смог взлететь. Тут в центре появился Отттио, который начал быстро организовывать отлёт и посадку икранов слева-направо относительно Сергея. Все выстроились в толстую очередь по количеству садящихся одновременно икранов, и Сергей покорно занял в ней своё место. Икраны высматривали своего на подходе и заходили на посадку. Тут произошел ещё толчок, уже резкий, и беспокойство усилилось. Но Оттио невозмутимо стоял, отдавая мысленные команды. Это успокоило очереди, и все покорно продолжили ждать своей очереди.

Глава 12. Спасти икранов.
Один из толчков, которые последовали за предыдущими, был такой силы, что сбил с ног больше половины стоящих. Где-то за пределами кратера что-то зашипело. Но уже почти все успевали подняться в небо и лететь в сторону лагеря. Однако садится команды не было, и все икраны пытались держаться неподалёку от него. Сергей направил туда и Роджера, но он почему-то подлетел к Бороде, который сидя на своём икране постоянно крутил головой, а мысли его путались.
- Ты чего? – спросил Сергей Бороду.
- Вулкан, он просыпается! Газы выходят!
- Ну да, мы этого, вроде, и добивались…
- Так ведь он рванёт!
- И что?
- Пепел, вулканический пепел, вулканические бомбы полетят, возможно - далеко…
- Ты… Раньше сказать не мог?
- Я не думал, что можно разбудить вулкан колдовством каким-то… Я только идею предложил.
- Знаешь, Георгий… Отростил бороду, как Карл Маркс, а мозги как у ребёнка, представляешь, что сейчас начнётся?
Он представлял. И это представление, перейдя к Сергею, затем к Роджеру, постепенно включая цепную реакцию. Тут голос подал Роджер. В этом голосе было не просто беспокойство, а почти паника. Он сказал, что икран Бороды знает, насколько далеко может разлететься пепел и бомбы, и добавил, что в зоне поражения как минимум два гнезда икранов, и их похоже, надо спасать. Причём немедленно. Новость переходила от икрана к икрану, он наездника к наезднику. Все до единого икраны, в том числе прилетевшие издалека не смогли остаться равнодушными, и сами решив, кто куда полетит, разделились на две больших тучи, каждая из которых собралась спасать одно из гнездилищ собратьев.
Сергей, как и все, понял, что увидеть картину гибели слизи не судьба. А вот гибель целого поселения икранов – вполне запросто. Но этого как раз видеть не хотелось, поэтому Роджер с ним что есть мочи нёсся куда-то за сопку, вместе с большой тучей-армадой других икранов. Судя по мыслям их наездников, сейчас речь шла о том, что наездники будут помогать эвакуировать детёнышей и яйца. Сергей тут же узнал, что одна самка икрана несёт на себе одного птенца, и не может взять ни одного яйца, потому что этого никогда делать не приходилось. Яйца решено аккуратно крепить на сёдла, а это могли делать только наездники.
И вот по курсу появилось гнездилище. Оно мало отличалось от того, где Сергей познакомился с Роджером, разве только было более вытянутым и озеро в центре было глубже. Высадка в гнездилище напоминала высадку десанта на боевую операцию, только сами крылатые братья тоже принимают участие. Подобное десантирования такого количества наездников прямо в гнездилище и прибытие огромного количества незнаковых икранов вызвало настоящую панику среди обитателей. Самое интересное они никак не могли видимо понять, что происходит и почему, видимо сами икраны не могли объяснить доходчиво, поэтому самки и оставшиеся самцы стояли у входа в гнёзда, не давая ничего делать. Но тупиковая ситуация разрешилась сама собой. Все почучтвовали мощный толчок, и увидели, как в небо быстро поднимается столб густого дыма и пепла, разлетающиеся во все стороны огненные комки – вулканические бомбы. Ужас испытали все без исключения, и первыми пришли в себя не нави или люди, а именно икраны. Они очень быстро поняли, что кому делать, и начали вытаскивать из своих гнёзд всё ценное – детей и яйца. Нави помогали заталкивать пищащих птенцов на шеи родителей, но птенцов зачастую больше чем два, или одного родителя нет. Тогда его роль выполнял любой свободный икран. Сергею досталось гнездо с яйцами, и аккуратно прикручивая два по бокам Роджера, он с опаской смотрел вверх: там облако уже закрыло солнце, и где-то недалеко уже тяжело начали ухать об землю бомбы. Надо спешить. Вот ему помогли нави придержать второе яйцо, которое было больше похоже на динозавровое, но ещё третье. Родитель вытащил из гнезда чьё-то седло – видимо тут тоже кто-то есть наездником, но его или нет, или ещё что, и неуклюже накинул его на себя. Нави бесстрашно бросились крепить к нему оставшееся яйцо, когда прямо в озеро угодила первая бомба, потом вторая, затем такая большая, что всех обдало горячей водой. Сверху начал медленно сыпать серый и тяжёлый вулканический пепел, становилось тяжело дышать. Пора взлетать.
«Ну, брат, сейчас повоюем…» - это всё что смог сказать Сергей Роджеру, давая понять, что от бомбёжки придётся непросто уходить. «Прорвёмся» - коротко ответил тот, и разгоняя крыльями падающий пепел стал взлетать. «Смотри вверх, я буду смотреть по сторонам» - дал команду Сергею Роджер – обстановка в воздухе очень сложная – много взлетевших, взлетающих икранов, сверху сыпятся огненные комки бомб, на крылья налипает пепел не давая лететь. Впрочем, если в нижней фазе взмаха крылья ставить вертикально вниз, пепел отряхивается, но это требует больших сил и снижает маневрирование. Сергей увидел летящий на него небольшой комок огня, и быстро прикинув куда он попасть не сможет, дал уклонение в сторону. Бомба упала, никого не задев. А вот другая задела крыло одного икрана, и тот, крутясь, начал падать. «Спасём?» - Сергею стало больно, словно это был его икран. «Нет брат, его не спасти, наш груз важнее» - сурово ответил Роджер, удаляясь от места трагедии, однако прямо перед ним, метрах в пятидесяти, здоровенная бомба попала прямо в наездника убив и его, и икрана на месте. Комки огня со свистом и жадным урчанием продолжали прошивать всё пространство вокруг, и видимость из-за пепла и дыма от них становилась всё меньше и меньше.
Сергей с Роджером продолжал нелёгкий полёт, пока не понятно куда – понятно только откуда, подальше от вулкана. Летящие выше его икраны закрывали видимость, и иногда совершив маневр уклонения сами, подставляли тех, кто летит ниже. Бомбы неслись под углом к горизонту, испуская зловещий рык и оставляя за собой след из плотной копоти. Что бы успеть среагировать, пришлось сильно снизить высоту, разбив летящих на несколько высотных эшелонов. Но иногда кто-то всё равно не успевал уйти от удара, или просто не мог из-за пепла, который уже покрыл всё внизу, и ориентироваться в почти тьме приходилось по компасу – летели все на юг.
Наконец удалось уйти из-под бомбёжки. Но пепел продолжал сыпать, под грохот извергающегося уже где-то позади вулкана. Сергей осмотрелся – вся спина и яйца, груз на Роджере усыпаны толстым слоем пепла. Он к тому же был довольно горячий, а Роджер выходит, всё это время терпел. Руками он никак не хотел сбрасываться, и Сергей предложил сделать кувырок, сам перевернувшись в седле, чтобы контролировать яйца. Роджер сделал переворот, пепел слетел, ровно как и Сергей, не удержавшись в седле. Яйца не шелохнулись, а вот Сергей успел схватится за ручки седла, и теперь очутился сбоку Роджера, мешая махать ему правым крылом. Тот сложил крылья, и полетел вниз, и тогда Сергей забросил тело на спину. Роджер вышел из пике, и пока Сергей устраивался в седле, он, тяжело дыша, выравнивал курс.
Как только мысли собрались в голову, Сергея охватило беспокойство – как в такой заварухе выжила Ира, и выжила ли вообще. Через некоторое время неожиданно ответил Роджер – он смог связать Пушистиком, у того, а стало быть и у Иры, всё в норме. Сергей стряхнул накопившиёся пепел с волос, и пожалел что не может шевелить ушами. Роджер передал, что кто-то из икранов нашёл место для нового гнездилища, и сейчас все летят туда, курс на юго-юго-восток. Поскольку бомбёжка закончилась, высотные эшелоны постепенно собрались в одну хаотичную стаю. Было явно не до красивых построений, все, и икраны, и наездники, находились под впечатлением, и скорбели о погибших. Хотя выяснить, кто именно погиб, или был ранен, спасая икранов, удастся ещё не скоро, и предаваться чувствам было ещё явно рано – облако пепла только начало рассеиваться, гонимое прочь ветром. А позади тяжело ухал вулкан.
Сергей корректировал курс по компасу, и остальные икраны последовали за ним, пока не увидели всех впереди летящих. Это произошло вовремя – впереди оказалась высокая гора, которую надо было облетать. Роджер смог бы и перелететь, но умный в гору не пойдёт, решил он с наездником, а обойдёт, как и все остальные. Плотная вереница икранов растянулась вдоль склона горы, планируя с небольшим креном. Позади них в непроглядной тьме из пепла и дыма гулко грохотал вулкан. Кто-то из икранов впереди уверенно вёл за собой всех, и делал это очень грамотно – все икраны, выжившие под бомбёжкой, находились мало того что не в лучшем состоянии, но ещё и под загрузкой большей чем обычно, так что силы беречь надо всем.
Вот мгла осталась позади. Оглядываясь, Сергей видел только стену их плотного дыма, и расползающиеся в атмосфере облако вулканической пыли жутковатого вида. А впереди и справа на горизонте промелькнула знакомая фигура Башни. Этот ориентир как то сразу вернул чувство пространства, ограниченного размерами этой планеты, и чувства ответственности за неё, тут стало ясно, что между землёй и этим далёким миром на самом деле намного больше общего, чем казалось вначале.
Роджер отвлёк Сергея от сентиментальных мыслей неожиданно, дав правый крен. Все кружили над узковатой, но красивой долинкой-ущельем, зажатой на большой высоте между острых скал. Стекающие с них тонкие ручейки собирались в небольшое озеро внутри, и из него вытекал небольшой ручей вниз, сквозь узкий провал между скал, низвергаясь небольшим водопадом. Вокруг озерца, пригретая высотным солнцем и закрытая от ветров буйно расположилась растительность, намного более разнообразная, чем обычно в гнездилищах икранов. Место было красивым. «И чего ждём?» - спросил Сергей Роджера, не понимая, чего они колеблются. «Любуемся» - коротко ответил Роджер.
Однако любование было не долгим, и все начали маневры для посадки. Первая группа садилась на воду, и пешком дойдя до берега, расчистила посадочную площадку для второй, в которой уже был Сергей. Роджер плавно сел на землю, отбежал к опушке с подлеском, где крылом в три удара освободил место для ещё одного икрана, после чего сделал место для себя. Сергей понимал, что у икранов уровень организованности иногда выше, чем у всех известных ему гуманоидных рас. Мало того, в данной ситуации он понимал, что сейчас не икран его слушается, а наоборот, он работает на икранов, ровно как и все прилетевшие наездники.
Икраны быстро организовали разгрузку, хотя было не понятно, где чьи птенцы, яйца, или сёдла и ещё какие-то непонятные предметы, которые удалось спасти. Но Роджер объяснил, что ничего не пропадёт, кто выжил - разберётся, и дети без семьи не останутся, ровно как и яйца без наседок. Он ещё добавил, что ему нужно навестить своё гнездо, узнать, всё ли там в порядке, не нужна ли его помощь. Он забросит Сергея до стоянки Ангов, и как освободится – даст знать.
Спасённые икраны расхаживали по новой территории, видимо выясняя, что где расположить. Трое ушли куда-то в сторону за лес, рыть яму для отходов и костей, другие начали сооружать уже укрытия, которые потом станут гнёздами. Нави и Сергей, из людей он тут оказался один, помогали им закатывать яйца и успокаивать насмерть перепуганных птенцов. Некоторые икраны, после того как освободились от дел, сразу лезли в воду, что бы смыть остатки пепла, благо вода здесь проточная. Сергей тоже не упустил такую возможность, и с гиканьем заехал в воду верхом на Роджере, с которого рыбкой нырнул в неглубокую воду, где уже полоскались многие нави. Они в него кидались брызгами, и он отвечал тем же, без разбора кто из какого клана – видно было, что все вперемешку радуются спасению. После этого все мокрые, но посвежевшие, нашли время немного перекусить из прихваченных припасов, что бы окончательно развеять накопившийся стресс и восстановить силы.
Обсыхать пришлось уже по дороге на стоянку Ангов. Было понятно, что те, кто спасал другое гнездо перебросили всех в какое-то другое место, и тоже отправятся на стоянку ближайшего клана, что бы разобраться, кому куда потом перелетать.
Обратный путь показался каким-то коротким, да и был ли он обратным – у Ангов Сергей не был с прошлого раза, когда улетал к переходу. Сейчас, перевалив около башни вместе с несчитанной армадой других икранов и даже не пытаясь ориентироваться, он просто, без мыслей, смотрел на проплывающую под ним живую растительность, живущую своей прежней жизнью, и сознавал, что только сейчас он может твёрдо сказать, что в том, что она существует – есть и его, небольшая но заслуга, и что планета-мать это наверняка знает. А ещё он рассказал Роджеру, что он видел, когда колдовали там, в кратере. И вместе пришли к выводу о том, что светящиеся двухвершинные фиолетовые образования – это и есть «свет народа». Потом Роджер передал, что то, что произошло сегодня, икраны всех гнёзд будут помнить очень долго, и отношение их к людям и нави сильно изменится в лучшую сторону. Сергей был растроган настолько, что не придумал ничего лучше, чем процитировать известную фразу из «Маугли»: «Мы с тобой одной крови, брат, ты и я…» - «И крови той пролито не мало…» - добавил Роджер, совершая в крене разворот над озером для захода на стоянку Анг.

Глава 13. Сбор у Ангов.
Роджер перед отлётом просил не беспокоить его подольше. Да и всё равно, сейчас вместо половины клана – из других кланов народу больше. Самого Ангиро нет, зато есть два вождя «чужих» Уйнов и какого-то непроизносимого. Тем не менее, жизнь на стоянке приходила в норму общими усилиями. Пока ждут остальных Ангов и новостей кто-где, и подсчёта потерь, народ сначала валился спать, в отдых, а потом задумали охоту. Остатки припасов, эвакуированных из лагеря и запасённые но не востребованные для отправки были тут же распределены между всеми поровну, и Сергей, не испытывая никакого дискомфорта от того, что он тут один из рода людей, активно включился в этот процесс. Правда оказалось, что среди нави немало раненных и обожжённых, так что помогал Ита перевязывать пострадавших, перед тем как устроится поудобнее в приглянувшимся гамаке. Только собрался поспать, как понял, что его зовут.
Под деревом несколько обособленно устроился вождь Уйнов Уингииг, и Сергей, придя на зов, приветствовал его как вождя. Тот ответил, встал, и медленно обошёл вокруг Сергея, разглядывая его как девицу на выданье. Неловко. Но Уингииг думал о чём-то своём, и умело скрывал свои мысли, но потом спросил:
- Скажи, Ангсерги, Наездник бури, что привело тебя сюда?
- Любопытство, великий вождь. – Сергей был несколько озадачен. Не вопросом, а тем, как его назвал вождь. Такое имя могут носить только нави и члены клана по крови, и то, что Уингииг его так назвал, говорило об уважении или о чём-то ещё, чего он не знал. - Я даже не представлял, что меня ждёт, когда очутился в этом мире первый раз.
- Ты знаешь, что тебя здесь ждёт?
- Нет, великий вождь.
- Хорошо. Но знай, Ангсерги, что ты вернулся домой. Если будешь лететь у наших земель – обязательно прилетай. Ты сможешь что-то узнать из прошлого, а может и из будущего.
Поблагодарив за приглашение, Сергей пошёл обратно сильно озадаченный. Он ничего не понял, кроме того что вождь клана Уйнов дал ему навийское имя. Вот ребята удивятся… Хотя Толик с Ромой вряд ли… В гамаке, под хруст костра, он быстро втянулся в сон, который был глубокий и без сновидений. Или они не вспомнились.
Проснулся Сергей сам, хоть и не выспался. Был уже глубокий вечер. Виной всему оживление в клане: кто-то прилетел с первыми новостями, и охоту пришлось отложить. Как и все, Сергей встал в круг у очага, встречать прибывших.
К его радости прилетели его друзья, хоть и не все, и главное с ними была Ира. Вид у неё был измученный, одежда потрёпана и местами прожжена. Впрочем, ранений у неё не было. Из людей с ней прилетел Толик, Рональд и Николай. Аня, Крепыш, Женя, Борода, Тимофей и Роман остались на стоянке Уйнов, а сейчас прилёт был от Оттов. С прилетевшими и был вождь Ангиро. Ира с Толей постоянно хитро переглядывались с оглядкой на Сергея, пока представлялись вождям.
- У нас кое что для тебя есть… - загадочно подмигнул ему Толик, а Ира хихикнула, прикрыв рот, словно он был ей нужен для разговора и она боялась что из него вылетит лишнее слово. Мысли её крутились вокруг собственно самого Сергея, и тот не нашёл ничего лучше, чем представится как Ангсерги. Толя от этого оторопел, но не удивился, а Ире имя понравилось. Но Тут Ангиго всё поднял – руки, хвост и уши – это означало что он хочет всем что-то сказать. Толя отвлёкся, потому что ему надо озвучивать людям то, что скажет вождь.
- Братья и Сёстры, друзья и гости, Анги приветствуют всех гостей, и рады предоставить им укрытие, если оно понадобится. – вождь выждал паузу, потом продолжил, - Сейчас мы по дороге сюда могли видеть то, что получилось в результате наших усилий. – после этого он передал всем образ того что видел сам, и Толе пришлось бы не просто, что бы описать это, но поскольку все с ним видели, он промолчал, а Сергей увидел усыпанную плотным слоем пепла выжженную долину, где были заболоченные леса, вулкан, выбрасывающий этот пепел и дым, и стекающую лаву, которая перегородила долину нещадно выжигая всё на своём пути, и раззявливая огненные пасти тут и там. Однако она уже текла поверх застывшей, и не доходила до низу, что говорило о снижении активности вулкана. Долина, где была слизь и стоял лагерь теперь представляет из себя огненную реку, которая погребла под собой и слизь, и лагерь с оставленными укрытиями, и могилы погибших в борьбе с этой напастью. Там было темно и жутко, но пепел уже не сыпал так плотно и бомбометание прекратилось, когда всё это наблюдалось.
Все, кто этого раньше не знал, удовлетворенно выдохнули. Но вождь продолжал:
- Наш народ, и его верный союзник икраны, понесли тяжёлые потери в этой битве. Мы должны помочь им в дальнем пути через дух матери-планеты.
После этих слов все сели на корточки, и взялись за руки. Сергей приготовился подпевать неизвестно чему, но вместо слов или каких-то мантр, он услышал музыку. Она играла прямо в голове и рождала образы. Голос сам собой подпевал музыке, а перед глазами появлялись лица тех, кто ушёл, надо было лишь вспомнить, кого потеряли. Смысл музыки был прост: «Иди, иди, путь твой далёк, вернись к матери-планете и вернись потом дитём. Иди и знай, ты не один и дело твоё не умрёт с тобой. Мы все пришли оттуда и все уйдём туда, и сила нам даётся только иногда. Иди и отдохни, иди, иди…» Сергей увидел, вспомнив, и Василича, и Спортцмена, и тех нави, что гибли на его глазах, и тех, которых он может и знал прежде, но не запомнил, и тех, кого вовсе не знал, но знал кто-то из присутствующих. Рядом с ними мелькали клювастые морды икранов, тоже ушедших в этот «дальний путь». Эта поминальная песня не была похожа ничем на слезоточивые земные музицирования, наоборот, приносила в душу какое-то умиротворение и покой. Но всё равно было грустно. Закончив, все посидели ещё немного, и начали вставать только после того, как это сделал Ангиро. Он сказал, что путникам нужен отдых, а остальные знают своё дело.
Сергей пошёл к своим. Таких сердечных объятий он давно не получал и не делал. Могучий Рональд едва его не раздавил. Оказалось, что все икраны отпросились, и пока они отсутствуют по своим делам, людям с Земли и гостям клана придётся зависнуть тут. Но Сергей сразу почувствовал, что от него что-то скрывают, и это что-то должно быть приятным. Он задал Толе прямой вопрос – что?
- Тебе привет от Сиюнго…
- Привет?
- Так, - резко вмешался Коля, - Меня запарили ваши глубокомысленные переглядки, говорите словами!
- Извини, забываем…
- Так вот, Серёг, или как ты теперь, Ангсерги? Ты знаменит становишься. Сиюнго сказал, что ты храбрый воин, и от всего клана тебя благодарит.
- Ух ты…
- Не обольщайся, он тоже самое сказал про Иру… Или как она у нас теперь…
- Ангири…
- Та-а-ак… И что дальше?
- Ещё он сказал, что ему очень понравилось, как ты командовал посадкой икранов, и теперь он это ставит в пример своим сыновьям… Оставшимся…
- ???
- Погиб у него один, сшибло бомбой.
- Всё равно спасибо ему…
- Не обольщайся, ещё больше ему понравился в этом плане Оттио.
- Всё, не обольщаюсь. А почему Ира – Ангири?
- Я думал ты скажешь… В какой-то момент её так все нави начали называть.
Ира согласно покивала. Толик пожал плечами с извиняющимся видом. Похоже, он знал что-то ещё, но не хотел об этом ни думать, ни тем более говорить. Сергея это напрягло, а тот что бы разрядить обстановку, позвал его туда, где лежала снятая с икранов утварь. Рональд всё время молчал, А Коля попросил рассказать, что было с Сергеем, и тот вкратце рассказал, пока дошли до сёдел, ровно сложенных в специальном месте на камнях у входа в грот.
- Это тебе. – Коля протянул ему навийский лук, украшенный резьбой и какими-то вставками.
- Сиюнго передал тебе его. – прокомментировал Толя, - Это был лук его сына, он сказал, что ты достоин его, и но принесёт тебе удачу.
Сергей взял лук, он оказался на удивление лёгкий, и поставив его горизонтально, потому что в два с половиной метра длинной вертикально его использовать человек не в состоянии, и попытался натянуть тетиву, взяв её всей пятернёй. Сергей был явно не слабого десятка, но сдвинуть смог не больше чем на 15-20 сантиметров.
- Это как? И где я его держать буду?
- А сейчас… - Замешкался Рональд, и куда-то полез вместе с Ирой.
- Что как? – пожал плечами Толя, - Тебе и лучше знать…
- Да запарило это уже!
- Что?
- Успокойся!
- Да спокоен, - нахмурился Сергей опершись на лук, и глядя как Ира с Рональдом что-то крупное пытаются вытащить из общей кучи, - Я уже просто себя чувствую полным идиотом.
- Почему?
- Вот!... – радостно положив перед Сергеем навийское седло для икрана отрапортовал Рональд, - Это тоже тебе.
- Вот поэтому… - вместо спасибо ответил Сергей.
- Что тебе не нравится?
- Да то, что с самого начала, как сюда перешли, все со мной говорят каким-то недомолвками, какими-то намёками, и вообще знают обо мне больше чем я сам! Вот к чему это седло?
- Сиюнго сказал, что такого воина как ты, он всегда будет рад видеть в клане. Это седло тоже от его сына, и…
- Я понял. – седло было немного необычно: на нём слева было приделано крепление для лука, а справа для стрел что-то типа колчана, но самих стрел не было, Сергей знал, что стрелы каждый воин или охотник должен сделать сам, и это целый обряд. – У меня сегодня прямо день дарений и приглашений.
- Не обольщайся… - ехидно продолжил Толя и показал на второе такое же седло – Это для Ангири…
- Тебе с Ирой тут можно по грин-карте устраиваться, верно? – усмехнулся Рональд, - Тебя и наш вождь тоже приметил.
- Ага, их предки порвут.
- Не, - ответила Ира, - Мои достали меня вопросами когда жениха найду… Когда замуж и всё такое.
- Меня что-то не торопят, а вот на охоту идти уже пора.
- Лук возьмёшь?
- Сострил?
- Ладно, удачной охоты, Наездник бури Ангсерги!.. – важно закончил Рональд.
- Да ну тебя…
Ребята пошли спать. А Сергей с группой в 20 нави из разных кланов, кто был в состоянии охотится, отправился куда-то далеко в лес на гору. Рядом с ними он выглядел как гномик рядом с отборным взводом десантников, но не комплексовал по этому поводу совсем. Нави правда понимали, что пользы от него как от нападающего на жертву мало, поэтому решили, что он будет в засаде поднимать сеть, когда они выгонят на ней кого-нибудь. Уже было очень темно, но Сергей прекрасно видел не только очертания окружающих предметов, но и из-за слабой подсветки детали и цвета. Позиция для засады показалась странной: сразу за ним был небольшой обрыв с камнями и водой, и кто может сюда ломануться, он не знал. Когда наладили ловушку, Сергей устроился поудобней под каким-то раскидистым кустом и навострив уши, стал ждать что будет.
Где-то далеко он слышал как нави улюлюкают выпугивая зверя, и из головы не выходили все загадки последнего времени. Особенно беспокоил Уингииг со своим «Знаешь, что тебя здесь ждёт?» На самом деле очень бы хотелось знать, как и то, что можно узнать о прошлом и будущем в клане, где он никогда не был, и совсем недавно даже не догадывался о его существовании?
Тем временем он почувствовал чьё-то присутствие, или приближение. Насторожившись, он понял, что кто-то очень мягко и быстро приближается, уходя от охотников. Однако появилось это нечто довольно неожиданно, резко увеличившись в размере, но Сергей не стал разглядывать, а дёрнул нужную верёвку, и камень, падая вниз, вытянул через ветку вверх сеть поперёк пути существа. Оно стало тормозить, но каким-то длинным и острым рогом впереди запуталось в сети и стало отчаянно биться, всё больше запутываясь. Кроме рога и объёмистой тушки Сергей рассмотрел, что у этой твари две ноги и по-видимому мясистый хвост. Она начала жалобно свистеть, потому что сеть придушила её шею. Сергей быстро запрыгнул на неё сверху, уворачиваясь от метающегося острого рога и стал искать, где может быть сердце. Тут он обнаружил, что у существа есть ещё кожистые крылья, и в целом оно чем-то напоминало гигантского страуса, соответственно жизненно важный орган пришлось принять как страусиный. Достав нож и воткнув его туда, Сергей понял, что нож маловат. Разрезав быстро кожу, но воткнул его по локоть, и почувствовал, что жертва обмякла. «Прости, брат, прости, пусть душа твоя вернётся к матери-планете, а тело накормит народ… Спасибо тебе и прости» - почему-то привычно пробормотав это, Сергей медленно вынул нож. Нави уже прибежали с копьями наготове, но они уже были не нужны. Сергея никто не благодарил и ничему не удивлялся, нави восприняли произошедшее как само собой разумеющиеся, а вот Сергею пришлось некоторое время успокаиваться. Но в целом охота прошла удачно, и когда тушу принесли к очагу, удалось рассмотреть, кого заохотили.
Тело полукруглой сплюснутой по бокам формы, с мощными ногами и кожистыми крыльями на спине, чем-то похожим по строению на те, что и у волколётов, только больше. Голова почти плоская, сидит на толстой и длинной шее, и из неё же растёт этот рог. Правда рог был не как обычно приросший к черепу, а мог складываться назад. Сзади тело уравновешивается толстым мясистым хвостом с большой кожаной плюшкой на конце. Окрас – белый с синими и фиолетовыми полосами. Глова, хвост и шея красные. Существо скорее всего хотело прыгнуть с края оврага и планировать далеко вниз, спасаясь от преследования. Про себя существо Сергей назвал «рогатик». Крылья, присмотревшись внимательно, он узнал – из них, точнее из их кожи, на нём была сейчас одежда. А из острия рога у нави наконечники копий.
Друзья мирно сопели в своих гамаках, пока женщины-нави быстро и радостно разделывали тушу. Кожа бережно снималась для дальнейшей обработки, а самым ценным для еды было мясо с ног и груди. Впрочем, некоторые кости тоже откладывались явно для чего-то, но столь привычного, что мысль поймать не удавалось для чего конкретно. Сергей каким-то чувством знал, что ещё прилёт будет только утром, и поэтому, обратившись к вождю своего клана Ангиро, попросил разрешения поспать. Ангиро и сам спал, но встретить охотников с добычей решил бодрствуя. Вождь спать разрешил, и Сергей не дожидаясь трапезы, присоединился к друзьям, выбрав гамак поближе к Ире-Ангири…
Побудка получилась всеобщей. Прилетело очень много народу, но прежде успели улететь Си на стоянку Юнов – именно оттуда они собирались лететь назад к себе, с ними и Рональд улетел, как только дождался своего икрана. А к Ангам прибыли Иты и Мо, так что скучно не становилось, и пока люди спали, произошло ещё две охоты. Среди прибывших оказался и Рома, и Аня, и Крепыш и Тимофей. Причём Рома прилетел не сам, а пассажиром на икране Жени, а крепыш – на икране Жуля. Икран Романа был ранен при эвакуации гнезда, дотянул до безопасного места, но потом его пришлось разгрузить и оказать первую помощь, потом он отправился долечиваться в своё гнездо. Да и сам Роман предстал весьма помятым – на его навийском теле хорошо заметны ссадины и царапины, но правой руке припухлости, нога забинтована листьями, как в своё время спина Сергея.
После представления вождю Сергей сумел отвести его в сторону и задать прямой вопрос: что вообще происходит?
- Есть вещи, которые я сам не понимаю, потому что никогда не сталкивался. Я уже гоняю меж мирами не первый год, всякое было, но например что бы кому-то из людей дали навийское имя – впервые. Я слышал, что в каком-то клане когда-то давно что-то похожее было, но это может и байка. Ты с Ирой здесь всего второй раз, но тебя уже не воспринимают как гостя, и меня это беспокоит.
- Почему? Вроде у нас всё хорошо складывается…
- Смотря для чего… Тебе с Ирой здесь нравится? Так?
- Не нравилось бы, не полезли бы сюда второй раз.
- А домой не хочешь?
- Хочу, но потом. А в чём проблема?
- Проблема в том, что может не получится, и тогда для меня это будет очень неприятная ситуация. Да здесь прекрасный мир, который мы смогли спасти, а дома у тебя что? Пусть горит синим пламенем?
- Да что ты дуешся, как спелый гугис, развёл патетику… Скажи толком, чем тебе может помешать моё отсутствие с Ирой на Земле?
- Тем, уважаемый Ангсерги, что на Земле и так не много народу, понимающих каков должен быть мир людей. И чем нас меньше, тем сложнее привести его в порядок. А это и есть моя задача, и именно для этого нужны проводники, такие как я. Тут всё и без нас хорошо было, и останется… ну со слизью исключение… А что нам делать, людям? Или ты уже настолько стал нави, что тебе это не так интересно?
- Ром, ты на себя посмотри, что бы так говорить, а?
- Не. Ты не понял. Внешность – это слабое отражение твоего внутреннего мира, к тому же она имеет свойство меняться. И какие бы маски ты на себя не напяливал – нутро вылезет наружу рано или поздно. Так говорил мой учитель, когда я его просил научить изменять тело. А с вами – просто ничего не понятно. Вы с Ирой действительно какие-то другие, и это видят нави. Вы просто аномалия какая-то. Я не знаю, что мне делать. Пока дело не зашло слишком далеко, вам надо побыстрее свалить отсюда.
- Ясно… - Сергей тяжело вздохнул. Ему действительно здесь нравится всё больше и больше, не смотря на довольно не простую жизнь, но в отличие от земной она наполнена смыслом существования, какой-то цельностью, где нет зависимости от желаний «Сильных мира сего», денег, работы и мобильников с компьютерами. Всё просто, честно, здесь ты то, что ты есть на самом деле, а те тот, кем тебя назначат. Он понимал, что Ира думает точно также, и тоже не хочет терять связь с этим непростым, но прекрасным и чистым миром.
- И когда… Ну, назад пойдём? И кстати, я что, в таком наряде домой попрусь?
- Да как только будет ясно с икранами. Сейчас просто не долететь никуда в нужном составе. А с одеждой что-нибудь придумаем, уже после перехода. Посидишь в лесу, пока до рынка за шмотками не сгоняем.

Ну... кто хотел продолжения, тот его дождался. Итак...


Глава 14. Ангсерги и Сергей.
В разговор мыслями вмешались слова. Их говорил Борода, который пришёл вместе с мнущимся молчаливым Крепышом.
- Ром… тут такое дело, мне и Андрею Сергееичу надо срочно бы вернуться. Домой. Насколько это реально?
- Икраны у кого?
- У Крепыша в отлёте надолго.
- А мой тоже не в строю… - задумчиво добавил Рома. – Найдите Жуля, мы с Тимой что-нибудь придумаем. Но пойдём через гарпуноидов, если что.
- Наберите с собой спелого гугиса, - посоветовал с ходу Сергей, - Побольше. Покидайте его там, и будет попроще.
- Почему?
- Если он дротиков вяжет, то этих остроносых червяков и подавно скрутит.
Крепыш сказал, что пошёл за гугисом, а Борода отправился улаживать заброску Ромы и Крепыша с Жулем. Сергей же так и остался озадаченный. Рому куда-то увела Итарру, и ему ничего не оставалось делать, как уделить внимание Ире, которая уже успела подружиться с Анейки из клана, и та ей подробно рассказывала как надо ухаживать за волосами. Для Иры это было актуально – отмыть из них пепел ни ей, не Ане до конца не удалось.
Клан Мо и Ита на стоянке Анг собрались все, кто был на «фронте», и их икраны тоже просились в гнёзда. Поэтому после совместной трапезы состоялись масштабные проводы. Ребята устали протягивать и класть руки на грудь улетавшим нави, за исключением Тимофея. Тот ещё на прощанье обнялся с каждый из людей, и приглашал прилетать ещё на следующей переброске. Ему отвечали «Как только так сразу, береги себя на перевале». Из Ита в клане осталась только Итарру, формально – помогать раненым, но все понимали, что из-за Романа. Для вылета такой массы икранов пришлось организовать целую последовательность их подхода и отлёта, но уроки данные Оттио не прошли даром, и в озере вода долго не могла успокоится от маневров над ним. После отлёта кланов Мо и Ита на стоянке стало как-то непривычно тихо и свободно. Словно вернулось время первого перехода, но приближался и час отлёта людей домой.
Борода уговорил Жуля взять «багажом» Крепыша с мешком гугиса, а сам повезёт пассажира Рому до «Гарпуноидного» перехода. Ангиро был не в восторге от этой идеи, но всё же отпустил. Роман собрал группу, и сев в кружок вместе с Жулем рассказал свой план.
- Сейчас я с Жулем отправляю Бороду с Крепышом. Полёт туда не близкий, но к лесному переходу ближе будет оттуда. Поэтому, соберите хотя бы 3 икранов, и через половину-сутки летите к острову с точкой перехода. Мы вас там будем ждать с Жулем.
- А если не соберём, икраны не смогут?
- Тогда придётся ждать дольше, потому что цикл перехода закончится, и следующий здесь будет только через три дня. А Жуль клану нужен… Так что вам придётся серьёзно покувыркаться самостоятельно.
- Покувыркаться?
- Погода портится… - задумчиво сказала Ангири, - я даже это чувствую…
- И я… - поддакнул Сергей-Ангсерги, - Может быть буря, с моря. – Сергей отметил, что это он знает просто потому, что… знает, информация как бы уже есть в тебе, и если не пытаешься привязать её к логике или мыслям, то она вполне открыта. Он сам удивился этой новой своей способности.
- И как же мы долетим? – заволновались остальные, на что Роман довольно ухмыльнувшись ответил:
- Да вы что… У вас в команде есь два опытных, высококвалифицированных «Наездника бури», в которых почему-то больше навийского, чем человеческого… Так что они вам пропасть не дадут. И ещё… Наездник бури Ангсерги! Группу поведешь ты, как самый продвинутый.
- Почему он?
- Своё умение рулить полётами он показал всем кланам, хотите поспорить? Да… И у кого какие деньги есть?
- Это ещё зачем?
- А что, вы думаете, что наш Ангсерги в таком наряде по осенней погоде поедет до дома? Скинемся?
- Лады…
- Да у меня на джинсы куртку хватит… - Сергей смущённый этой заботой не хотел одалживаться.
- Хватит или не хватит, а два раза бегать до лесу времени не будет. Дуба дашь. Так что скинемся. – резюмировал Коля, - Касса у меня.
Все полезли в свои пожитки отсчитывать купюры. Сергей отдал все, что бы гарантировать успех. После разговора все разбежались по делам, а Роман с Жулем, прихватив Крепыша стали готовится к отлёту – Борода заждался.
На каждом икране, собравшимся лететь к переходу, сидело по двое – нави и человеку. Из этого понятно почему можно не торопить икранов группы – лететь далеко и тяжело, а икрану Жуля вовсе тянуть потом двух нави на остров через море. Отдыхать будут часто. В дорогу ребята принесли им мясолиста и собственно мяса, любезно выделенного кланом. С Бородой и Крепышом попрощались молча – почему-то расставаться не хотелось, как-то привыкли за это время к рассудительным плечам старших. Икраны тяжело развернулись над озером, и медленно стали набирать высоту, уходя в горизонт. Оставшиеся люди пошли работать в клане – надо было прибираться на стоянке после отбытия других кланов, надо сходить за мясолистом в лес, и убрать лишние теперь гамаки.
Сергей заметил, что народ в клане перестаёт для него быть обезличенной массой. Имена он пока все запомнить не мог, но внешне отличал почти всех. Он с Ирой и двумя нави взял большие плетёные мешки на палке, и отправился в лес за мясолистом. Его не просто нарезают, найдя ближайшее дерево. Срезать можно только спелые большие листья, и немного совсем, что бы дерево потом не засохло, нави ещё благодарят каждое дерево за то, что оно даёт им пищу, и желают хорошего роста. Так что простой сбор листьев превращается в целый ритуал. А набрать надо столько, что бы прокормит весь клан. Пошёл тёплый дождь, как знак идущей у моря бури, но от него почему-то пришло какое-то спокойствие и умиротворение, венчающие бурные события последних дней. Все нави без исключения обращались к нему и Ире как к Ангсерги и Ангири. Сначала было необычно, потом – прикольно, а потом они с Ирой сами стали путаться зовя друг друга.
Когда вернулись в клан, выяснилось, что гамак у них с Ирой один и большой, видимо некоторые секреты не утаить, как не пытайся. А ребята усиленно делали вид, что ни о чём не догадываются, но по тому, как они старательно делали этот вид, становилось ясно что об их отношениях знают уже все. За мелкими заботами и работой в клане незаметно подкрался вечер, и Сергей осторожно, если можно так назвать, позвал Роджера. Тот откликнулся не сразу, и Сергею пришло понимание, что тот прилетит к утру. То же самое сказал и Пушистик. Женин икран мог прилететь сразу, но в связи с тем, что у Иры с Сергеем позже, его тоже переориентировали на утро. У Ани и коли было ещё не понятно, но икраны их уже знали, когда их будут ждать. А вот Толин крылатый друг прилететь не сможет, у него какие-то неотложные проблемы.
Местные длинный день и ночь за прошедшее время усели сбить все биоритмы. Нави долго могут не спать но потом легко дрыхнут пару земных суток, и людям постепенно приходилось подстраиваться под этот распорядок, но к ночи почти у всех из-за этого разболелась голова. Итарру сказала, что это лечится простым сном, и группа в полном составе полезла в гамаки, где честно проспала почти до утра как настоящие нави.
А утром их призвал к себе вождь Ангиро. Он знал, что люди скоро улетят, и заранее с ними хотел попрощаться. Но в конце добавил:
- Ангсерги и Ангири, теперь в клане у вас есть постоянное место, вас всегда здесь ждут снова, помните, что вы нужны нам.
Ангсерги и Ангири склонили головы в знак почтения, а Ангиро только грустно улыбнулся. Они уже так привыкли жить тут, что мысль о возвращении была какой-то чуждой, но необходимой. Да и икраны уже на подлёте. От еды в дорогу отказались – после той массовки, которая тут произошла, в клане с продовольствием было туговато, а много охотится нельзя – живность может уйти или сильно уменьшить численность. Воду тоже брать не стали – дождь не прекратился, и под ним пить не хочется.
Наконец над озером, пылящимся брызгами от дождевых капель, стало видно, как икраны заходят на посадку. Их было четыре – икран Ани тоже не прилетел.
- Как ты, брат, что у вас? – Сергей успел соскучится по Роджеру.
- Много птенцов осиротело. Пристраивали, кормили… Но мы сильные, мы справимся! – снова бодро ответил тот, и встряхнулся от воды, обрызгав соседей.
Пока загрузили икранов, все уже вымокли, а Сергей отметил некоторые преимущества навийской одежды. Кожа, из которой она была сделана, словно мембрана кор-текса, снаружи мокрая – внутри сухо. Вот почему Жуль свои бриджи из неё сделал, и с ними не расстаётся. На вылет придётся брать двух пассажиров – Аню и Толю, и подумав, решил что брать к себе Аню на Роджера будет опрометчиво со стороны Иры, та думала то же самое про Толика. В результате Аня сама попросилась к Коле, а толя согласился всю дорогу обнимать Женю.
К готовности икранов, их провожать вышло не меньше половины клана. Ангиро успел улететь по делам вместе с вождём клана с непроизносимым названием, поэтому прощался заранее. Сергей постоянно ловил себя на мысли, что хоть и улетает по собственному желанию, но меньше всего этого хочет, словно большая часть его всё равно остаётся здесь, около большого наклонного камня и двух сросшихся кронами деревьев, которые сейчас мирно мокнут под тёплым обложным дождём.
И вот взлёт. Разворачиваясь к западу над озером, стало понятно, что высоко не взлететь, облачность не даст. К тому же в отличие от того, что было над морем с кланом Си, нижней границы облаков рассмотреть не удавалось. Роджер сказал, что по дороге сюда икраны вовсе летели довольно низко. Оставалось надеется, что над морем удастся подняться выше.
До перевала у «Башни» долетели вполне спокойно, а вот за перевалом, начались проблемы, главной из которых был совсем не попутный ветер с моря. Где-то бушевала буря, а здесь соответственно северо-западный ветер добавил проблем. Толик, хоть и пассажиром летит, но сразу понял, что Женин икран «просел», и не может держать темп задаваемый мощными Роджером и Пушистиком. Последний, кстати, сильно подтянул свою физическую форму после полёта к Си. Ангири попросила Ангсерги сбавить скорость, и Роджер покорно это сделал, хотя это было не очень стратегически правильно – по полу-встречному ветру выгребать крыльями вперёд тяжело, и такие места надо проходить как можно быстрее, что бы успеть пройти до того, как выбьешься из сил. Но делать нечего, и группа, выстроившись в один перпендикулярный направлению полёта ряд, что бы все могли друг друга видеть, продолжила небыстрое движение через плоские горы.
За пеленой дождя на севере просматривалась тёмная пелена от вулкана, но его грохота почти не было слышно. Сейчас, как никогда, легко понималось, насколько вовремя удалось разрешить проблему со слизью – такую непогоду можно было бы не отогнать, и тогда уже был бы конец всему. Но теперь, как и прежде, можно спокойно лететь над долиной и сопками, смотреть на мокнущий внизу лес, и не беспокоится за его судьбу: всё идёт своим чередом. Беспокоило только то, что боковой снос с курса всё увеличивался из-за усиливающегося ветра.
Роджер чувствовал, что с его наездником что-то не так, и спросил, что его беспокоит, почему Сергей-Ангсерги никак не найдёт той гармоничной точки душевного равновесия, которая всегда была с ним раньше. Подумав, наездник бури ответил своему икрану: «Брат, пойми, меня разрывает на две части. Одна, которая Сергей зовётся, должна лететь домой, к родным, в свой мир, который тоже нуждается во мне… ну, может быть, хотя у меня нет такого чувства. А другая моя часть, которую называют Ангсерги, хочет остаться тут, потому что она считает, что создана для жизни в этом мире. Но я-то один! И от разрыва этого мне больно». Роджер задумался. В это время боковой напор усилился, и им обоим пришлось отвлечься, надо командовать отрядом:
- Всем икранам клюв на 15 градусов к ветру от курса! Начать набор высоты на полтора эшелона, что бы снизить давление. – Кому мысленно, кому голосом пытался донести Ангсерги-Сергей, сам уже приступив к выполнению собственной команды. Гружёные пассажирами икраны неохотно выполнив маневр подстройки под снос, начали выгребать вверх, в то время как их наездники, вымокшие насквозь, уже с трудом понимали, что происходит и что надо делать вообще. Как ни странно, но поднявшись, давление действительно ослабло, но стало плохо видно, что находится внизу, поэтому компас опять стал сильно востребован. Икранам приходится напряжённо работать крыльями, а Сергею, постоянно вытирать очки, что бы проверять все ли летят в строю.
Тут Роджер неожиданно дал ответ. Он сводился к тому, что родное гнездо там, где твои птенцы, и надо возвращаться именно туда. А раз ни у Сергея, и у Ангсерги, хотя для Роджера не было понятно, в чём между ними разница, своих птенцов нет, то он должен сам определится, где бы он хотел видеть своё потомство. Такой ответ ввёл Сергея в ещё больший ступор, и Роджер пожалел, что не может стукнуть своего наездника по лбу клювом.


Глава 15. Аномалия.
Но Сергей сам вернулся в чувство от того, что внизу что-то изменилось, появилось совсем новое ощущение, и это было ощущение моря. Его было почти не видно, и это давало надежду, что у местных ко те же проблемы. А у группы проблема, что из-за сноса с курса они вышли над морем немного южнее, и придётся потратить ещё усилия, что бы догрести до островов. Сергей понимал, что сделал ошибку – маневр компенсации сноса должен быть был сделан над сушей, но не возвращаться же теперь. «Справимся», ответил быстро Роджер, - «И не такие трудности проходили». Сергей даёт команду ставить клюв к ветру, что бы набрать запас, и потом можно было лететь немного по ветру. Икраны дружно поворачивают, и из косой диагонали перестраиваются в цепочку. Сергей с Роджером, как ведущий, впереди, остальные за ним, уже в разреженном потоке от ведущего с экономией сил идут. Сколько надо пролететь так вбок, что бы компенсировать снос было непонятно. Сергей положился на интуицию. Свою и Роджера. Она подсказывала что время маневра было правильным – ветер опять усилил натиск, и лететь впереди было тяжело. Решили «понырять» - это когда к встречному потоку с разгона ставишь крылья с положительным углом атаки, и тебя при этом немного поднимает вверх напором, а потом планируешь к низу, экономя силы. Остальным икранам, кроме Пушистика, это приём поначалу давался с трудом, несмотря на то, что делали они его не в первый раз – под дождём и сильным встречным видимо не приходилось. Теперь, невзирая на все сложности, они охотно учились, и вскоре начало получаться. Пора поворачивать в курс.
И опять надо включать интуицию. Островов по-прежнему не видно, мешает высота и дождь, а промахнуться нельзя. Сергей пролетал здесь всего два раза, и теперь пытался вспомнить расстояние. Но ему помог Роджер, который его запомнил лучше, потому что пролетал он его своими крыльями. Сергей положился на икрана, который методично летел вперёд и вперёд, а Сергей смотрел, чтобы не отрываться от группы – при такой плохой видимости - если кто потеряется – можно потом не найти.
И вот Роджер даёт сигнал, что он не только устал, но и ещё пора снижаться для поиска нужного острова. Дав команду на снижение, начали уходить вниз, внимательно вглядываясь в редеющую пелену дождя. Встретить ко совсем не хотелось. И вот стало видно воду с сильным волнением – на море шторм. А острова – нет! Наверно на компенсационном маневре переборщили… Теперь надо делать очень опасную вещь: лететь над морем на низкой высоте хоть и по ветру, но неизвестно сколько, пока не станет видно острова. Другого выхода нет, и Сергей повёл группу. Все нервничали, да ещё что впереди совсем на видно из-за стены капель дождя, несущихся теперь вперёд и вниз.
Зато хорошо видно воду, и все предпочитали смотреть туда. Волны идут тоже по ветру, и кажется, что скорость полёта меньше, чем она есть. В какой-то момент Сергей заметил странный отблеск между волн, и понял, что под ними идёт ко.
- Всем! Ходу-у-у-у! – скомандовал он, и Роджер раскрыв хвост парусом вниз, а крылья вверх, поймал ветер, и что называется «дал газу», и за ним все остальные. Прибавка скорости возымела действие, и судя по всплескам, ко удавалось только догонять, но обогнать для атаки уже нет. Все неотрывно смотрят вниз, когда что-то подсказало, посмотреть вперёд. А впереди была береговая скала острова, и надо срочно тормозить, чтобы от неё уклонятся. Но тогда Ко сможет ударить. «Я вывернусь» - сообщил Роджер – «А кто с пассажирами? Расшибутся о скалы или их проглотит ко?» Впрочем, тут же родилась идея. Дав команду набирать высоту группе, Сергей сам пошёл ниже, что бы переориентировать погоню ко на себя. Ко не отставал. Но готовился выпрыгнуть прямо ха ходу, уж очень низко идёт добыча. Но не тут-то было. Скала уже близко, и люди с икранами начали поворачивать направо, стало быть можно сделать задуманное.
Интуитивно рассчитав собственную инерцию, и едва не влетев в каменную стену берега, Роджер даёт крен на правое крыло с поворотом хвоста сначала вправо, а потом, с неимоверным усилием влево, повернувшись таким образом брюхом к скале. Теперь крылья винтом, пока не будет выронен горизонт. Готово. Маневр судя по тому, что происходит внизу, удался. А внизу было видно, как разогнавшийся в предвкушении морской змей не рассчитал свою инерцию, и с ходу мордой влепился прямо в скалу, задрав тело и хвост над водой. Удар был настолько крепкий, что со скалы стряхнулось несколько мелких камней. Сергей поспешил догнать своих ребят, совершенно не интересуясь, будет ли после этого у ко болеть голова.
Группа уже нашла место, где находится портал, и икраны аккуратно заныривали в расщелину на поляну. Совершив посадку, слезть с икрана удалось не сразу. Оказалось, что раньше казавшееся таким простым дело – долететь до перехода – может превратится в целое приключение, и теперь что бы просто спешится – надо сделать над собой усилие. Тем более, совершенно не понятно, когда можно будет полетать ещё, да и вообще, возможно ли?
Из леса вышли Роман с Жулем. Роман уже в полной готовности открывать портал, а Жуль срезал зачем-то в лесу кусок трубчатого стебля, сквозь который как через подзорную трубу игриво рассматривал прибывших. Где его икран – было не понятно, наверно где-то в лесу охотит пропитание.
- Как долетели?
- Лучше не спрашивай… Скажи как там с гарпуноидами было?
- А… Ну в принципе идея с гугисом сработала, только гугис надо не кидать, когда приползут, а аккуратно разложить вокруг заранее, причём подальше, что бы самим потом не вляпаться… Гарпуноиды сами его взрывают. Да, было весело…
Но Сергей не слушал этот рассказ. Он обнял за клюв Роджера, и обещал вернуться, и разобраться со своим гнездом, ибо найти его теперь будет возможно не так просто. Роджер молчал, и сочувственно гладил Сергея клювом. Ира тоже не хотела расставаться с Пушистиком, но тот, судя по всему, ей что-то активно отвечал, потому что Ира жестикулировала в ответ. Ребята, Женя и Коля расстались как-то буднично, быстро, видимо не хотели терзать душу долгим расставанием, а Аня с толей обречённо заняли уже место на месте перехода.
Пожав руку Жулю, и посмотрев в след улетающим икранам, ребята встали в круг. Жуль сел под дерево, что бы укрыться от начавшего запоздало убывать дождя, и внимательно смотрел на то, как Роман начал своё шаманство. Сергею защемило душу, и по щекам потекли слёзы. Вспомнилось всё, и как летели выплюнутые торнадо над морем, и остров, и стену северного континента, поединок в Си, полёт ночью и посадка, вулкан, и конечно же загадочный сон… За этими воспоминаниями он не заметил, как портал открылся, и «резиновый молоток» сделал своё дело…
Сергей пришёл в себя и обнаружил, что снова лежит лицом в землю. Сел на корточки, пытаясь вытрясти из головы шум, но появились какие-то новые ощущения в теле, новые звуки, но открыв глаза первое, что он увидел – темноту. Ночь в пасмурном осеннем лесу довольно тёмная, но глаза быстро привыкли. Перед ним что-то делал со своей палкой Роман, позади него Аня с Николаем медленно приходили в себя. Женя уже оклемался и часто моргал глазами, оглядываясь, Толик только начал шевелится. Сергей отметил, что все они какие-то маленькие, и даже сидя смотрит на них слегка сверху. Тут Женя подошёл к Роману, и показал на Сергея с Ирой, и что-то спросил, после этого мысль Романа стрельнула, и тот резко уставился на Сергея, посветив фонариком прямо в него и ослепив, Сергей закрылся рукой, и услышал:
- Ба-алин!!!
- Фига… Это что ещё такое? Ты уверен?
- Да, переход был… - медленно проговорил Роман, - Этого-то я и боялся… Это подстава!
- Красавец… - подключился голос Коли вместе с его фонарём, - Думаю, на рынке одёжку для этой парочки не продадут…
Сергей отвернул голову от света, и увидел, что что-то пошевелилось сзади. Потом посмотрел на руки, на ноги, понял, что сидит без одежды совсем, но это было лишь самым маленьким конфузом. Большой конфуз был в том, что в свете фонарей его тело было синего цвета, сзади он ощутил, как шевелит хвостом из копчика, и шевелятся во все стороны уши. Сергей решил убедится, что это не сон спросив у Иры, но она сидела рядом на корточках, обняв себя большими синими руками и прижав уши к голове. Её хвост обвился вокруг, и она молча рассматривала его шевелящийся кончик. Она думала об одном – что она голая. Сергей взял её рюкзак, казавшийся теперь в его руке борсеткой с петельками, вынул оттуда полотенце, которое его спасало у Си, и дал Ире. Сам отыскал свою навийскую юбку, и воспользовавшись её безразмерностью, приспособил на бёдрах. Хотя размер всё же маловат… Хвост удобно выходил из заднего стыка, но к ощущению трения об одежду надо привыкать… Осень, уже ночью холодно.
Аня осмелела первой, и потрогала Сергея пальцем. Очухавшийся от перехода Толик сел на свой зад и молча смотрел на Сергея с Ирой в свете фонарей. Зрение прояснялось дальше – Сергей узнал полянку с камнями в лесу, где он первый раз делал переход, и до него дошло, что в таком виде до дома он не доберётся, ровно как и Ира. Рома внимательно смотрел на двух новых нави и напряжённо пытался понять, что ему делать дальше. Тем временем остальная группа начала ехидно подшучивать над синими обнажёнными телами, и застеснявшись, Ира спряталась за Сергея, который так и прибывал в полной растерянности от произошедшего, и сам не понимал, что ему делать дальше.
Но тут в лесу он расслышал неосторожный хруст. Повернув туда машинально уши, он расслышал ещё и какие-то разговоры, и дал знак, чтобы шутники притихли. Ира тоже навострила уши и у них синхронно вытянулись вверх хвосты, что заставило Аню с трудом сдерживать смех. А звук тем не менее стал яснее, переговаривались люди пробираясь через ночной лес:
- Там… да вон… может «огни гельма»?
- Нет, говорю НЛО садилось, огни посадочные видел?
- Контакт первого рода, прикинь… - и хруст опавших листьев под ногами стал ближе.
- Огни там, смотри…
Роман, который понимал, что думает Сергей, начал реагировать на происходящее:
- Фонари гасите, идиоты!
- Во попали… Кто это?
- Кто-кто… - нервничал Рома - Аномальщики чёртовы, что их сюда принесло?
- Снежного человека поди ловят, ты сам виноват.
- Да знаю, надо смываться.
- Куда!? Да ещё с этими… Далеко не уйдём!
- Назад пошли.
- В переход? А можно?
- Пока да, но надо аномальшиков отвлечь или прогнать.
- Попробуем. – Сергей придумал как, - Толь, давай их напугаем? – и мысленно объяснил что делать.
- Ром, ты короче, колдуй тут, если что зови, а мы тут немного побегаем.
-Живее, и не далеко. Ангсерги, ну что, теперь у тебя все ответы на вопросы?
Оставив Иру изучать своё новое тело, Сергей быстро отбежал в сторону с двумя фонариками, Толя, словно неуклюжий гномик, за ним не поспевал. Люди пробирались почти точно к переходу, и когда Толя включил фонари они остановились. Сергей поднял свои руки и тоже включил свет. Потом начал махать руками. Люди пошли на них, и оба шоумена думали об одном, что бы люди скорее свалили отсюда да куда подальше, и ждали момента, когда сбежать самим. Но люди упорно двигались на них, пока один из их фонарей не выхватил из тьмы самого Сергея. Сергей сразу выключил свои фонарики, что было не просто, потому что выключатель на одном и кнопка на другом явно не насчитаны на 3-х метровых пользователей, и сделал страшное, как он думал, лицо. Люди остановились, а он подхватил Толю и отпрыгнул в сторону. С хвостом прыжок получился точным и грациозным, только его никто не заметил. После этого тихо стал уходить назад, к точке перехода, где уже что-то начиналось. Пока пробирался, людей потерял из наблюдения, а группа уже стояла на местах. Ира моргала своими большими газами, беспомощно оглядывая сверху своих друзей-людей.
Сергей немедля встал вкруг, отпустив Толю, и взял в руки соседей по кругу. Удар по ушам заставил их сложиться и поджать хвост. Вихрь, крутясь, ломал и укладывал под ноги засохшую осеннюю траву, образуя на поляне причудливый узор. Сергей закрыл глаза, не представляя, что будет дальше, и покорно дождался удара «резиновым молотком»…


Отчёт Исследовательской Группы Аномальных Явлений «ИГАЯ-Поиск».
Экспедиция по выявлению следов или пребывания в районе поисков «снежного человека» (Йети).
8 октября, ночь.

Дежурные зафиксировали в северо-восточной части леса от стоянки группы необычное движение и свечение. Оперативный отряд выдвинулся в указанном направлении, где вскоре наблюдал посадочные огни НЛО. Затем огни, по форме небольшие сферы, отделились от общей группы, которая тут же исчезла. Неестественно быстро перемещаясь между деревьев, шары стали совершать маневры, и остановились. К моменту прибытия группы из лучей, исходящих из шара, появился крупный гуманоид в облегающем скафандре сине-зелёного цвета, видимо использующий адаптивный камуфляж. На шлеме пришельца удалось рассмотреть две самонаводящиеся антенны неизвестной конструкции. На членов группы оказывалось сильно психологическое давление, они испытывали оцепенение, состояние необъяснимого ужаса. Далее было замечено, что пришелец схватил какого-то человека и тоже исчез вместе с ним. Найти похищенного не удалось, но приборы показали резкий перепад локального атмосферного давления и электромагнитный скачёк в месте предполагаемого приземления НЛО. Утром это место было обнаружено по характерным следам – закрученной в круг траве и отпечаткам шасси. В самом месте отмечена электромагнитная аномалия.
Вывод: произошел контакт первого рода с НЛО-навтами, сопряжённое с похищением человека. Данный вид НЛО и гуманоидов признаётся враждебным для человека.
Координатор отряда ИГАЯ-Поиск Вадим Белобров.

[Глава 16. Нави.
Когда удалось снова включить сознание, а два перехода за столь короткое время на здоровье видимо сказывается не лучшим образом, Сергей увидел Жуля, задумчиво смотрящего на вновь прибывших. Дождь уже кончился, и стала видна почти земная радуга. Пока Жуль ждал икрана, он успел почти закончить небольшую дудочку из какого-то трубчатого стебля, и так и стоял, с ножом в одной руке, с недоделанной дудкой – в другой. А от увиденного он присвистнул.
- О-о-о, - озабоченно резюмировал увиденное Жуль, - Значит вылезти из синей шкуры сложнее, чем залезть туда?..
Сергей, всё ещё не до конца освоившись, всё время оглядывался на хвост и трогал уши. Ира же наоборот, поймав кончик хвоста, с интересом перебирала на нём волоски. Все остальные смотрели на них как на врагов народа, но кое-кто в глубине души завидовал, поэтому все старались как могли думать «правильно», и не подавать виду.
- Жуль, без тебя никак, ты нужен, пока цикл не закрылся, ребят закинуть надо…
- Вот засада. Выйти-то успеем? Ангиро ждёт.
- Должны. Ну вместо тебя у него теперь аж двое будет… А вы, кошечки… - Роман перевёл взгляд и внимание на «провинившихся», - Дуйте-ка назад в клан, и решайте, что и как вам делать дальше. Так дело не пойдёт, к моему возвращению вы должны быть готовы. Итарру сейчас в Анг, спросите её, может она что знает, как вам снова стать людьми?
- А нас там примут нормально, без вас-то?
- Не тупи. Вы – Наездники бури. У вас самый сильный и самый верный икраны. Любой клан примет вас к себе с почтением. Но и вы не подведите его… меня вы уже подвели.
- Серёг, ещё один переход, и моя бошка треснет, - Николай, несмотря на головную боль усмехнулся, - Потом не склеить!
- Да что вы накинулись, мы же не специально, сами не знаем, как так получилось… - Ира обижено опустила ушки, - Вот вам бы так…
- Ну вы ребят даёте! – добавила Аня снова направляясь к месту для перехода, - Ир, может что передать родным?
- Скажи, что я вышла замуж, и уехала в свадебное путешествие, - ответила та, отпустив свой хвост, - Куда-нибудь далеко…
- Ну не… Это уж ты как-нибудь сама!
- Назад когда вас ждать?
- Жуля я через гарпуноидный пущу, а вы когда… Ну не знаю. Ждите. А вы – Рома обратился к остальным, - Прошу больше без фокусов!
Жуль подошёл к Ангсерги, и со вздохом отдал ему недоделанную дудку:
- Пусть пока у тебя будет. Вернусь – доделаю…
Роман уже занял нужное место, и начал открывать портал. Сергей и Ира с трудом веря в происходящее, смотрели, как их друзей окутывает столб зеленного тумана, и внутренний вихрь словно растворил в себе размытые фигуры. Когда ветер стих, Сергей подошёл к Ире, и взял её за руку. Что ж, надо снова звать икранов… Те попросили подождать, потому что только дошли до берега и хотели отдохнуть и кого-то съесть.
У обоих новых нави появилось странное чувство, которого они совершенно не ожидали – одиночества и пустоты, они остались один на один с этим миром, все люди, которых они тут знали, кроме улетевших в свои кланы Рональда и Тимофея, были далеко, и когда вернуться неизвестно. Они некоторое время стояли и смотрели то на себя, то вокруг. Невольно приходя к выводу, что они теперь нави, и это всерьёз и надолго. Зато они впервые с момента отлёта с острова оказались наедине, и не преминули этим воспользоваться. Обнялись и заглянули в большие глаза друг другу. Мысли отключились…
Тоска развеялась быстро. Пока ждали икранов, успели найти дерево мясолиста в лесу за ручьём, поиграть в игру «догони и поймай хвостик», искупаться в ручье и поваляться на солнышке. Казалось, нечаянно очутились в сказке. Ангсерги заметил в лесу волколётов, но те нападать на двух нави не стали, видимо их стая тут небольшая.
Было время и изучить своё новое тело, ибо оно всё-таки отличалось от привычного. Первое, что заметно ощутилось – это сила. Пропорционально росту увеличилась и она. Фигура и мускулатура унаследовалась от прежнего и Сергей, и теперь Ангсерги с интересом наблюдал, кок предметы вокруг не только уменьшились, но и стали заметно податливее и мягче… Правда и пломба в зубе, и шрам на спине от бревна тоже никуда не делись. Второе – глаза. Сам себя Ангсерги не видел, но заметил, что теперь но хоть и чаще моргает, зато на них не так чувствительно обветривание, наверно поэтому нави-наездники икранов не используют очки от ветра. Кроме того, изменилась немного окраска пейзажа – она теперь не так рябит, в то же время стали видны некоторые детали, которые он не замечал раньше. Уши тоже пережили явный апгрейд: это не только улучшение качества звука, тут наверно без особых улучшений, сколько возможность слышать то, что тебе надо, и быстро понимать точно откуда звук. Конечно, управлять ими получалось легко, но большая часть движений происходила совершенно машинально, так же как и с хвостом – его можно свернуть хоть колечком, как у дворовых собачек, но чаще он «сам» выполняет движения, но их ощущаешь совершенно чётко, часто именно хвост выдаёт все эмоции. Хвост, как показали игры и бега – чудесная вещь: он позволял выполнять такие прыжки и развороты, такие движения, что раньше и не снились. Да и прыгнуть на 4-5 метров вверх с места на земле мало кому удавалось, а теперь Ангсерги это делает играючи. А вот с лицевыми мимическими мышцами явно недобор, по сравнению с человеком. Зато пропала 5-ти дневная щетина – растительность на лице отсутствует даже у мужской половины нави. Ангири тоже быстро освоилась в новом теле, и как-то само собой получилось, словно так и было. Ангири носилась по полянке перехода с радостными визгами, цепляясь за ветки и прыгая на деревья, словно ребёнок, оставшийся без присмотра на детской площадке. Ангсерги, впрочем, её прекрасно понимал, потому что сам чувствовал, что этим телом он владеет так, словно всегда оно у него было.
Роджер и Пушистик появились вместе. То, что их ждут синехвостые трёхметровые Ангсерги и Ангири вместо людей Сергея и Иры почему-то совсем не удивило, и Сергей только и услышал что «Ты стал тяжелее». – «И это всё?» - «Раньше говорил, что ты стал больше, теперь – ещё и тяжелее.» Ангсерги моргнул, слегка наклонив голову. Раньше он так не делал, а теперь это получается автоматически. Но погладил икрана – теперь тому даже голову для этого опускать не надо, а потом залез на него, словно тот как-то сразу стал немного меньше, и сразу пожалел, что кресло взял не то… Пришлось приспосабливаться. Выступ в задней части седла очень мешал – зажимался кверху хвост. Ноги сложились как на детском велосипеде, если продевать их в петлю. Тогда Ангсерги придумал сесть на «багажное» место. Немного неудобно, но лучше чем классически, как человек. Роджер покорно ждал, когда наездник закончит возится, а потом спросил как не в чём не бывало, почему он так быстро вернулся. И не Сергей, ни Ангсерги не знал, что ему ответить. Но Роджер, кажется, сам догадался, что произошло что-то неординарное, которое его наездник сам не понял ещё.
Как только взлетели, Ангсерги понял, что теперь летать придётся немного по-другому. Если раньше он спокойно сидел прямо, то теперь на скорости надо прижиматься к икрану, иначе сопротивление большое. И всегда складывать уши, иначе надует и будет больно. Зато хвост помогает удерживаться на маневрах и чувствовать ветер. Роджеру стало заметно тяжелее поднимать такого здоровяка, и понятно, что грузоподъёмность его снизилась. Но всё равно, удовольствия от полёта меньше не стало.
«Что решил насчёт гнезда и птенцов?» - озадачил снова Роджер. «Должно само собой определится, а про птенцов – это ты у Пушистика узнавай, он об этом узнает первым…» - взбодрённый свежим, совсем иначе чем у человека пахнущим воздухом, ответил Ангсерги. Он уже сам себя так называл, Имя Сергей теперь ассоциировалось с другим миром, и другой формой жизни. Но ещё предстояло разобраться, как вышло так, как оно стало. Роджер уловил эти мысли, и пытаясь помочь наезднику сказал так: «Прочему ты раньше думал что ты другой? Я тебя всегда видел таким, просто ты был меньше». – чем ещё больше его озадачил.
Ангсерги, держась мощными руками за Роджера, теперь смотрел на знакомый путь к берегу другими глазами в прямом и переносном смысле слова. И эти глаза рассмотрели необычную суету у основания одного из островов по пути. Роджеру тоже стало интересно, и они снизилсь, что бы посмотреть в чём дело.
На кромке берега прибоем вывалило толстое и длинное тело ко с размозженной головой. Это тело и стало предметом суеты – его уже основательно расковыряли как прибрежные обитатели, так и всевозможные мелкие крылатые охотники, бурное пиршество было в самом разгаре.
«А знаешь, Роджер, - Ансерги ощутил странную ясность мысли, - Из наших с тобой трёх встреч с ко, два ко этой встречи не пережили, а один с трудом ушёл… без глаза» - «Другим икранам в это сложно поверить» - ответил тот. «А если мясо притащить?» - «Икраны никогда ко есть не будут, даже если оно самое вкусное. Потому что в нём есть частица нашего рода, и мы так делать не будем».
Берег блестел от дождевой воды в лучах солца. Теперь он стал вовсем другим берегом, близким, родным… Лес внизу и горы перестали быть такими огромными и бесконечными, теперь в полной мере стало ощущаться законченность и ранимость этого мира как и ответственность за его существование. Ангсерги всю дорогу до стоянки пытался разобраться в этих чувствах, в настроении Ангири и понять что же их ждёт в ближайшем будущем, раз они так застряли в этом мире, частью которого стали уже невольно, хоть и добровольно.
Когда стали поворачивать над озером, стало видно, что их никто не встречает. Однако после посадки народ повыходил, и молча смотрел на прибывших. Ангсерги решил, что что-то не так, и попросив икранов пока не улетать, взял Ангири за руку и пошёл медленно к стоянке клана. Народ расступился… и стал приветствовать их, причём обычно, как встречают после перелётов членов клана. Мало того, первая же мысль, которую удалось понять, выглядела как «С возвращением» или «Добро пожаловать домой». Он улыбнулся нави и поморгал. Хвост сразу и у него и у Ангири поднялся выше, они бодро зашагали к очагу. Вождя ещё не было, и надо было его дождаться, что бы решить, что делать дальше. А пока, он с Ангири занялся обустройством своего нового жилья – подтащил сёдла, разложил вещи, попробовал лук – натягивается! Для своей девушки принёс несколько чудно пахнущих мягких листьев из лесу – пока нет одеяла они будут в самый раз. Пока не засохнут. Потом уже прилетел вождь клана и он пошёл к нему на представление. Порядок есть порядок.
Ангсерги так и не смог понять, удивился ли Ангиро, увидев двух новых нави в клане и узнав в них Наездников бури. Он несколько сдержанно приветствовал их, узнал про Жуля, и в ответ на немой вопрос о его решении по судьбе столь странного пополнения рядов, ответил, что те и без него знают что делать, где и как. Потом, немного помедлив, вдруг улыбнулся и добавил:
- Я, Ангиро, вождь клана Анг, на самом деле страшно рад, что в нашем клане будет столь достойная семья!.. И клан будет рад, как и весь мой народ, что она будет с нами!
Он уже понял, в каком сложном положении находятся ребята. Он не знал как им помочь, и узнав всё про Романа, он сам позвал гостью-Итарру, что бы та что-то попыталась сделать с рвущимися душами Наездников бурь.
Новость о новых трудностях у Романа она встретила достойно. Видимо за долгое время их общения она успела привыкнуть к его постоянным «командировкам». А вот ребят она рассматривала долго и с нескрываемым любопытством, хихикая над неуклюжими взмахами их хвостов. Тем не менее, она быстро поняла, что нужно этим новеньким нави, и сказала, что сначала они должны позаботится о своём быте тут, и пообещала Ире помочь с одеждой. А насчёт того, что делать дальше и человеческих дел просила дождаться вечера, когда она попытается установить связь с матерью, которая уже на стоянке Ита. А сама она в таких делах не очень сильна.
Тут выяснилось, зачем клану был срочно нужен Жуль: он должен был сделать дудку, её звуки убаюкивали младенцев нави, а старая пришла в негодность. Кроме того резьба по дереву и кости была визитной карточкой клана Анг. Ангсерги взялся доделать работу Жуля, но ему сказали, что сейчас идёт сезон дождей и бурь, и он может быть нужен для решения срочных дел в межклановом общении, которое после истории со слизью стало более интенсивным. Ангсерги быстро разобрался, что у каждого члена клана есть своя основная обязанность, профессия что ли, но выбирает он её сам, просто чувствуя, что за деятельность позволит ему лучше достигать гармонии в общении с матерью-планетой. Сергей прекрасно понимал, что лучше полётов на икране он ничего не найдёт, и готов этим заниматься до самой старости.
Хотя и дудки делать – тоже навийское дело. Ангсерги раньше ничем подобным не занимался, но быстро понял, что это свисток с множеством дырок, и что бы пустить струю воздуха в нужном направлении, надо сделать спереди правильный выход для негою Найдя материал доя пробки, и проковыряв в ней ножом, хотя тот стал сильно маловат для его руки, отверстие, довольно быстро добился от неё звучания. Так и отдал вождю, после чего отправился в лес за материалом для стрел к луку. Наконечник – из дерева-камня, древко – из тонкого трубочника, оперение – из крыльев насекомых, которые найти было сложнее всего. Ангсерги набрал материала на 12 стрел, и придя на стоянку до вечера сделал 10 штук, теперь их надо «посвятить». Но пришла Итарру, и позвала под дерево, там, в углу между корнями, получалась уютная «комнатка», где можно было спокойно пообщаться на столь необычную для нави тему.
Итарру, игриво улыбаясь, Присела прямо перед новоиспечённой парочкой, и поводила рукой перед ними.
- Вы хотите знать, почему вы нави, и как стать человеком? – неожиданно просто и кратко сформулировала она. Её мысль, точнее форма в которой она доходила отличалась от других. Она обволакивала своей мягкостью и неспешностью, словно исподволь втягивая в медитативное состояние. Но на гадалку она совсем была не похожа.
- Да, именно так, у нас остались друзья, родственники по ту сторону портала.
- Немножко я знаю и так, - хихикнула она, и тут же сделала серьёзное лицо. – Когда Ангири лежала рядом со своей смертью у нас в клане, что бы спасти её жизнь, мы дали ей частичку себя, своего света, Силы, Духа. Тогда она стала нави. Даже кровь у неё наша была. Но чтобы быть с телом нави надо было, что бы она его ощутила, и видимо это где-то произошло, и тогда уже процесс закончился. Мы, нави, видим и не придумавем сказок, почему это происходит, мы просто говорим о том, что видим. Это мы тебя сделали нави, что бы сохранить жизнь, и что бы ты могла дать её другим. У тебя хороший дух, Ангири… - тут она стала водить руками над её головой, иногда касаясь кончиков ушей, и Ангири забавно ими дёргала и опускала вниз, но потом сова машинально поднимала, и опять задевала ими руки Итарру. Та продолжала:
- А вот как ты можешь снова вернуться в мир людей я не знаю. Для этого надо хотя бы захотеть этого, а ты не хочешь совсем… И не хотела раньше. Почему тогда спрашиваешь?...
- Ну, это может мне больше нужно, - вмешался Ангсерги, - Но я-то у вас не умрал…
- А тебя и не надо было пределывать, Ангсерги… - так же медленоо проговорила она, ещё раз внимательно посмотрев на него. – Ты и не был никогда человеком. Ты и пришёл сюда сразу как нави…
- ???
- Мы нави, доверяем больше интуиции, чувству, видению, и почти не верим логике. И поступаем так же. Ты тоже так всегда поступал, вспомни…
Ансерги было чего вспомнить. Верно, в ответственные моменты он всегда поступал интуитивно, иногда вопреки логике, и это иногда здорово его выручало.
- Скажи, что тебя привело сюда? – спросила вдруг Итарру, а Ангсерги удивился: этот вопрос ему уже задавали.
- Из любопытства, как-то само получилось…
- Нет, Ансерги, просто и иначе быть не могло. Мы все должны возвращаться к своим корням… - от этих слов Ангсерги уже напрягся – почти тоже ему говорил Роджер.
- Сестра, объясни как такое может быть?
- Я не могу… - Итарру извинительно сложила брови ёлочкой… - Я не знаю… Может мама поможет. Я сейчас попробую с ней быть… - И она застыла с открытвми глазами, словно ушла в транс. Потом проморгалась, и начала водить молча руками над головой Ангсерги. Теперь настала его очередь дёргать ушами, и Ангири с трудом сдерживала смешики смотря на это. Но Итарру оставалась серьёзной, и потом заговорила, слегка изменённым голосом:
- Ангсерги… Ты родился нави, в семье нави… Ты рождён нави, поэтому попав сюда, ты вернулся домой. Все это увидели уже давно, но не знали, что ты этого не знаешь.
- Этого не может быть. Я своих родителей знаю… и всю их биографию… они даже ни о чём таком не подозревают. Я им…
- Это всё не важно, Ангсерги. Ты хотел правды, и ты теперь её знаешь. Но в тебе и от человека не мало – ты сочетаешь логику и последовательность действий как люди, можешь мыслить как они. Если хочешь снова стать похожим на людей – тебе нужно будет узнать, как это сделал тот нави, от которого ты произошёл…
Разговор с Итарру поставил в ещё больший тупик, чем прежде. Даже если найти и узнать, как вернуть себе человеческое тело, то влезть снова в него воспринималось как согласие на добровольную кастрацию. И Ангсерги, и Ангири понимали, что им всё равно придётся это рано или поздно сделать, и что если действительно захотят – то получится, но как раз теперь стало ясно, что хотения-то самого – нет! Необъяснимо как сложилось, что этот мир стал роднее и ближе того, где они провели всю сознательную жизнь за считанные, пусть и длинные дни. И как узнать, кто в роду пришёл из этого мира на землю и остался там? Тем более что про родителей он и так всё знал от детских фотографий, бред какой-то получается. Седеть тут и ждать, как само определится тоже не выход, на Земле про них могут если не забыть, то из жизни выпасть совсем, пример Рональда не выходил из головы. Как и слова Роджера о том, где должно быть гнездо, и всё шло к тому, что «птенцы» не ровен час появятся тут, и бабушкам-дедушкам их не покажешь… По-любому, лучше быть готовым сходить назад на Землю, чем чувствовать себя запертым в одном мире, и Ангири с Ангсерги решили всё-таки научиться снова становиться людьми. Хотя и не понимали как…

Глава 17. В поисках.
Жуль появился на следующий день. Он немного нервничал, но когда узнал, что его дело без него не пропало успокоился. С собой он привёз целый пакет человеческой одежды, которую ему заботливо купила Аня, потому что у Коли после трёх переходов за один час голова болела так, что он ничего не соображал. Толика вообще с трудом откачали.
- А аномальщики вас там не искали?
- О нет. Дождик пошел, холодно было, ох… все прятались. И мы так тихо-тихо шли…
Про Романа он ничего толком сказать не мог. Тот обещал вернуться при первом удобном, но сам с ним в переход к гарпуноидам не полез, просил передать Итарру, что он её любит и всё такое.
Ангсерги пристроил аккуратно человеческие пожитки у себя, и Жуль некоторое время помогал ему потом освоится в жизни клана. Но в кокой-то момент начало получаться так, что уже Жуль спрашивал совета как поступить уже у Ангсерги.
……………………
Сегодня Ангсерги в карауле. Точнее встречает прилёты, провожает отлёты. Но сегодня тихо, полётов почти нет, а жизнь клана идёт своим спокойным чередом. Прошло уже 34 дня с тех пор, как он стал неотъемлемой частью этой жизни. С трудом переводя время в Земное, Ангсерги понимал, что это больше года. За это время Ангири родила ему двух «птенцов» - Ангиси и Ангавука, сына и дочку, и он безмерно влюбился в этих маленьких синих пищащих котят, с которыми ему не всегда удавалось проводить времени столько, сколько хотелось: то переброски, то нашествие прыгунов, постоянные походы на охоту, где его лук, как и было предсказано, приносил удачу. Он уже пять раз летал один и с группой через перевал к Мо. Итарру, не дождавшись Рому на переброску, улетела к себе в Ита.
За это время из клана ушло четверо нави. Нави уходят по старости. Когда нави становится старым и немощным, он не хочет быть обузой клану, и отдаёт себя на волю матери-планеты – прощается со всеми и уходит в лес, где становится добычей первого же хищника. Ангсерги не переставал удивляться мужеству и целеустремлённости своего народа. У него нет кладбищ, больниц и усыпальниц – те, кто совсем не могли что-то делать для общего блага, и им нельзя было помочь, сами решали свою судьбу, чтобы в будущем родится заново. И теперь Ангсерги со своей семьёй стал частью этого круговорота. Воспоминания о прежней жизни иногда возвращались, иногда в виде сильной тоски до тошноты, но жизнь нави не давала расслабится настолько, что бы подолгу предаваться ностальгии.
Скоро закат. Ангсерги устал сидеть, и грустно смотрел облокотившись на свой лук в след собравшемуся уйти за горизонт солнцу. Но вот на фоне заката в небе появилась точка. По мере её приближения стало понятно, что в гости к клану летит икран. Интуиция подсказывала, что это событие в жизни Ангсерги не будет рядовым. Икран довольно быстро приближался, и Ангсерги заметил, что его наездник не совсем обычный – нави могут идти за своим икраном только когда достигают юношеского возраста, и рост у них будет не меньше 3-х метров. Когда икран стал делать разворот над озером, удалось увидеть наездника: это был человек, темнокожий знакомый из клана Уйнов. Рональд… Ангсерги вышел его встречать прямо перед клювом его икрана.
- Хай Рональд, хау дую ду? – с трудом вспоминая разговорный язык, Ангсерги пожал его маленькую человеческую руку. Тот совершенно непонимающе уставился на Ангсерги, словно с ним заговорил горный булыжник.
- Файн… - ответил тот голосом, а мысль его была одна и простая: «Ты кто???»
Ансерги представился, напомнил ему своё прежнее имя и некоторые события. Забавно было снова увидеть круглые глаза этого простодушного негра, и первое, что тот смог ответить это, было: «Вот почему на Земле все русских боятся. Никогда не знаешь, чего от них ожидать…» Они рассмеялись и дружески обнялись, словно закадычные друзья после долгой разлуки. Ангсерги помог ему снять с Икрана тяжёлые для человека мешки, и отдав их вышедшим на помощь помощникам из клана, пообещал подойти попозже поговорить, и показать своих «птенцов». Рональд ответил, что у него для Ангсерги кое-что есть, что ему передал его вождь, Уйининг.
Но долго ждать не пришлось: прибежал Ангикир, мальчик, и сказал, что его ждёт вождь, а самого на посту подменят. Ангсерги набросил на себя лук, и отправился на стоянку.
Рональд стоял перед Ангиро, и несколько нави сидели вокруг, ожидая Ангсерги. После приветствия для вождей, Ангиро сразу перешёл к делу:
- Ангсерги, тебе на рассвете надо будет отправится в клан Уйнов. С тобой полетят Рональд и Ангур. Сейчас собирайся, отдыхай, путь не близкий. – Ангири сделал паузу и обратился к остальным, - Гостю Уйну-Рональду окажите достойный приём как большому другу клана.
Рональд и Ангсерги склонили головы в знак почтения, и в этот момент Рональд сумел подмигнуть Ангсерги. Оказалось, что Уйининг просил Ангиро отправить с обратной переброской резных костей и прочей утвари из дерева и кости именно Ангсерги. Рональд привёз кучу хорошо отделанных шкур для Ангов, и сейчас они уже распределяются по нуждам клана.
- Далеко летим-то?
- Три полных крыла, - уверенно ответил Рональд.
- Не многим ближе, чем Си… - Ансерги понял, что путь и в прям не близкий. Полное крыло – это перелёт на икране от отдыха до отдыха. В среднем. Для слабого или тяжелогружёного икрана одно крыло – это на износ, а на легке – доберётся усталый, не не запыхавшийся. Если до Мо по сути плотора крыла, а до Си – чуть больше 3-х с половиной, то три крыла – это тудно.
- До Си вообще тяжело лететь, там моря много.
- А к вам?
- Попроще, для «наездника бури» вообще без проблем!
Ангсерги похлопал по спине старого знакомого, но не рассчитав с непривычки силы чуть не сбил его с ног. Рональд только посмеялся, но по пути к гамаку от очага поймал хвост Ангсерги, и дёрнул его. 1:1.
Ангири тоже обрадовалась гостю, и дала ему в руки своего малыша. Новорожденыые нави начинают ходить уже в первые дни жизни, в отличие от человеческих, но нуждаются в заботе матери всё равно. Сейчас детки размером с школьника-первоклассника, и норовят всё что ни попадя схватить если не ручками, то примотаться хвостиком. Удержать ребёнка Рональд смог не без труда, и тот с интересом пощупав необычного дядю, снова попросился к маме. Рональд улыбался и тяжело вздыхал. Ангсерги заметил, что он сам тоскует по семье, но представить, что русские так адаптируются к местной жизни, видимо был не в состоянии. Он снял с пояса небольшой кожаный мешочек, и вручил его Ангсерги.
- Это тебе просил отдать Уйининг. Сказал, что это должно быть у тебя, вещь явно с Земли. У него таких несколько, и я не знаю откуда.
Ангсерги развязал мешочек, и вытряхнул на ладонь содержимое. Тёмная металлическая штучка, с куском материи на одной части. Рассмотрев внимательней, Ангсерги понял, что это – потемневшая от времени медаль «За отвагу» времён второй мировой, суровое напоминание отечественной истории.
- Ты знаешь, что это? – заметив замешательство друга, спросил Рональд.
- Это награда, которую вручали советским солдатам во время войны с немцами в середине двадцатого века. Вроде вашего «пурпурного сердца», только та война была намного тяжелее любой, в которой принимали участие США. Но я не знаю, какое я к ней, к этой награде, имею отношение… Год – 1944… Ну и ну…
- О, это когда Перл-Харбор бомбили?
- Это когда 20 миллионов наших погибло, - ответил серьёзно Ангсерги, представив масштаб трагедии тех лет. Поражённый Рональд не знал, как реагировать. Сам Ангсерги натужно пытался вспомнить, и не мог – на Великой Отечественной никто из его родственников не пропадал, воевал только его дед по отцу, но после войны, когда отец только родился, он бросил его с бабушкой, и ушёл. Так ему отец рассказывал. Сомнительно, что он был нави… Но прояснить это дело стоит. Поиск истины своего происхождения стал только интереснее.
Рональд, казалось, спать не хотел. Он сначала играл с Ангиси и Ангавуком, а когда те уснули, неожиданно попросил рассказать, что Ангсерги знает о Второй мировой и что там было тогда в России. На пару с Ангири, они рассказали всё, что помнили из курса школьной истории и фильмов, виденных по телевизору. От масштабов Рональд был в шоке, и перестал шутить по поводу странностей русских.
- Рональд… - положил ему на грудь свою руку Ангсерги, - пойми, нет по большому счёту для меня и тебя русских и американцев, немцев или французов… Здесь мы один народ, у нас одна на всех земля, там она или тут, и если понадобится, как тогда, со слизью, мы все будем рвать врага в клочья… Одна беда, сейчас на Земле такой враг – сами люди, и я не знаю, что с этим делать.
- Я тоже, брат… - грустно ответил Рональд, и отправился спать. Ангсерги собрался в дорогу. За Ангири он не боялся – в клане в его отсутствие о ней всегда позаботятся. Она сложила ему мясолиста и мяса, заранее наполнила фляги – человеческой теперь мало, нави с собой носят либо одну большую, либо две поменьше – одна на поясе, вторая на седле икрана. Роджер видимо был не близко, но откликнулся сразу и обещал к рассвету добраться. И интуиция, и логика подсказывала, что возможно ему удастся попасть на Землю, и на всякий случай человеческие шмотки он потуже свернув, прикрутил к креслу. Проверив экипировку, Ангсерги уснул рядом со своими детьми. Он уже понял, что поиск ответов на множество загадок выходит на новый уровень, и он стоит на пороге открытий. И от них веяло новыми приключениями, динамика которых уже успела немного притупиться за последнее время.
Когда прилетели икраны, и Ангсерги с Рональдом и Ангуром понесли свои сёдла, пришло чувство, что путешествие будет долгим. Проводить кроме Ангири и Жули пришло ещё несколько охотников клана, они помогли загрузить икранов, и молча стояли рядом, медленно шевеля хвостами. Пречувствуя разлуку, Ангсерги ещё раз на прощанье обнял Ангири, после чего попросил Жуля присмотреть за ними.
- Не бойся за них, - ответил тот, - Со мной не пропадут…
Ангсерги и так знал, что Жуль никому его семью в обиду не даст. Свою он потерял попав на своей яхте в сильный шторм в Средиземном море, он один выжил и попал в результате сюда. Теперь он переживает за семью Ангсерги как за свою. Роджер, которого Ангсерги тоже давно не видел, сказал, что тоже успел обзавестись потомством. Ангири тихо заплакала. Забравшийся было на икрана Ангсерги спрыгнул, и прижав к груди её голову, на ушко прошептал словами:
- Мой икран, Роджер, как-то сказал, что мы всегда должны возвращаться в своё гнездо.
- А где оно будет, твоё гнездо? – мысленно спросила она.
- А там, где у меня птенцы…
- Да… - Ангири улыбнулась. - Они тебя будут ждать.
Уже взлетев, Роджер поинтересовался, почему наездник так долго собирался. «Все почувствовали, что нам с тобой опять айки-до предстоит…» - «Это интересно!..» - ответил, как в старые добрые времена Роджер с зарядом бодрости, и резко прибавил ходу, едва не обогнав летящего впереди икрана Рональда. В спину путешественникам уже светили тёплые лучи восходящего солнца, освещая путь странным синеватым светом и длинными зубами теней от гор и скал.

Продолжение следует...
Я ТАМ был, и ждут меня назад. Но дел так много тут. Kerame, slä ke nìn
ИзображениеИзображение
1

#4
Пользователь офлайн   Bolo 

  • Автор темы
  • Вожак клана.
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 13 897
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • ГородMoskow
  • Время онлайн: 665 дн. 12 час. 7 мин. 10 сек.
Репутация: 6 859
Мудрец
Глава 18. Терра-инкогнита.
Ведущим летел Рональд, и несмотря на то, что он человек, Роджер намекнул Ангсерги, что может лететь быстрее. Но сейчас лучше экономить силы, а икран Ангур вообще летел как мог, пусть и ровно, но ускорение ему явно будет тяжело одолеть. Седло, подаренное Сиюнго, Ангсерги любил – оно было удобнее и крепче тех, что делали в других кланах. Анги теперь крепят лук на седле, копируя решения клана Си. Нож Ангсерги себе уже давно сделал нормальный навийский, из когтя застреленного им прыгуна во время набега. Второй коготь он отдал Ангири, и два приберёг для детей, когда подрастут. Сейчас когда-то обычный парень, студент института, ничем не отличался от местного населения, разве только знанием людских языков и обычаев. Но никак не внешне.
Долетев до «башни», Рональд повернул ровно вдоль хребта, на юг. Ансерги знал, что там потом будет море, но что за ним он уже не знал, так что скоро для него и Ангура начнётся терра-инкогнита, и это интриговало. Впрочем, Рональд летел не совсем на юг, а часто забирая немного к востоку, словно сторонясь западных сопок. Горный невысокий хребет, тянущийся слева, начал подрастать, набирая в ширине и в высоте, но болотистая равнина внизу так и оставаясь равниной, хотя внимательно изучая её можно было заметить некоторое прореживание растительности. Роджер видимо знал эти места, и особого интереса к ним не испытывал. Ансерги узнал, что икраны их гнезда часто тут охотятся. Казалось равнина бесконечна, но слева впереди на горизонте появилось то, что стоило особого внимания.
Хребет, вдоль которого летел отряд, видно как довольно быстро набирает высоту, превращаясь в высокогорный. А на горизонте видна вершина, которая кажется вообще до космоса дотягивается. Покрытая сверкающим издалека снегом, она терялась а застрявшей по пути к верху облачности. А по мере приближения складывалось впечатление, что это острый край тектонической плиты наползший на другую, и так и оставшийся торчать на десяток километров в высь. Пока Ангур с Ангсерги заворожено рассматривали этот «Эверест», Роланд внимательно смотрел по сторонам и вниз, видимо чего-то высматривая, или опасаясь.
- Здесь бывают засады дротиков-гигантов, - пояснил он, - Но я их никогда не видел. И вообще давно не видели, но лучше посматривать. – Гору-гиганта но уже видел не раз, поэтому уже не обращал внимание. Роджер её тоже видел, но издалека, и теперь с интересом летел в её сторону.
Гора оказалась достаточно большой, что пока до неё долетели, настал день. Собственно сама гора не нужна, её надо облететь по западному склону, довольно обрывистому и вверху скалистому, но для этого необходимо пройти перевал в идущем на запад от горы хребте. Насчёт перевала Рональд был спокоен, видимо это не похоже на тот что около Мо, но его почему-то не видно.
- Далеко до перевала?
- Долетим… За перевалом ещё разлом, и потом отдохнуть надо.
Ангсерги почувствовал предстоящее ухудшение погоды. Непогода в горах – опаснее вдвойне. И попросил Роланда прибавить ходу, а Ангура поднапрячься. Роланд согласился с прибавкой хода, и начал набирать высоту, забирая уже к западу. В сплошной скале впереди прохода видно не было, а с гребня сверху ветер неприветливо сдувал снег. Но Роланд пообещал, что ничего страшного не предстоит. Роджер уже пообщавшись с его экраном это подтвердил, но добавил, что придётся идти пешком.
Ответ оказался прост. Найдя нужную скалу у хребта, Роланд завернул почти по неё, и все очутились в небольшой каньонообразной лощинке без воды. Тут надо было много набирать высоту над каменистыми осыпями, словно надо было упереться в стену нависших сверху скал, но этого не произошло. Рональд приземлился на камни около глубокой и тёмной щели, идущей вглубь хребта. Хребет, словно был расколот поперёк ею, и сложился так, что верх сошёлся, а низ – нет, и за тысячелетия туда насыпалось столько камней, что по ним можно пройти его насквозь. Но ширина прохода не позволяла икрану расправить крылья, и идти придётся пешком. Так и пошли.
В темноте было холодно, и идти надо всё время вверх. На стенках прохода недовольно скрипела какая-то живность, что-то ползало, но в целом чувства опасности не было. Пришлось пройти более полукилометра с двумя небольшими поворотами, прежде чем впереди забрезжил свет. Проход стал расширяться, и вот появилась какая-то растительность, не смотря на высоту хорошо устроившаяся в столь тихом месте. Только выйдя из тоннеля, стало ясно, почему так тихо – он заканчивался небольшой площадкой в провале похожим на каменный стакан, но вылететь оттуда икран уже мог.
- Я называю это место «сабвэем» - прокомментировал Рональд. – А это – «эскалатор»!
Однако бодрости икранам этот «эскалатор» не придал, и они по очереди тяжело выгребали наверх, где взору путников открылась наклонённая к горизонту степь, над которой гулял довольно сильный ветер. Наклон был по пути, и это радовало. Степь закончилась резким обрывом, за которым можно было видеть уходящие вниз небольшие хребты и текущие между ними реки. Ангсерги старался хорошо запоминать дорогу и ориентиры, потому что согласно плану назад он полетит вдвоём с Ангуром, который уже начал намекать, что его икран сильно устал, но будет лететь до последнего, потому что для него это способ саморазвития. Однако напрягаться больше не пришлось: началось планирование вниз по долине с ручьём, на глазах превращающегося в реку, потом река в грохотом обрушилась в водопад. За водопадом и был тот самый «разлом» - словно каменная плита, из которой образовались эти горы, треснула, и в образовавшейся щели из горизонта в горизонт набралась вода. Ровный, но скальный как и этот, противоположный берег находился даже чуть ниже, и было видно ровную, покрытую не самой густой растительностью равнину сразу за ним.
Рональд над водой повернул к востоку, пока не увидели ещё один небольшой водопадик, и вырулил прямо над ним. Водопадик образовывался из небольшого, но очень быстрого ручейка, около которого на лысых холмах можно очень удобно отдохнуть. Роджер уже узнал у икрана Рональда, где там можно перекусить кого-нибудь, но это делать им придётся вместе.
Нави и человек наконец оказались на земле, размялись, сняв с икранов поклажу, что бы те могли свободно поохотится, и спустились в небольшую щель между холмиков. Там кто-то заботливо соорудил укрытие от ветра из плоских камней, и можно с комфортом поесть-попить и отдохнуть в ожидании икранов.
Ангур просто свалился спать, нырнув в специально отложенные для этого листья. Все силы по дороге он отдал икрану, и сейчас ему надо восстановится. Ангсерги знал, почему именно его вождь послал с ним – это молодой, бойкий нави с жаждой знаний. Но без опыта. Всё время расспрашивал Наездников бури и далеко летавших об их приключениях, а Ангсерги ещё о жизни людей на земле, но Ангсерги не хотел ничего рассказывать ему о мире людей – не хотел уродовать эту чистую душу грязью людской алчности. Сейчас парень набирался опыта и силы. Икраны, после еды намерились отдохнуть, закрывшись чуть ниже холмика крыльями. А Рональд, достав немного еды на всех и отложив для Ангура, задал Ангсерги давно мучающий его вопрос: как тот смог стать нави?
- Да брат.. ну ты спросишь. Я сам не знаю. Как-то вдруг выяснилось, что я и не был человеком вовсе. Я по крови нави. Только родился на Земле, ну и дальше получается дело техники, раз попал сюда. А зачем ты хочешь стать нави, ты и так мужик видный, здоровый, тебя в обиду клан не даст…
- Не так всё просто. У тебя семья, дети… Да, мне тут здорово, да возраст не в плюс идёт. В общем, достало меня уже тут бобылём бултыхаться, и назад – самоубийство. В тюрягу упекут. Или, после всего этого – в психушку.
- А что семья?
- У нас в Америке познакомится с девушкой не просто. Ты ей подмигнёшь, цветок подаришь… а на следующий день тебя находит её адвокат с иском на сексуальное домогательство. И вот как? Я учился, работал… Думал пусть тогда сами внимание оказывают, вот и присмотрю себе кого, но за работой как-то не до того было… А потом… Сам знаешь. А у нас в клане есть такие красавицы! Эх… - Рональд мечтательно вздохнул, - И юристов у них нет, адвокатов тоже… Только я им даже в пупок дыхнуть не могу… Так что, поможешь?
- Как? Я сам не понимаю в этом ничего, тебе Роман что-то объяснял?
- Да. Про точку сборки, про порталы, психомоторику… Порталы проходил несколько раз, но так ничего же не получалось… Не могу ощутить то, чего нет, понимаешь?
- Вроде. Но кажется я знаю, что можно сделать. Перед тем, как я стал таким, я вспомнил один сон, где я был нави. Я всё ощущал как нави. Давай-ка попробую я тебе показать, что это такое, готов?
- А что делать надо?
- Сидеть, не рыпаться, и ни о чём не думать, я тебе покажу…
Роланд сел напротив Ангсерги, и они попытались настроится друг на друга, хотя при таком уровне общения не было понятно, что это значило. Ангсерги сосредоточился и погнал Рональду сначала образы, из сна, из первых впечатлений от тела нави, ещё там у портала, как летел на икране, ощущения, всё, что стоило внимания и невозможно описать словами. Для него эти воспоминания тоже были приятными, и Ангсерги позволил себе немного посмаковать их. Впрочем, Рональду этого и надо было. Но некоторое время сидел молча переваривая информацию, а потом коротко выдал: «Круто!»
- Рональд, А знаешь что, ты ведь и мне помочь можешь здорово.
- Я? Тебе?..
- Да. Ты знаешь, зачем я лечу к Уийнингу? – Ангсерги передал ему подробности беседы под деревом, - Мне надо попасть на землю, а я застрял тут с этим… – Ангсерги показал ему кончик хвоста, но при этом ласково его погладил. Нет, я помню человеческое тело, и теперь понимаю, что надо делать, но мне надо хоть чуть мыслить, нервы что ли, что бы как у людей. И я не знаю, как искать и открывать порталы.
- Задал задачку… Знаешь, я сам с порталами случайно разобрался. Нужен, говоря образно, ключ, Волю, и адрес. Адрес, это точно знать мир, в который идёшь, место, чувствовать его внутри и снаружи… у вас, нави, это должно получаться лучше. С Волей чуть сложнее. Ты когда вулкан будили глаза открывал?
- Да, я видел свет моего народа и людей.
- А шары, такие светящиеся нити?
- Были, они вроде как и всю работу сделали.
- Это и была Воля. Твоя, всех кто там был, собиралась в единый поток. Она выходит из живота, вот тут – Рональд показал на точку Дань-Тянь, как её называют в Китае, - бывает как щупальца, или как коса. Её ты направляешь в ключ…
- Где его взять? У Романа такая палка есть – это ключ?
- Да, это ключ. Взять его сложно, он делается. Берёшь что-то чистого происхождения, что может накапливать энергию, и ходишь с этим предметом там, где есть Сила. Не знаю как объяснить, пропускаешь её через этот предмет и себя. Тогда предмет становится ключём. Ты это почувствуешь. Просто беря в руку будешь ощущать не только предмет, но и его энергию. А дальше… Ну я чтобы найти сюда портал когда хотел вернуться, облазил всю Аляску, скалистые горы… А потом вспомнил, как меня перенесло в парке. Пришёл на это место, взял ключ, и просто вырубил мозг, врубил Волю. Начинаешь что-то делать, как-то само получается, никакой логики… У нави это вообще должно быть легко. И всем этим словно щель между мирами раздвигаешь, в этот момент надо вИдеть, а не смотреть на всё. И как-то бац – и получилось. Меня про это ещё ваш Женя спрашивал, когда ты в Си летал, но я не знаю русского, а он не слышит нас мыслями. И не чувствует. Ну как я ему объясню?
- А я тебя понял… Ну я это прочувствовал. Но надо попробовать. Не хватает ключа и портала только, да и времени столько прошло…
- Со временем не так всё просто. Это я тебе как учёный говорю… Относительно оно. Ты что-то про антимиры слышал? Антиматерию? Так вот, там время идёт в обратную сторону, и есть одна лазейка…
- Почему лазейка? Многим бы хотелось этим воспользоваться, раз – и в прошлое!
- Не так всё просто, мой синекожий брат. Оно там течёт как-то иначе. Одна минута там – две-три недели на земле. Точнее не скажу. Там страшно. Жуткое место. Да и портал там… лишний раз туда соваться не стоит. Я раз сунулся – еле ноги унёс, чуть без икрана не остался…
- Ко?
- Нет. Хуже. Там моря и близко нет… Смотри, Ангур проснулся! Поешь, мы тебе оставили.
- Спасибо за еду, - Ангур наклонил голову в знак благодарности и из уважения к большему опыту старших. – А что может быть для икрана страшнее ко и икки?
- Другие икраны, Ангур, совсем другие… Мы их называем «дички» - они совсем дикие, жадные, нападают на всё и вся, даже на своих, и едят их. С ними нельзя подружится. У нас в клане в те места никто не летает.
- А почему они такие?
- Нави нашего клана говорят так: они долго жили и живут в замкнутом мире, сил перелететь пустыню у них нет – им было хорошо в своей «Яме», расплодились, разжирели. Они совсем не развивались и ни с кем не общались. Но потом живность в яме закончилась, и у них начался голод. Одичали, озверели. Их можно отличить от обычных икранов. Они какие-то другие.
Яму Рональд показал как огромную, когда-то густозаросшую, а теперь полупустынную полукруглую долину среди острых скал, сильно ниже остальной поверхности, где было очень мало растительности, только выжженная солнцем каменистая пустыня. Это не выглядело как-то странно, а вот дички заставили поволноваться и хотелось знать про них больше.
Ангур немного напрягся. Ни он, ни Ангсерги такое не знали, а Рональд показать ничего, кроме страха, теней и какого-то бега в темноте не мог.
- Ансерги, если ты туда пойдёшь – я с тобой. Прикрывать буду. Да и телом поэкспериментирую. Теперь есть надежда.
- И я! Прикрою, - бодро ответил Ангур, - Только скажите, что делать?
- Быть осторожным и метко стрелять, - уточнил Рональд. – Наши икраны тоже отдохнули, не пора ли нам на крыло?
Снова загрузив икранов, поднялись в воздух. Теперь равнину видно было хорошо, и облака, начавшие прибывать со стороны моря, которое судя по всему было где-то впереди справа, к западу. В конце долины виднелось непонятное сооружение воткнутое в небо словно большая расчёска.
- Это «забор»… За ним уже земля Уйнов начинается! – сообщил Рональд словно гид. Но до этого забора ещё добраться надо. Зачем снова набирать высоту все поняли сразу – «забор». И с высоты стало видно морской берег с едва заметным прибоем по песчаному берегу, довольно пустынному. Солнце тут даже не пекло, а просто жарило привыкшую к жаре навийскую кожу, и Ангсерги чувствовал, что не зря заполнил фляги на остановке. Непривычно было видеть степную растительность на каменистой почве – упругие кольца трав, торчащие редко, но пышно деревья, ощетинившиеся во все стороны иглами, и редкое и малозаметное шевеление мелкой живности. Но когда долетели до реки, стало видно что живности как раз не мало, там как раз всё кишело ею, даже в воде. В крутых изгибах реки располагались густые непролазные оазисы из самой разнообразной растительности, даже деревья-гиганты попадались. Ангсерги с Роджером с интересом разглядывали столь необычные места, благо река, мельчая и разбиваясь вела своим истоком к «забору».
Когда долетели до подножия «забора», оказалось, что расстояние преодолели просто гигантское. В основном благодаря жаре, поднимающейся от раскалённой поверхности. Далеко на горизонте сзади, уже в облачной дымке бушующего там дождя было видно тёмный и грозный силуэт «Эвереста», и высоченного хребта уходящего на северо-восток от него. А вот впереди забор был довольно необычным препятствием. Его конечно можно было просто перелететь, но он был довольно высок, т состоял из множества торчащих вертикально каменных острых столбов-зубов, словно здесь собралось несколько тысяч «башен»-ориентиров, и выстроилось в ряд почти поперёк пути. За ними было видно каменистую равнину, но на значительно большей высоте, чем та, над которой только что летели. Но тут как фонарный столб – проще облететь, чем перелезть. Рональд дал понять, что после «забора надо будет приземлится и отдохнуть, а сейчас он ищет нормальный проход между часто стоящих «зубов» забора, к тому же постоянно набирать высоту в такой жаре дело было не из приятных.
В найденную щель ныряли по очереди, и внутри лететь довольно медленно, совершая частые повороты среди гулко свистящих от ветра каменных столбов. Наверняка такой проход тут не один, но если ошибешься – выбраться будет трудно. Наконец столбы стали становится толще и ниже, превращаясь в скорее крупно растресковавшуюся каменную плиту, и икраны, выбравшись из лабиринта столбов, начали подниматься над местом начала перегиба, вызвавшего это растрескивание. За ним началась другая равнина, больше похожая на африканскую саванну. Рональд не стал брать выше и сел на первое ровное место на равнине.
- Вот я и дома… в Африке… - заявил он уже когда все расположились для еды. Его икран явно что-то объяснял икранам Ангов, видимо охота здесь имела свою специфику, и те не торопились куда-то лететь. Вместо этого, они крадучись пошли куда-то в сторону песчаных куч неподалёку, а наездники уже жевали свой мясолист. – Это началась земля Уйнов!
- А где пограничные столбики?
- Вы же нави, знаешь, что шучу. Земля у нас везде общая… - Улыбаясь белыми рядами зубов, смягчился Рональд. – Здесь не бывает войн, может и оттого, что нет границ?
Ангур внимательно слушал, пытаясь понять логику человека и того, который её понимает. Первый раз оказавшись так далеко от родных мест, он старался себя показывать с самой лучшей стороны, что бы поддержать честь клана Анг на своём примере. Уйнов он видел и раньше, но те тогда были у него в гостях. Теперь гостем будет он.

Глава 19. Уйны.
Отдых был без приключений. Единственное, что икраны каким-то чудом вытащили из песка здоровенного червяка, и очень обстоятельно его делили и изучали. Видимо самым вожделенным был орган наполненный какой-то жидкостью, скорее всего водой, и они, положив его в тень, устроили небольшую подбросайку первым попавшимся камнем. Выиграл понятно Роджер, но он великодушно поделился добычей с остальными. Нави и человек с интересом наблюдали за поведением икранов, ощущая какое-то тихое блаженство от происходящего момента. Но пора лететь дальше.
Каменистая равнина как оказалось, простирается не далеко, наискосок упираясь в высокий обрывистый морской берег. Высота обрыва была грандиозной, ровно как и берег, на который надо лететь. На востоке у горизонта краснел в закатных лучах стоящий стеной ещё один берег, и получалось, что перелететь надо залив. Набранная высота над равниной, если её не сбрасывать, позволяет довольно безопасно пересекать залив, но, как сказал Рональд, если тут застанет непогода, а такое бывает, то залив превращается в чашу наполненную облаками из молочного тумана, тогда приходится делать большой крюк вдоль берега. До следующего берега в результате дотянули без проблем, хотя восходящих потоков почему-то было мало.
На другой стороне залива, сразу за скалистым берегом пошла ровная, сухая полупустыня. Каменистая, несильно рельефная поверхность в основном заросла редкой и мелкой травой, баобабами-кактусами, которые Ангсерги видел раньше в гнезде икранов, круг-деревьями, только в каком-то карликовом исполнении и с короткими листьями. Интересны были растения, больше похожие на нагромождение кристаллов. Но что это не кристаллы было видно по тому, как они гнуться от ветра, и местами кем-то поедены.
От парящих над полупустыней икранов по земле бежит стадо… жуков. Эти существа на самом деле не насекомые, но внешне очень похожи, только покрыты кожей, а не хитином, и их тонкие ножки и формы тел напоминают именно жуков. Только очень больших, а поднятая ими пыль разносится ветром, стук нескольких сотен ног спугивает от редких деревьев существ, похожих на двух-головых богомолов, причём вторая голова – сзади. Богомолы заметавшись, ищут укрытия под деревьями побольше, а от Роджера приходит мысль похожая на «Таких ещё не пробовал…» - «Я тоже», - подбодрил его Ангсерги, и они продолжали нестись на этим удивительным своей непохожестью краем.
Небо начало темнеть, провожая за далёкий западный горизонт пузырящееся от жары солнце. А впереди Анги увидели доселе невиданное зрелище: большая, с ярким красным отливом, испещренная метеоритами и неизвестно ещё чем летавшим в космосе Луна. Почему-то было сразу понятно, что это небесное тело спутник планеты-матери, и на Земной аналог даже чем-то похоже. Сложно сказать, насколько высока её орбита, но отсюда кажется, что эта луна больше земной в несколько раз. Поскольку за всю проведённую жизнь здесь Анги увидели её впервые, было понятно, что сейчас они уже в другом полушарии планеты, а луна вращается вместе с планетой, вися как геостационарный спутник.
Увлечённые космическим зрелищем, Анги не заметили, как впереди показалась пара икранов. Они были без наездников, и судя по всему просто охотились, и завидев прилетевшую издалека группу, решили рассмотреть гостей поближе. Сначала идя встречным курсом, потом взяв вежливо немного левее, тем не менее, вызвали некоторую тревогу – после рассказов про дичков. Но Рональд успокоил, сообщив, что дички в эти места не долетят никогда, а если это вдруг случится, то любой икран считает своим долгом его или прогнать, или убить на месте. Эти же, подлетев совсем близко, вдруг резко взмыли вверх, проворачиваясь по спирали, и показали свои бледно-голубые животы с прижатыми к ним лапами. Сделанная «свечка» в парном исполнении выглядела как выпрыгивание дельфинов из воды. Мощно, грандиозно, красиво и непонятно.
- Это они так нас приветствуют.
- За что?
- Мы им сказали, где видели то стадо «жуков», и куда оно побежало, - развёрнуто ответил Роджер. Настроение как-то поднялось, а в воздухе появилась прохлада, такая приятная после испепеляющего дня. А замеченные на горизонте проблески от русла реки и густая растительность по её берегам означала, что стоянка клана Уйнов уже в поле зрения, и скорее сего оттуда уже заметили подлетающую группу.
К стоянке, больше похожей на посёлок кожаных палаток, подлетали уже в ночи. Над лесом высоко вверх торчала похожая на земную пограничную наблюдательная вышка, собранная из толстых стеблей камень-дерева на здоровенном валуне недалеко от стоянки. Специально для икранов сделано укрытие рядом с площадкой и у границы леса, где они могут покойно отдыхать после перелётов или успешной охоты, не отлучаясь далеко, что бы оказаться рядом, если вдруг залетят дички. Разумеется, в клане почти никто не спал, все вышли встречать путешественников.
Сразу после посадки с десяток рук помогли разгрузить уставших икранов, и те спокойно сняв сёдла отправились искать пропитание с собратьями, что бы потом мирно подремать под завесом. Караный диск луны, вращение которого можно даже было заметить если посмотреть на неё некоторое время, заливал всё вокруг ровным светом, конечно не день, но без фонарей обходиться точно можно. Палатки, которые сверху выглядели как укрытия от непогоды оказались укрытиями от погоды – в дневное время там прячутся от солнца.
Прилетевшие направились на представление к вождю. Рональд по пути дал несколько комментариев к его личности. Его по праву называют Великим вождём, хотя если бы у него было бы другое имя, то его назвали бы «тот у кого есть все ответы». Но он не только лучше всех вИдит в клане. Он ещё искусный мастер по отделке кресел кожей и её дублению. Статус вождя вовсе не означал, что он ничего не делает, работает наравне со всеми, иногда даже подменяет дежурных на постах. Обиталище его семьи, а здесь у всех семей оно отдельное, ничем не отличалось от остальных, да и сам он тогда отличался только шкурой на плечах, а сейчас, когда её нет, вообще если не знать что он – вождь, отличить от остальных членов клана невозможно. Он поджидал прибывших традицонно под деревом.
- Почему он всегда под деревом сидит?
- Он с ними разговаривает. Они учат его мудрости, - неожиданно для человека пояснил Рональд. Для столь важного момента – представления-приветсятвия, Уийнинг встал, и сделал серьёзный вид, подняв хвост и уши. Рональд приветствовал первым, должив о успешном выполнении задания.
- Ангсерги, Наездник бури клана Анг, - привычно и скромно представился Ангсерги.
- Ангур, воздушный охотник клана Анг.
- Я уийнинг, вождь клана Уйнов, - довольно буднично произнёс вождь, приветствую вас, Анги, наш клан всегда ценил ваше мастерство и храбрость. Здесь вы найдёте всё что вам необходимо для отдыха и продолжения пути, закончил он и внимательно посмотрел на Ангсерги. – Вам надо отдохнут, вам покажут, где вы можете расположится.
Вождь сделал жест приветствия «от вождя», и в ответ прибывшие приветствовали его как вождя снова. Собрались уйти, как Уийнинг добавил:
- Ангсерги из клана Анг… Останьтесь.
Остались все. Из любопытства, но отошли в сторону, чтобы не мешать. Вождь подошёл к Ангсерги, и обошёл его со всех сторон. После чего спросил:
- Ангсерги, наездник бури… Ты помнишь наш прошлый разговор? Что говорили?
- Да, великий вождь. Было сказано: узнаю прошлое и возможно будущее, и что тут тоже мой дом. И хочу всё это узнать…
- Хорошо. – Уининг ответил так, словно поставил оценку за сделанные уроки. – Тогда пошли.
За вождём следовал не отставая Ангсерги и рядом Ангур, сзади мельтешил, уворачиваясь от их хвостов, Рональд. Они прошли вглубь деревни, пока не дошли до небольшого каменного сооружения, около которого под открытым небом сидел пожилой нави, и сосредоточенно делал и освящал стрелы. У него была тут целая производственная линия. Вождь попросил Ангсерги представится старику. Что Ангсерги и сделал. Старик привстал, и так же приветствовал Ангсерги, назвавшись Уйтигом. Но когда старик взглянул в глаза Ангсерги, тот почувствовал что-то странное и не понятно, но довольно сильное. Он посмотрел на остальных собравшихся, а пришло ещё несколько нави из клана, и у всех, кроме вождя, на лицах и в мыслях было удивление.На немой вопрос Ангсерги ему ответили кратко: «Похож».
- Уйтиг, ты видишь его? – спросил вождь.
- Да, вижу, вождь.
- Это он?
- Это он.
- Расскажи ему всё что знаешь. – и махнув хвостом, Уийнинг удалился. Уйтиг попросил Ангсерги устроится поудобнее, и не отвлекаясь от стрелоделания, спросил, кто он и как сюда попал. Ангсерги быстро рассказал свою необычную историю, после чего старик взял небольшую паузу. Закончив ещё четыре стрелы, но отложил всё в сторону, и попросил рассказать о той вещи, что ему передали. Ангсерги рассказал, что знает, и достав её, плодил перед стариком, добавив, что понятия не имеет как она к нему относится.
- Я должен тебе поведать одну историю, которая тебя напрямую знает, - витиевато начал старик. И я давно ждал этого момента, и уже не надеялся, что дождусь. – Уйтиг снова взял паузу, и несколько раз глубоко вздохнул. Чувствовалось, что он старается справится с волнением, и что давно готовился к этой встрече, но сейчас с трудом подбирает мысль, с которой начать. Но вот он решился и начал свой рассказ:
Когда-то давно наши охотники подобрали на охоте непонятное существо. Оно было очень странным, раньше мы таких не видели. Это был человек. Он был ранен, но очень мужественный. Сначала мы не понимали, почему он нас не слышит, а издаёт какие-то странные звуки, чего-то рисует. Но потом вождь, который тогда был, сделал так, что он стал слышать. И мы узнали, что это человек попал к нам, когда спасал свой мир от каких-то страшных врагов. Он рассказал про металлических чудищ, ползающих по земле и всё разрушающих, о других людях, которые уничтожают его мир, и с которыми он со своим кланом воевал. Там были очень большие кланы. Они ещё летали на железных птицах и убивали всё ради забавы и земли. Его завали… вот, уже забыл… но выглядел он так.. – старик передал объёмный образ. Это был человек, со смуглыми волосами, с явно кавказскими чертами лица, одетый в советскую гимнастёрку времён второй мировой. После чего Уйтиг продолжил:
Мы его вылечили, и он жил у нас в клане. Он говорил, что мы живём очень хорошо, и что ему никто не поверит, если он вернётся назад, но он очень хотел вернуться, что бы продолжить свою борьбу, и самое главное, он очень хотел увидеть снова свою семью, которая жила… на земле Дагов…
- Дагестан? – осторожно спросил Ангсерги.
- Да! Дагестан! Так вот, этот человек, несмотря на свой маленький размер, был великим. Он всегда находил способ показать всем нави в клане, что такое верность семье, клану, а о его мужественных поступках говорили все, и детей до сих пор учат на его примере. Но он всё равно хотел вернуться в свой мир. Так вот, был тогда один молодой и отважный нави – Уийк. Он сильно подружился с этим человеком. Очень сильно, и так проникся его идеями, что решил помочь ему вернуться в его мир. Они вместе излетали всю округу, и в конце концов нашли место, откуда можно было туда попасть. Но это место оказалось в Яме. Яма – страшное место, там живут дички. Это было очень опасно, и тогда они попросили вождя научить их проходить между мирами. Человек и Уийк долго готовились, причём человек, зная, что Уийк в его мире не может быть в теле нави, научил чувствовать себя человеком. Они сделали себе ключ, палку-посох, что бы пройти в мир людей, и отправились туда. Мы не знали, что там было, их икраны вернулись без них.
Много, много дней прошло с тех пор, и однажды Уийк вернулся. Он много не рассказывал о том, что с ним было в мире людей. Он не рассказал, что такое война, но сказал, что они победили врага, и что тот человек на этой войне погиб, защищая свой народ, а Уийк сумел получить какие-то вещи одного из убитых, и жить там как человек. Он выбрал себе женщину, и создал семью. Но оказалось, что правители их клана очень жестоки к своему народу, ненавидят его и уничтожают. Тогда он решил забрать семью сюда, но ему не поверили, и сделали так, что пришлось спасаться бегством. Тогда он к нам вернулся. От войны у него были раны, мы лечили его, но он не дожил до этих дней.
Так вот. Уийк – это мой брат. Он сказал перед смертью, что когда-нибудь в наш мир придёт тот, в ком живёт нави, но он об этом знать не будет. И что бы помочь ему, я должен отдать ему то, что принадлежало моему брату. Кроме этой вещи, остались ещё две. Ты можешь их забрать. Я вИжу, что ты – тот самый нави, но ты – уже об этом знаешь. То, что про тебя рассказывают – очень похоже на моего брата. Он тоже был Наездником бури.
Ангсерги был в глубоком замешательстве. С одной стороны, всё предельно ясно, с другой – что-то не сходилось в рассказах отца и этого старика нави. Впрочем, надо посмотреть, что ещё за сюрпризы у него запасе. Дав знак почтения и согласия, как положено у нави по отношению к старшим и более опытным, он попросил показать то, что осталось от Уийка. Уйтиг тяжело встал, и вяло махая хвостом, залез в каменный сарай рядом. Долго там копошился, после чего вытащил небольшой мешок из кожи, и раскрыв его, достал два свёртка. Принеся их поближе к собравшимся, он их развернул. В маленьком оказалась потёртый от частого ношения портсигар, разумеется пустой, зато второй удивил и его, и Роланда. В нём оказался не много немало отлично сохранившийся пистолет-пулемёт Шпагина, ППШ, который Ангсерги видел и в музеях, и в кадрах военной хроники, и у статуй советским солдатам. Дисковый магазин был отстёгнут, патроны россыпью в отдельном мешочке. В больших руках нави это оружие выглядело как игрушка, да и воспользоваться было сложно, всё, что мог Ангсерги – это присоеденить дисковый магазин.
- Ого! Русский томпсон! – в руки ППШ взял Рональд.
- Не томпсон, Рональд, а легендарное оружие Великой Отечественной Войны, наши деды с ним в такой кровавой бане побеждали… Я же тебе показывал…
- Да, брат, знаю, но зачем оно здесь?
- Уийк сказал, что он припрятывал это, что бы при возвращении от дичков защитится, но оно ему не понадобилось, он их как-то обхитрил.
- Уйтиг, скажи, что там за проход между мирами? Могу ли я туда попасть?
- Это очень опасно, многие нави там погибли со своими икранами. Там будет ход, где время пятится, и там очень плохо. Зачем тебе туда?
- Мне надо вернуться в тот мир, обязательно надо, там у меня часть семьи. Я должен их увидеть. Помогите мне. И ещё я потом вернусь сюда. Здесь мой дом.
Старик, как теперь получалось родственник Ангсерги Уйтиг, задумался. Потом опять пошёл в сарай, и вынес оттуда палку из камень-дерева. Она была обтёсана особым образом, что бы её мог нести человек. На верху красовалась грубо вырезанная пятиконечная звезда, что сразу говорило о её создателях.
- Это ключ-посох твоего предка, Ангсерги. Теперь он твой.
Ансерги от неожиданности присел, словно ему вручают рыцарский меч. Иначе он просто не мог принять такой дар, но кроме него никто это жест не понял, хотя натянувшийся сзади хвост выдавал волнение его хозяина.
- Ангсерги, ты часть своего народа, ты – Анг. Но помни, что твои корни тут, в клане Уйнов, и здесь твой дом по праву. – очень серьёзно добавил старик Уйтиг.
Ангсерги опустил уши, и наклонил голову. Молча, без мыслей, он приветствовал старика ещё раз, и попросил прощения за то, что вынужден отлучится – с дороги он и его друзья ещё не ели и требовалось справить нужду. Уйтиг сказал, что и где им делать, но просил когда те отдохнут, зайти к нему ещё раз.
У общего очага сидело много народу, играла тихо музыка. Нави не любят громких звуков, поэтому бесхитростные инструменты не выдавали глубоких басов и тонкого фальцета. Что-то похожее на ударные, дудочки… Поприветствовав собравшихся, стали искать место. Приветствие делалось не из-за того, что такие правила или традиции, хотя и не без этого, а больше потому, что это был такой обмен уважительным настроем, инструментом взаимной эмоциональной поддержки. Ангсерги так к этому привык, что не представлял, как можно поступать иначе. Гостям уважительно уступили место, и позволили, точнее никто не запрещал, взять еду из «общего котла». Несмотря на усталость, спать пока не хотелось, и путники решили обсудить свои планы.
- Это мой шанс, я должен попасть туда, в портал…
- Ты собираешься лететь в Яму?
- Да, в ближайшее время такого случая не предоставится, что бы ещё «где время пятится», и мне понадобится твоя помощь, Рональд.
- Это и мне надо, ты же знаешь.
- Я вас одних туда не пущу! – решительно добавил Ангур.
- Значит, братья, завтра летим в Яму. Далеко туда?
- Полтора крыла. Налегке за день долетим. Но икранам надо хорошо отдохнуть.
- Так близко?
- Ну как сказать… Это северо-восток, пустыня, сушь…
После посиделок у огня всё же потянуло в сон. Гамаки здесь были между деревьев, как на земле, а Рональд пошёл спать в свою «палатку» не забыв прихватить ППШ.
К рассвету все выспались, и первым делом отправились к Уйтигу. Тот ещё дремал, около своих стрел, но почувствовав, что к нему пришли, постарался сделать бодрый вид. Сразу после приветствия перешли к делу:
- Ты просил нас придти. И у нас есть к тебе вопрос.
- Я знаю, что вы собираетесь лететь в Яму. Это опасное дело, и я не могу на это смотреть спокойно. Вот… - старик поднял связку новеньких стрел. - Здесь 11 раз по 4 стрел. Они вам могут пригодится, дички по одному не нападают. Я сам их освятил для тебя, будут лететь точно, куда пошлешь, Ангсерги, Наездник бури. Теперь я свободен. Я выполнил воли брата, сделал всё как он просил. Пусть удача будет с тобой… - он положил руку на грудь своему родственнику, и тот ответил тем же. Трогательный момент нарушил Уийнинг, который незаметно подошел сзади.
- Ангсерги, теперь ты знаешь всё, - сказал он после соответствующих обменов приветствиями, - Ты познал прошлое, и уже знаешь, что тебя ждёт в будущем. Уийк был очень достойным нави, и его вождь просил меня помочь тому, кто придёт из того мира. Я свой дог выполнил. Теперь ты должен выполнить свой.
Все склонили почтительно головы. Уйининг не был вождём для Ангов, и отменить их полёт не имел права, но мог не пустить Рональда. Поэтому Рональд попросил его отдельно разрешить ему эту попытку.
- Если наёдёшь свою свободу в этом не могу тебя остановить. Раз ты принял этот вызов, должен на него ответить. Рональд из клана Уйнов, сделай всё, что бы помочь нашим гостям. – Рональд тоже замер в согласном почтении, пока его случайно не шлёпнул хвост Ангура.
- Ой… - все рассмеялись, а вождь только довольно улыбнулся. Это был хороший знак – значит, что день будет удачным.
Попрощавшись со старым Уйтигом, позвали икранов, и пока те решали какие-то свои проблемы, группа отправилась к очагу, что бы поесть и запасти еду на дорогу. Было видно, как икраны по очереди прилетели, и топтались в ожидании нового перелёта. Однако новость, что надо будет лететь в Яму вызвала некоторое замешательство.
- Это интересно, - выдал Роджер после этого, - Там будет айкидо?
- Похоже, Роджер, без него никак…
- Это интересно… - оптимизм Роджера был подкреплён полным желудком и хорошо проведённой ночи.
Ангур и Ангсерги распределили между собой взятые у Уйтига и свои стрелы поровну, каждому досталось по 23 штуки. Оказалось, что Ангур запасся ещё в клане аж 12-ю, что было довольно необычно. Рональд, единственный человек, и только он мог справится с ППШ. Он зарядил в магазин патроны, и повесил оружие себе за спину. Здоровый, по человеческим меркам афроамериканец с ППШ на перевес залезающий на гигантскую птицу-икрана выглядел настолько фантастически, что удивился даже Ангсерги. Сам тоже ещё раз проверил экипировку – всё по минимуму, вода, еда, оружие, ключ-посох, и притороченный куль-рюкзак с человечьими шмотками. Готов. Икраны тоже немного волновались, предчувствуя, что этот полёт будет не простым, и конечно же точно зная о чём думают их наездники. Все внутренне собрались.
- Ну мы прямо в бой собрались, на войну…
- Да, брат, это будет бой, скорее всего.
- Ангур будет храбро сражаться! – как-то невпопад закончил молодой нави клана Анг.

Глава 20. Бой.
После взлёта Рональд полетел на северо-восток, щурясь от восходящего справа солнца, вдоль русла реки. Лететь надо было, пока она не упрётся в валунистую гряду, от которой повернёт на восток и потом немного к югу, но путь к Яме лежал через гряду. Пока летели над рекой, удавалось рассматривать оживающую в утренних лучах жизнь – из воды на сушу вылезали греться какие-то червеобазные, поднимался галдёж мелких существ, прячущихся в густой прибрежной растительности. Сама гряда появилась на горизонте к полудню, река уже значительно стала мельче, а берега в основном заболоченные, но в них всё равно что-то шевелилось. Рональд предложил остановится и отдохнуть, хотя икраны на усталость не жаловались.
- Мы сейчас на самом деле высоко поднялись, но к Яме мы должны быть полны сил, там может быть что угодно, - пояснил он, - Гряда – это по-своему граница, потому что именно до неё могут долететь самые сильные дички.
Гряда – это своего рода хребет, и довольно высокий, но из-за мелко-холмистой структуры и наваленных посередине больших камней казался небольшим. Тем не менее, что бы его перелететь, всем пришлось попотеть в буквальном смысле.
Сразу за грядой начался плавный и ровный спуск, сброс высоты, и икраны отдыхали на планировании. Но внизу наблюдался довольно унылый пейзаж: редкие клочки травы, тонкие былинки деревьев дополняли сухую, пыльную почву и камни разбросанные тут и там. Пустыня. Но вскоре в этой пустыне начали попадаться следы жизни – в основном скелеты разных существ, часто рядом с ними можно было увидеть груды какого-то материала и множество странных тёмных пятен с светлыми прожилками. Пятна сильно рассохлись и потрескались. По мере продвижения вглубь пустыни пятен становилось больше, появились следы высушенных русел рек, или небольшие лужицы и ручейки, в которых догнивали чьи-то скелеты и растворялись пятна. От всего этого даже на высоте можно было уловить довольно смрадный запах. Все, включая Рональда, строили гримасы поймав очередную «волну».
- Это помёт, - ответил на немой вопрос Роджер, - Помёт икранов. Видимо те, кто тут живут гадят прямо там, где едят.
- А это что? – Ангсерги показал на странноватые сооружения из обгрызенных стволов деревьев. Они постоянно попадались, иногда это просто конструкция поддерживающая камень, иногда больше похожая на клетку, были и довольно замысловатые устройства. Но все они разрушались от времени или утопали в останках животных и помёте. Но Роджер не знал что это. Зато знал Рональд:
- Это ловушки. Их строят дички, чтобы не охотится. Но тут уже почти не на кого охотится, всех истребили.
- Да уж. Кто ж сюда сунется?
- Вот мы, например…
- Понял…
По натянутому хвосту Ангура, было видно, что он напряжён и внимательно слушает. С приближением к Яме ловушек, костей и помёта становилось всё больше. Иногда можно было видеть целые свалки подобного мусора.
- Знаешь, что я думаю, Рональд? – неожиданно для себя решил высказаться Ангсерги, - Эти дички мне очень напоминают людей на земле. Словно пригород пролетаем.
Рональд промолчал. Наверно у них в Америке такого нет, но тут неожиданно высказал своё мнение Ангур, которое он наверно давно хотел сказать, но что-то сдерживало:
- Судя по тому, что я знаю о мире людей, то их главная проблема в том, что они как дички в Яме, сидят и дичают, убивают друг друга за кусок еды, гадят везде, где только можно. Поэтому их все боятся и не хотят пускать в свой мир. Они стали монстрами, как и дички. Их мир умирает. Они замкнулись в своём мире, или их там закрыли, что бы они не могли никому навредить.
- У нас говорят «как пауки в банке».
- Ты действительно хочешь ещё к ним вернуться?
- Я надеюсь, что не все пауки из той банки стали монстрами. Может ещё удастся кого-то спасти? А ты, Ангур, становишься мудрым!..
- А какая она, эта Яма, почему так всё сложилось?
- Я видел её только в темноте, но мне рассказывали про неё не мало. Когда-то это был цветущий оазис, а здесь не было пустыни, ну только на самых окраинах. Сама Яма – это гигантский провал, окружённый скалами, такие места икраны любят, а тут было всё: лес, вода, еда в большом количестве. Им там было хорошо, и они жили, не улетая далеко, а чужаков прогоняли. Но со временем всё начало заканчиваться, и живность стала кончаться, помёт отравил воду, и им пришлось летать дальше, хотя до границы-гряды мало кто из них в состоянии долететь. А если долетают, то другие икраны их прогоняли за их вредный характер и неуважение к матери-планете, и в Яме начался голодный мор. Дички озлобились, и теперь любого гостя убивают. Они не хотят ни с кем общаться, считая себя умнее всех…
- Хе, «цивилизация» прямо-таки… И далеко ещё?
- Мимо не проскочим. Там такой ландшафт начнётся, не ошибешься!
Действительно, к вечеру ландшафт начал меняться: появились трещины, сначала маленькие и осыпавшиеся, потом глубже и шире, постепенно превращаясь в идущие по курсу обрывистые каньоны. И везде были видны следы пребывания дичков и специфический запах, правда уже меньше – выветрился. Когда солнце стало уже заходит за горизонт, впереди появились острые когти торчащих вверх обломков обветренных скал. Они не были высокими, но к ним подлетать сверху Рональд запретил – это граница Ямы, и надо действовать скрытно. В эти острые скалы плавно превращались глубокие трещины в поверхности, которые вели к Яме. Но самих дичков видно не было.
- А где дички?
- Будут. Ещё насмотритесь… Хорошо бы поближе к скалам долететь, прежде чем встретим их.
Сначала увидели трёх. Их бы не заметили, если бы те не стали резко менять свой курс в сторону прилетающих. Потом из-за скал появилось ещё два встречающих, которые судя по выбираемым курсам, собирались организовать «встречу» во фронт. Первая же тройка стола забирать к верху, чтобы иметь небольшой ресурс. Роджер сразу дал понять, что это группа хорошо организованных охотников готовится к спланированной атаке, и всё что они могут нам сказать, а видимо он попытался провести «переговоры» - так это пожелать нам скорейшей смерти и быть помясистие. Сам Роджер несмотря на то, что знал о таком явлении, был удивлён и раздражён. «Нам тут точно айки-до предстоит, держись крепче» и стал набирать высоту. Икраны Рональда и Ангура стали повторять маневр, но тут Ангсерги понял, что в суматохе, если что, не сможет о них позаботится, и буквально приказал по своей команде резко уйти вниз и спрятаться за скалами, а сам будет приманкой, потому что Роджер самый крупный здесь икран, а Ангсерги самый аппетитный наездник. Главное – поближе к скалам подойти, связать маневры…
Дички быстро приближались, но поняв, что их маневр угадали, подъём вверх прекратили, и теперь просто неслись на встречу. Ангсерги быстро выхватил лук, и зарядив прицелился. И тут только понял, какая грозная штука – икран, особенно спереди: толстый, мощный клюв, переходящий в обтекаемую роговую чешую, острые и прочные кромки крыльев… Стрелять бесполезно – не во что, а три костяных кулака несутся на него с большим ускорением. Но план уже созрел: между их крыльев большой зазор, видимо из-за того, что они собрались атаковать сразу всех трёх прилетевших. Ангсерги дал команду приготовится, и крепко сжал ноги, чтобы не вылететь из седла – когда ты нави, это получается лучше, ноги длиннее. И вот Дички вывернули вперёд клюв для атаки, и Ангсерги сразу даёт команду остальным: «Вниз-уход резко!» сам с Роджером совершает небольшое уклонение и полный крен к горизонту. Дички по инерции проскакивают мимо, где уже нет никого, и начинают сразу выполнять маневр разворота через верх.
- Это же настоящий воздушный бой!
- Держись!.. – повторил Роджер, выравнивая курс.
Дички решили изменить вид атаки, и к двум «встречающим» пошёл один нападающий, а два промахнувшихся стали резко набирать высоту для атаки сверху. Ангсерги уже успел разобраться, как дичка отличить от обычного икрана: они заметно меньше, у них более грузное тело, и пропорционально этому крылья меньше, но более плотные, крепкие. Глаза совсем круглые, меньше, и глубже посажены. И кроме этого у них совершенно белёсые клювы. Рональд и Ангур уже проскочили «встречающих» сильно внизу, а те видимо поняв, кто тут самый опасный, окончательно решили сосредоточить удар на Роджере с Ангсерги. Пока «верхние» дички набирают высоту, было видно, как «встречные» готовятся к атаке – они перестроились, и теперь идут плотным строем навстречу, но в таком положении легко под них нырнуть. «Этого делать нельзя! – быстро дал знать Роджер, - Они готовятся к захвату, лапами» - «Роджер, сознавайся, где у икранов уязвимое место на брюхе?» - время очень дорого. Роджер показал место между туловищем и основанием ноги, там меньше всего брони, мягче кожа, и близко важные органы. Информация была своевременной, дички уже выкатывают вперёд когти. Ангсерги снова натянул лук и быстро взглянул вверх – к месту столкновения уже пикируют оба верхних дичка, с небольшим отрывом друг от друга – видимо «встречающие» останавливают, а эти сверху – один бьёт, другой добивает. По идее, уйти без шансов…
«Ну, девочки, танцуем…» - и Ангсерги выпускает стрелу крайнему левому дичку под правую ногу, которую тот уже выставил для захвата крыла Роджера, и быстро переведя линию прицеливания на правого – вторую стрелу под левую ногу, и только после этого Роджер делает тормоз хвостом и крыльями с небольшим, почти незаметным снижением. Ангсерги видит, как фланговые дички конвульсивно забились, не понимая, что их поразило, и им уже явно не до Роджера, а с центральным началось айки-до: Роджер клювом хватает левую его клешню, и рывком тянет вправо и вниз. Дичок с налёту кувыркается, разворачиваясь телом, но при этом взаимные скорости гасятся, и икраны кружатся вихрем друг над другом. Раскрытыми крыльями, они как лопастями вертолёта, наносят тяжёлые раны пытающимся удержаться в воздухе раненым «фланговым». Тут как раз подоспел первый пикировщик сверху, но вместо того, что бы таранить Роджера вся его сила набранная в падении сюда приходится на того дичка, которого Роджер за лапу держит над собой. Удар, хруст, потеря ориентации, но Ангсерги крепко сдержится ногами за Роджера, а руками за лук. Второй пикировщик успевает отклонится от свалки в воздухе, устроенной Роджером, но попадает как раз в одного из подстреленных Ангсерги собратьев. Роджер выворачивается и делает «свечку» вверх, оставляя внизу падать четырёх изуродованных дичков и плохо понимающего пятого, что собственно произошло. Как только Роджер выровнял полёт, Ангсерги рассмотрел картину после боя – среди острых пик скал лежат побитые дички, истекая кровью и дёргаясь в конвульсиях. Роджер выплюнул на них кусок оторвавшейся от дичка в свалке ноги. А единственный выживший дичок спешно удаляется вглубь Ямы.
- Это было хорошее айкидо, но мне нужен отдых - так закончил созерцание Роджер.
- Мы ещё врага не отблагодарили, - и они направились вниз, где среди зубов скал задрав головы, стояли Ангур с Рональдом и их икраны. Ангсерги спешился и не успел отдышаться, а Ангур уже стоял перед ним:
- Ты великий воин, Ангсерги, я горд, что лечу с тобой! Но в следующий раз, я должен буду биться рядом, а не прятаться в скалах!
- Да, я вижу тебя, брат…
Теперь надо закончить работу. Ангсерги с Роджером пешком аккуратно подошли к сбитым дичкам. Роджер, узнав поверженных его приёмами икранов, подходил к ним, и поспотрев каждому внимательно в глаз, быстро перекусывал шею. Тот умирал. Ангсерги нашёл подстреленных. Оказалось, что те ещё в полёте или падении попытались вытащить стрелы, но не смогли, и перекусили их. Он достал нож, и втыкая его между чешуинами прямо в сердце приговаривал: «Ты храбрый воин, и смело дрался, и за науку и силу твою, которой теперь владею, тебя благодарю!» Когда все были умерщвлены, он спросил у Роджера что делал тот – он тоже благодарил своих врагов за столь хороший урок воздушного боя. На самом деле Ангсерги и Роджер очень сильно волновались. Убивать икранов, даже таких, они были морально не готовы, и нужно было для этого сначала сделать над собой усилие воли, напрячь какое-то особое чувство сострадания к поверженному врагу.
- Знаеш, Ангсерги… Я думал, что ты всё-таки хоть где-то человек… - Рональд взял его за руку, - Но ты действительно нави…
- Я это давно понял, Рональд, но смирится с этим оказалось не так просто. Дело вовсе не во внешности… Лучше скажи, что будем делать дальше.
- Нам надо попасть туда, - Рональд показал на груду обломков скал, наваленных в правом углу Ямы. – Но как?.. Надо подумать, прошлый раз я туда пешком ночью пробрался, пока они спят, а сейчас…
- Мы же вроде победили?
- Это был лишь передовой разведывательный отряд, охотники на всё живое на дежурстве, как я понимаю. Сейчас по тревоге все повылазят…
- Так, тогда отсюда надо срочно сваливать! Давай по внешней стороне Ямы поближе к переходу.
Когда только взлетели, уже было видно, что в центре ямы началось движение – тревога пошла. Аккуратно, держась поближе к скалам и на самой малой высоте, чтобы не быть замеченными среди длинных вечерних теней. Дички сейчас в первую очередь начнут грызть поверженных собратьев, а потом уже искать пришельцев, так что если не дать себя заметить, то получить небольшую фору и подобраться близко к порталу. Спрятаться и дождаться ночи нельзя – найдут, и тогда шансов добраться до портала не останется.
Быстро лавируя между острыми торчащими скалами, постепенно приближались к нужной точке, но иногда лететь внизу было невозможно из-за нагромождений скальных обломков, и тогда вылетев немного вверх, можно было сориентироваться увидев что творится снаружи.
Около места боя шла оживлённая суета и пиршество. Видно было, как над Ямой летит один дичок, в лапах с отгрызенным крылом другого. «В гнездо птенцам тащит», - откомментировал Роджер. «Каннибалы…» - раздражённо ответил Ангсерги. С самой огромной котловине, которую из себя представляла Яма, везде в навал лежали груды костей и помёта. Видны были разводы в тех мечтах, где когда-то были глубокие водоёмы, а теперь какие-то заросшие чем-то лужи. Растительность вообще встречалась редкими клочками, большая часть её была переведена на строительство различных уродливо-аляповатых сооружений, которые видимо и были гнёздами. Но вот прятаться уже стало не возможно – надо спускаться в Яму и лезть в портал. Пока тихо, и не заметили, надо было составить план действий. Спрятавшись между скал с видом на Яму, собрали общий совет.
- До ночи осталось не много, есть смысл переждать? – Ангсерги не хотел подставлять остальных под удар из-за своих проблем.
- Видишь, брат, они уже с пиршеством закончили, и рыскают вокруг. Сюда очень скоро доберутся, а тут место открытое, не до портала, ни назад. Не устоим до темноты.
- Но зачем вам рисковать из-за меня?
- Не говори так, Ангсерги, - поправил его молодой нави Ангур, - Клан своих не бросит, никогда.
- И не только клан… - добавил Рональд, - Мне тоже туда надо, так что…
- Тогда у нас выбор не велик: надо быстро прорваться до той кучи, - он показал на груду больших скальных обломков, где по словам Рональда должен быть переход, - И быстро нырнуть внутрь с икранами, что бы их до темноты не достали. И там уже проще держать оборону. Ангур, у тебя сколько стрел осталось?
- Я не тратил. Все. – он поковырялся в колчане сняв его с плеча, - 23 штуки.
- Так, у меня осталось двадцать одна стрела… Рональд, ты патроны считал?
- Да, полный, 72. Но будет ли эта штука стрелять?
- Скоро узнаем. Стреляй им или в глаза, или в основании ног изнутри. Иначе это будет то же самое, что если в тебя шариками из пневматического пистолета стреляют – больно, неприятно, но только злит. По клюву вообще может не почувствовать. Да, а почему они ночью не охотятся?
- Да говорят, что и не охотились никогда, и в темноте просто не видят. Утратили способность.
- Это называется зажирели… Как они мне людей напоминают с их фаст-фудом и мобильниками… - Сравнение у Ангсерги напрашивалось само собой, а Рональд добавил:
- Главный бич в США – ожирение… - Рональд с Ангсерги весело хмыкнули, а Ангур нахмурился и нервно дёрнул хвостом. Он не понял, что тут может быть смешного. - Как отход планируешь?
- Так… вариант, если не получится ничего: в темноте пешком если не сделают засады, поднимаемся сюда, и отсюда ходу… Если получается, то Ангур с наших икранов по очереди отправляет пешком до этого места, откуда те уже на крыло, Рональд, объясни план своему, я – своему. На всякий случай, Ангур, у тебя будет лук и мои стрелы – не дай икранов в обиду!
- Буду меток и решителен!
- Вот, последний вылетаешь ты прямо оттуда, в темноте за тобой одним на шум уже не смысла гнаться, а в портале нас уже не будет. Хотя… Рональд, а что значит не получится?
- Время, брат, антивремя. Раньше я не знал про точку сборки, и говорил портал «пустит» или «не пустит». Ты не можешь попасть в мир, где ты уже есть. Если свалишься в прошлое на земле, то тебе придётся ждать, когда ты этот мир покинешь, что бы сюда вернуться. Это может быть долго, весь год. Если упустишь момент и дернешься слишком поздно – портал тебя выкинет неизвестно куда, но не туда, куда надо. Или вообще не пройдёшь. Так, нам пора…
Действительно, дички начали прочёсывать территорию уже недалеко от собравшихся. Быстро объяснив икранам план действий, тихонько вышли в сторону Ямы и начали уже в сгущающихся сумерках планировать вниз к груде скал. Небо уже потемнело, но луну за забором из острых вершин разглядеть не удавалось, а то, что этот полёт не остался незамеченным – видно сразу: в погоню стали выстраиваться целые стаи дичков.
Они бы никогда не догнали более проворных и сильных икранов, но и с флангов тоже стали делать боевые заходы. При приближении на расстояние поражения стрелой и Ангсерги, и Ангур сразу стреляли, но пока это было не часто. Раненные дички начинали дёргаться и планировали вниз, выбывая из боя. Наконец с ходу, тормозя ногами, удалось буквально въехать между наваленных кусков скал. Быстро сняв с Роджера и посох, и рюкзак с вещами, Ангсерги приготовился искать портал, но бой ещё не закончился. Тут было темно и сыро, но вокруг и сверху не мало лазеек, куда дички свободно могут пролезть, не считая входа, поэтому отбежав от него группа разделила всё окружающее пространство по секторам. Рональд контролировал путь от входа, что бы раненные им дички создавали помехи остальным, а Ангсерги и Ангур прикрывали фланги. Икраны осторожно идут впереди, готовые начать драку клювами и крыльями. Снаружи было слышно активное шевеление, скрежет когтей. И вот два наиболее смелых уже бегут догонять уходящую вглубь лабиринта из обломков группу. Рональд взвёл ППШ и начал стрелять короткими очередями, от чего с непривычки заложило уши у нави, не привыкшим к такому. Звонко посыпались по камням стрелянные гильзы. И как только порох не испортился? Однако нави это не помешало метко стрелять в вылезающих из щелей по сторонам и сверху других дичков из своих луков.
- Ну что, нави, пойдёшь каждого благодарить и просит прощения? – в перерывах между очередями спросил Рональд.
- Как-нибудь потом, в другой раз!... ответил Ангсерги, выцеливая очередного прорвавшегося внутрь дичка. Это наверно очень по-американски: уходить откуда-то отстреливаясь?
Продолжая прицельно стрелять во все стороны, группа уходила всё глубже в лабиринт. Становилось всё темнее, натиск дичков начал падать. Да и неожиданно патроны у Рональда кончились, и он, бросив бесполезный пистолет-пулемёт, выхватил нож, который, впрочем, в дело так и не пустил.
- И как точку перехода искать?
- Просто… надо её вИдеть, почувствуй её, там прямо узел такой должен быть…

Глава 21. Сквозь время.
Ангсерги было тяжело настроится вИдеть в такой нервной обстановке, понимая это, Ангур положил на него одну руку, и дал понять, что прикрывать будет он. Икраны нашли какой-то грот, где их в темноте и при желании не найти, забились туда дожидаться глубокой ночи. Ангсерги сделал несколько глубоких вдохов, усилием воли отменил мысли, отключив любое воображение и всё что можно, открыл заново глаза. Да, он вИдит. Вот кокон Рональда, вот синеватый двухвершинный Ангура, по земле, сквозь камни тянулись светлые тонкие и толстые жилы, переплетающиеся и расходящиеся, но редко. Казалось, что они тянутся к какому-то месту налево, вглубь, туда он и пошёл, пятясь на всякий случай, что бы видеть что происходит. Пришлось пройти через несколько завалов, прежде чем он понял, что нашёл что ищет: над небольшой каменной глыбой, под сводом из навалившихся плит, прямо в воздухе висел светящийся тор из света. К нему тянулись масса нитей и линий со всех сторон. Ангсерги забрался туда и встал в круг, Рональд же, довольный результатами Ангсерги, поспешил к нему, но ему пришлось помочь залезть – человеку это было довольно сложно. Ангур занял оборону у входа к этому месту постоянно крутя ушами и размахивая хвостом при поворотах с луком.
- Давай работай Волей, Ангсерги!
Он уже стоял с посохом-ключём, надев на себя лук. Действительно, в том, что надо делать - логики никакой, но как выпустить Волю? Он посмотрел на себя и увидел в нужной точке свечение. Потёр посохом – к нему потянулись волоски, и Ангсерги усилием чего-то непонятного в себе самом накачал эти волоски так, что бы они стали похожи на щупальца. Они обхватили посох, превратив его в столб света, а появившиеся по концам протуберанцы, уговаривал на неизвестном языке соединится с тором. Наконец они соединились, из тора занавесками волн спустилось свечение и стало заполнять всё вокруг. От удара давлением, закладывающим уши, вИдение выключилось. Но оно уже было не так нужно: появился туман и полетела пыль, поднятая с земли. Ангсерги продолжал непроизвольно гундеть, понимая, что портал ещё не открыт.
Наконец подул явно «портальный» ветер, заложило уши. Полетели какие-то камни, что-то сверкнуло. Ангсерги взял за руку Рональда и сделал шаг назад, навстречу туману. Бум… Отключка… Снова свет очень тусклый, и на смену сыроватому прохладному воздуху подземелья приходит сухой и спёртый, обжигающий дыхание, газ. Сразу понимаешь, что ты в другом мире, и образно говоря, измерении. Но ветер не прекращается. Ангсерги огляделся, и понял, почему так не любили этот мир те, кто тут проходил. Гравитация давит вниз, всё в теле и тело тяжелеет. Тут видимо буря не прекращается никогда, от жуткого ураганного ветра, несущего в себе песок, пыль мелкие камни, немного спасал полугрот в котором он стоял… с ещё одним нави! Рональд с сам не мог поверить тому, что он видел – он в теле нави, у него получилось! Несмотря на головную боль, но не мог не нарадоваться своему хвосту, ушам, и, как ни странно, цвету кожи, не обращая внимание на происходящее вокруг. А вокруг били молнии, летали светящиеся шары, и никаких признаков воды. Смотреть на это было действительно жутко. Быстро начали понимать, что задыхаются – видимо кислорода почти не было. Ангсерги взял в руки голову синего хвостатого Рональда, и прислонившись к его лбу своим, мысленно сказал:
- Брат, время не теряй, надо идти тебе назад. Возьми мой лук, стрелы… Вот, нож ещё… Отдашь Ангуру, пусть в клан наш забросит, и скажет что было. И Ангири передай, что вернусь поскорее, и что я её люблю, и путь поцелует от меня Агавука с Ангиси. Хорошо?
- Да брат, всё что надо! Хоть сам слетаю! Я теперь нави! Рональд это никогда не забудет! Только я пойду в другой портал, а то в этом на самого себя попасть можно! – пошутил он, - Удачи, брат!
Ангсерги снова взял ключ-посох, и усилием воли открыл портал. Но как только пошла тяга, сам отпрыгнул, и позволил туману сожрать Рональда. Теперь тут он остался один, в этом бушующем неприветливом антимире с обратным временем. Сколько тут надо торчать, что бы угадать срок он точно не знал, и как и прежде, доверился интуиции. Правда и расчёты тоже пригодились. Получалось, что должно пройти как минимум минут 20 по часам из рюкзака, но ему уже сейчас становилось дурно. Он сел в гроте, обмотав вокруг себя хвост и прижав уши. Так можно меньше дышать и тратить сил, а заодно настроится на человеческое тело. «Раз тот нави это смог, - убеждал он себя, - То и я смогу, я же был человеком!»
Но цифры на часах менялись медленно и неохотно. Ангсерги смотрел на ураган, на молнии, какие-то непонятные мелькающие объекты в пыли бури. Самое интересное, что было не просто жарко, а очень жарко, даже ему. Ансерги глотнул из фляги – надо держаться. Голова уже гудела, а руки не хотели шевелится, когда он понял – или сейчас, или его уже не хватит открыть портал. Он сосредоточился, встав в гроте, и выпустил Волю. Ключ-посох сам завертелся в руке, и начал валится на бок, земля под ногами дёрнулась. Он вспомнил землю, русские просторы всё что мог, и конечно то, что ему давал Рональд, и себя, маленького и большого, тренировки айки-до, родителей… Земля дёрнулась, и вылетела из-под ног. В тумане, ничего не видя, оглушенный, Ангсерги покатился по какой-то поверхности, и больно обо что-то ударился.
Холод. Это первое, что он ощутил. Боль. Это второе. Полутьма – это третье. Открыв глаза, он увидел, что лежит голый, обняв свой рюкзак с ключом-посохом, в какой-то длинной и ровной земляной норе, словно выжженной в грунте. Недалеко прямой выход на поверхность, там снежная метель закрывает зелёную траву прячущуюся под слоем мокрой и пожухлой. Голый – но человек! «Нет, всё-таки удачный день сегодня», - подумал Сергей и осмотрел себя, начиная покрываться мурашками. Оказавшись снова в теле человека, было очень непривычно, словно в неудобной одежде. Ангсерги быстро оделся, найдя в тоннеле свою навийскую юбку, убрал её в рюкзак. Она теперь за одеяло сойти может. Одел на себя всю одежду, по ходу дела вспоминая, как работают застёжки, проверил свои документы – если всё получилось, есть надежда, что они ещё законны. И вышел наружу.
Взору представилась унылая картина: совершенно незнакомое место, без признаков жизни. Он вышел из невысокой волнистой гряды, поросшей местами деревьями, на поле, где кроме травы и мелких кустов ничего не рассмотреть. Куда идти – не понятно, даже с компасом. Метель и ветер не давали прислушаться, и слух стал каким-то деревянным, одинаковым, уши не хотели никуда поворачиваться. Ангсерги вылез наверх гряды, и сквозь непогоду рассмотрел тёмные прямоугольники какого-то жилья людей на горизонте, и двинулся туда через поле и какие-то мелкие овражки. Вскоре попалась автомобильная дорога, в которой можно было только завязнуть в грязи. На обочине приметил бутылку – «водяра», пойло, которое пьют люди, чтобы не думать… Пойло Российского производства, это уже лучше…
На улице посёлка никого не было. Словно вымер. Но что тут обитают люди, было видно сразу. Найдя свет в окне – постучался. Дверь открыл суховатый мужичок со следами глобальных попоек, но при этом совершенно трезвый, мало того, видимо Ангсерги отвлёк его от какого-то дела по хозяйству.
- Извините, - с трудом вспоминая человеческий язык, начал формулировать мысли Ангсерги, - Не знаете, как попасть в город?
- Отчего не знать, знаю. – ответил тот. – А тебе что надо?
- Мне в город надо… какой тут ближайший… ну где железная дорога есть, или автобусы какие?
- Заходи, чего избу студишь… - проворчал мужик, пуская в дом пришельца, видимо поняв что тот не опасен, - Ададурово станция есть, в Красном Яре… Но сейчас туда ничего не ходит. – Мужчина явно окал на каждой букве, выдавая поволжское произношение.
Для Ангсерги эти названия ничего не значили. Но привлекать внимание своей растерянностью не хотелось совсем.
- А может кто подбросит?
- Это можно, только денег стоит, бензин нынче дорог!
- Он всегда дорог… Сколько?
- М… - мужик замялся. Он думал – «много заломлю – откажется, и продешевить не хочется». Эти мысли сжали сердце нави, и он достал все деньги, что у него были, и положил на стол. Мужик посмотрел на них, на пришельца, и его мысль стала ровной и точной – хватает.
- Вот это другой разговор, а то сколько, чего… Чаю хочешь? Мож выпьешь?
- Не пью спиртного… А чай – давай.
- Как звать тебя, заблудившийся?
- Ангсерги. Из клана Анг… Я наездник бури.
- Понял… Из клана… Наездник… Хм… Мда. Ладно. Чай щас принесу, машину прогреть надо. Судя по мыслям, мужик принял его за наркомана. Ангсерги никак не мог привыкнуть, что в мире людей говорить правду не принято и глупо. Но пока справится с собой не мог.
Мужик вышел, вернулся с чайником и печеньем.
- Угощайся. Как сюда попал?
- Через портал в горе, нора там какая-то…
- О да… места у нас тут такие, сплошные чудеса творятся. Люди пропадают, тарелочки летают. Пастух один раз на месте сидел – сгорел непонятно как. А уж молнии шаровые… не видел?
- Видел… там…
- Понял… Давай, пей чай, и поехали, наездник...
В УАЗ-е оливкового цвета на удивление работала печка. Ангсерги протянул к ней промокшие в поле ноги, что бы заодно просушить обувь. Мужик больше ничего не спрашивал, и постоянно курил, от чего иногда становилось тяжело дышать и перехватывало дыхание. Но Ангсерги терпел. Выехав на асфальт, машина пошла быстрее, и через какое-то время замелькали фундаментальные постройки людей. Что-то типа площади, вокзал…
Поблагодарив мужика, который сразу сорвался в какой-то магазин, Ангсерги отправился смотреть расписание. Скоро электропоезд до г.Балашов. Оттуда, если верить схеме, можно добраться до Тамбова и далее до дома.

Глава 22. Домой.
Ангсерги устроился в пустом вагоне электрички. Железная коробка немного давила на психику, всё ещё не привычно было осознавать, что ростом он в два раза меньше, и машинально нагибался при проходе в дверные проёмы. Следил, что бы дверь не защемила отсутствующий хвост, которого так не хватало… Прохладно, видимо печки под сиденьями сломаны. Ангсерги съёжился около окна, грустно глядя в проплывающий за окном унылый осенний пейзаж. До Балашова ехать ещё далеко, и он решил вздремнуть.
Его разбудила шумная компания, подвыпивших молодых людей, видимо едущих из райцентра с заработков домой. Во всяком случае, в хаосе их мыслей эта была главная. Люди находились в таком состоянии, когда ищут себе приключений на голову, которая от выпитого спиртного соображает уже не очень, но ещё пытается. Ребята что-то орали пьяными голосами, пытаясь привлечь к себе внимание, но пассажиры из всех сил делали вид, что их ничего не касается. Тем это надоело, и мутный взгляд заводилы компании остановился на странном парне, смотрящим на них широко открытыми глазами и иногда странно помаргивая.
- Слы-ыш-ш… Земан… Ты ваще это… Как звать? – тяжело плюхнувшись рядом с Ангсерги проговорил он. Остальные тоже стали прислонять задницы вокруг выбранной жертвы.
- Ангсерги имя моё, - всё ещё с трудом связывая слова, ответил пассажир, - Член клана Анг…
- Оба на! Клан? И где он, твой клан?
- Ой далеко… И я не знаю, как и когда вернусь к нему, - честно добавил Ангсерги. Компания его совсем не пугала, он мог спокойно их всех переломать, но повода для этого они не давали. И ему было жалко этих людей.
- А чо так?
- Я из другого мира. Надо добраться до большого города, меня вот выплюнуло здесь неподалёку, вот, пробираюсь на… как получится.
- Из другого мира… ого… а как там?
- Там хорошо, ребят, тепло, красиво…
- А чо сюда потянуло? Делать нечего, да?
- Делов навалом. А надо. Надо найти тех, кто это всё замутил.
- О да! Мутильщиков искать надо, братан, найди! Слышь, а у тебя деньги есть?
- Были бы – сел бы на поезд ещё в Красном Яре.
- А пожрать?
- Есть чуть… Вот, мясолист…
Кусок мясолиста пошёл по рукам, по пробовать странное растение никто не решался.
- Да-а… ты точно из другого мира, выплюнулся… На, возьми свой мясолист. А как дальше буш добираться?
- Не знаю. Придумаю чего.
Пьяный заводила задумался. Мысли его путались, а компания, поняв, что тут приключений не будет, начала киснуть.
- Слыш, братан, у вас там, в клане, нормальные мужики?
- Ненормальные – не выживают.
- Понял… Слышь, братан… у нас тут тоже нормальные мужики есть! Верно? – заводила посмотрел на своих собратьев, положив руку на плечи Ангсерги, - Эй, мужики! Надо помочь братану! Давай скинемся на дорогу мужику из другого мира!
- У… Мощно… - компания зашевелилась, собрав из карманов мятые купюры, вручила их прямо в руку Ангсерги. – Ты это, братан, настоящий мужик, я вижу, это тебе подгон, как настоящему, понял? Вот, держи гревчик, от братвы для клана…
- Братва… Вы тоже – настоящие мужики! – Ангсерги попал в пьяные объятия компании, едва не пропитавшись перегаром. Но сделал это искренне. Настоящие мужики после объятий сразу ватно отправились в следующий вагон искать другую жертву, А Ангсерги пересчитал деньги: хватало и на билет на поезд, и оставалось на еду.
Компания оставила странное впечатление о мире людей. С одной стороны – это грязь, чванство, пьянство, безответственность, с другой – простой и искренний жест людей, которым по определению на всё наплевать, в прямом и переносном смысле, даже на себя. Может просто это потому, что эти люди из села, ближе к природе что ли? А значит, не всё так однозначно плохо, и шанс есть и этому миру выбраться из денежно-товарного плена?
Дальше дорога особых сложностей не представляла – в мире людей деньги решают всё. Или почти. Из Балашова через Тамбов поезд его повёз в знакомые с детства края. Единственное, всё время забывал посмотреть даты на часах вокзала и билетах. Слишком много и без этого надо было внимательно отслеживать вокруг. По дороге Ангсерги так и не смог привыкнуть к скоротечности земных суток, планета словно ужаленная крутится. Зато поспать можно несколько раз. В принципе, стараясь больше не общаться с людьми, он без приключений добрался до родного города. Одна беда – попасть в метро было сложно чисто психологически. Два раза проехал нужную остановку. Но упорство присущее настоящему нави, всё-таки привело его туда, куда он хотел.
Ангсерги не верил своим человеческим глазам: он стоял перед дверью своего дома, квартиры, где он вырос, и ради того, что бы тут очутится, он принёс столько жертв. Его объяла некоторая нерешительность: что его там ждёт неизвестно, сколько времени прошло, и прошло ли. Утро, выходной вроде. Кто-то должен быть дома. И он нажал знакомую копку звонка…
- О! Серёж… Ты уже вернулся? Не мёрзли? – мама с порога засыпала вопросами. Ангсерги не знал, что отвечать, не понимая происходящее. Из кухни выглянул отец:
- Как отдохнул сынок?
Сынок проморгался, по привычке наклонив вбок голову. В поле зрения попал календарь на стене – год тот же, который был, когда он ушёл спасать от злобной слизи свой мир. Красный квадратик на ленточке показывал, что отсутствовал он всего четыре недели, и выходило, что тот фокус с антивременем удался. Он уже отвык искать всему объяснения, и как нави просто брал факты, как они есть. А факт тот, что в этот момент где-то в далёком мире он ещё спасает икранов от вулкана. Или уже спас… Точно, уже спас, и его группа с Романом уже давно где-то здесь.
- Эй, что с тобой? И откуда эта одежда?
- Мы всегда должны возвращаться в свои гнёзда… И я вернусь…
- Ты о чём?
- Я домой пришёл, да? Сейчас какой год? Календарь не старый?
- Сын, ты чего? Где ты был? Ты в порядке?
- Всё нормально, - постепенно отлаживая разговорную речь, медленно говорил Ангсерги, - Просто очень хорошо отдохнули…
- Это заметно… - загадочно произнёс отец, - Загорел так, словно в тропиках побывал. Устал с дороги? Давай, мойся-брейся, потом к столу, мать завтрак уже приготовила, но извини, на тебя не рассчитали.
- Спасибо вам за еду, - Ангсерги привычно кивнул головой, и только потом вспомнил, что он не в клане. Пока он брился, в зеркале не раз увидел отца, тот подсматривал, как его сын с интересом изучал свои собственные бритвенные принадлежности, и заново осваивал их.
- Что-то с Серёжей не то… - шепнул он жене, - Какой-то он странный.
- Да, словно подменили, надо узнать, где был, что ему так мозги промыли…
Имя Сергей, Серёжа - немного резало слух, вдалбливало назад в землю, связывало его человеческим телом, словно смирительной рубашкой. Но надо было привыкнуть. «Это тоже вызов, и способ совершенствовать самого себя» - заключил он, и сосредоточился на освоении когда-то привычных дел.
На следующий день, который настал быстро, словно в кино, он уже разобрался с тем, как работает мобильный телефон, и откопал в его памяти номер мобильника Романа.
- Алло… - голос Романа был и испуганным и удивлённым одновременно. – Сергей?
- Вроде того, Ром. Ты куда пропал?
- Я не пропал, я перейти не мог… Стоп! А ты как сюда выбрался?
- Отстреливаясь…
- Что???
- Долго рассказывать. Это другой портал, которого ты не знаешь…
- А как ты его нашёл?
- Родственники помогли, и Рональд за компанию.
- О! Ты его видел? И как он?
- Отрастил синий хвост и устраивает себе личную жизнь. У меня к тебе гора вопросов, разговор серьёзный, Ром, надо бы встретится.
- Это точно. Говори где…
За окном кафешки городскую суету неторопливо облеплял тяжёлый мокрый снег, тут же превращаясь в липкую жижу под ногами и колёсами машин. Народ в кафе уже ест не раздеваясь, а в меню стали больше популярны горячие блюда. В дальнем от входа углу, за неприметным столиком, сидело два немного странных посетителя. Они не произносили ни слова, но постоянно очень странно посматривали друг на друга, держа при этом необычно прямо спину и как-то необычно делая обычные движения руками, словно их тела как пиджак на вешалке – ровно, удобно, но временно. Но это никто не замечал, а между тем, между ними шёл не простой разговор без слов. Роман рассказал Ангсерги, что не смог быстро вернуться, потому что портал в извести завалило снегом, и он закрыт, а набрать команду для лесного - просто не смог. Не успел. Но он обязательно туда вернётся, во что бы то ни стало. Ангсерги поведал, что с ним стало после того, как они расстались на острове с точкой перехода. Роман слушал не перебивая, и Ангсерги понимал, что то, что он ему рассказывает, с трудом укладывается у Романа в голове.
- Я такого представить даже не мог. – ответил Рома, когда Ангсерги закончил, - Что бы нави оттуда жили с людьми в этом мире… да ещё не знали об этом! Да, тогда многое на свои места встаёт.
- Ты что-то знал?
- Нет. Но тогда, когда мы в первый раз отдыхали в Ита, и я попросил Итанок научить Толю слышать и говорить как они, а она меня спросила, почему это будешь не ты. Я ответил, что Толя лучше видит, но она сказала, что не хорошо держать тут нави в человеческом теле, имея ввиду тебя. Я её не понял… И настоял на Толике. Она знала, что мы с Ирарру будем вместе, и хотела, что бы у нас всё было хорошо, вот и пошла на встречу, поработав именно с Толей.
- А что ты мне не сказал?
- Чего? Как это можно сказать было? Мужик, а знаешь, что тут в тебе нави увидели? Где твой хост?.. А если правда, и тогда команда снова рухнет!..
- Расскажи про команды.
- С тех пор, как я нашёл этот мир, и узнал Итарру, я пытаюсь спасти Землю. От логики людей, их мыслей, от их разрушающего воздейтвия. Это было моей миссией. Я был проводником, мне надо было собрать команду, показать, что можно жить и развиваться иначе, чем тут, как это делают на земле. Что бы они могли, кто как, но сдвинуть этот процесс от пропасти. Первая команда закончилась полным провалом. Из шести человек только двое смогли найти икранов, остальные курортствовали в клане. Когда вернулись, один погиб в автокатастрофе, другой – куда-то переехал, и я его больше не нашёл. Я собрал ещё одну команду. Чего это только стоило… Сначала было всё хорошо, только двое без икранов остались. Остальные – просто находка. Я так думал. Кое-кого ты знаешь: Борода, Спортсмен и Крепыш, и ещё был у них заводила, его «Шустриком» называли, тёзка твой… хотя ты у нас теперь Ангсерги… Но всё кончилось печально – ко сожрал икрана Шустрика, Сам шустрик лишился ноги, и всё это на глазах Крепыша было. После этого он замкнулся в себе, стал молчуном, какая-то тьма в нём поселилась. Их осталось трое, и я понял, что надо набирать ещё команду, дал объяву… «Аавтар» тут весьма кстати вышел… Появился ты с ребятами. И вот, всё снова-по-новой пошло-поехало, и снова я облажался.
- Разве? Мы спасли от слизи планету-мать, переброски без потерь прошли.
- И что в итоге? Ты оказался нави, и ты живёшь там, с Ирой. Даже детей завели. А что здесь будет? Аня решила расписаться с Колей, но я их тащить снова туда не хочу.
- Почему?
- Ты нави, а не я. Должен видеть.
Ангсерги знал, о чём говорит Рома. Они оба воспринимали тот мир как забавное курортное приключение, и внутри их мир оказался не тронут, они не смогут донести до других людей иной способ восприятия. Допив из одноразового стаканчика горячий кофе с молоком, Ансерги продолжил расспрос:
- А остальные?
- Толя… После последнего трёх-разового перехода он едва не впал в кому. Теперь его близко к порталу силком не затащишь. Женя… Я с ним дел иметь не буду.
- Обиделся на синеухого козла? Ты чего?
- Нет, это не причём. Он решил открыть фирму, которая будет продавать путёвки в твой… Хм, теперь твой… мир туристам… с пепси и попкорном, пивом и шашлыками из восьминогов. Для этого он выяснял, как открывать портал. Я это уловил, как только мы перешли к гарпуноидам. Заметил, как быстро и легко с ним их икраны расстались? Эти люди стали им неинтересны... Я больше так не могу, у меня опускаются руки. Дождусь открытия портала в горе, и туда. На совсем. Полечу к Итарру в Ита. Если что – залетай в гости. На перебросках – всегда можешь на меня рассчитывать…
- А мы? Я? Все те, кому ты дал надежду, показал путь? Как быть им?
- Ты у меня спрашиваешь, нави? Ты сильнее, ты даже видишь лучше. Ты сам порталы уже можешь открывать – я чувствую, что у тебя получится лучше. Теперь это твоя миссия, и ты это знаешь. Ты не один, и без вас этот мир может погибнуть. Придумай что-нибудь… Теперь настал твой черёд спасть мир.
- Не в первый раз, однако… Хорошо, я вижу тебя, брат.. – Ангсерги резко положил руку на грудь Роману, и тот ответил тем же. Посетители кафе не заметили этих странных жестов у двух молчунов за столиком в углу, и даже то, как те тихо вышли на промозглую улицу, и попрощавшись, растворились в городской сутолке…

Глава 23. Семейные ценности.
После разговора с Романом, появилась ясность в дальнейших действиях, и перспектива. Но остался один не решенный вопрос, который и заставил Ангсерги вернуться в этот мир – родители, и загадка происхождения, которая осталась не решённой. Ангсерги вернулся домой, и стал ждать, когда придут с работы его родители.
Те пришли как обычно, и мать уже начавшая привыкать к странностям в сыне не могла не заметить, что тот словно на иголках.
- Что с учёбой, Серёж? У тебя проблемы?
- Позови папу. У меня серьёзный разговор, нужна будет ваша помощь…
Мама заволновалась. Ансерги видел, как заметались её мысли, среди которых главной была та, что сына отчисляют из института, и нужны деньги, и сейчас она, пытаясь вытащить мужа из сортира, куда тот засел с газетой, уже успела подсчитать все семейные финансовые припасы. Наконец отец закончил процедуры, и пришёл в комнату. Ангсерги попросил их сесть, всё ещё не зная, как начать разговор.
- Дорогие мои родители… Не волнуйтесь, с учёбой у меня всё будет нормально, я вас очень люблю… - Ангсерги отчётливо заметил, что мысли мамы сменились на «он влюбился» и не смог сдержать улыбки, - Но я должен у вас спросить. Чья это вещь?
Ангсерги открыл портсигар и показал медаль. Её покрутила в руках мама, а папа сильно напрягся. Он внимательно осмотрел сам портсигар, потом медаль, и очень серьёзно спросил:
- Серёж… Откуда это у тебя?
- Пап, тебе знакомы эти вещи?
- Это вещи твоего деда, откуда они у тебя, он ушёл вместе с ними, мне твоя бабушка все уши просвистела, рассказывая об этом, так где ты это взял?
- Мне их отдали наши дальние родственники, брат дедушки. Я его нашёл, и в общем, могилку деда…
- Как? Его искали всесоюзным розыском, и не могли найти, как ты его нашёл? Не могу поверить.
- Сын, - строго добавила мама, - Скажи правду!
- А правда вот… Сергей встал, что бы достать посох-ключ, но из кармана выпал вытащенный при извлечении портсигара кулон лётного братства. Отец его поднял, и Сергей понял, что тот в шоке.
- Что, пап? – но папа ничего не отвечал, он полез, сильно пыхтя и волнуясь, в какие-то пыльные коробки под диваном, откуда вытащил, разбросав старые пожелтевшие бумаги по полу, жестяную коробочку из-под чая, и открыл её. На дне, среди какой-то старой бижутерии, оставшейся от бабушки, лежал уже почерневший и слегка позеленевший такой же кулон, но вырезанный явно другим «мастером». Отец взял в руки оба, и глупо уставился на них.
- Что это… - тихо спросила мама у отца.
- Не знаю. Это штука деда, мама её от него прятала, что бы тот не уходил. Серёжа, ты должен нам сказать всю правду! Где ты был, и откуда у тебя эти вещи!?
Ансерги глубоко вздохнул. Настал момент истины, ради которого он всё это и затеял. Опять пришло ощущение переломности момента, но тревоги уже не было.
- Сначала скажите, вы сами готовы узнать правду, какой бы она фантастической не казалась? Мама, у тебя с сердцем порядок? Пап, валерьянка что бы под рукой была… Вы меня в психушку не сдадите?
- Серёж, ты скажи просто правду своим родителям. Какая к чёрту психушка, это же реальные вещи, - он потряс кулонами и медалью деда, - Ты должен нам всё рассказать, как ты это нашёл, и что это такое.
- Это… Кулон лётного братства. – выдохнул сын. - Этот – мой, а этот, как я понимаю, деда. И я знаю, почему его дед так ценил, такие вещи на дороге не валяются.
- Что за братство?.. – родители вместе подумали «секта!».
- Не знаю как вам всё рассказать… Это понять не просто. Такой кулон дают наездникам огромных птиц из другого мира…
- Что?.. Что за бред? – нахмурилась мама.
- Спокойно дорогая, - вдруг оживился отец, - Кажется, я что-то об этом слышал… ну-ка, сынок, продолжай…
- Я должен вам сказать важную вещь. Только спокойно… Я – не человек, и никогда им не был. Вы – мои родители, я вас очень люблю, но ты, папа, тоже не всё про себя знаешь… Я нашёл тот мир, из которого пришёл сюда твой отец, он тоже не был человеком.
- О Боже… - схватив лицо руками, мама рухнула в кресло.
- Это другой мир, там всё по-другому, и я живу там. У меня там семья, жена, Ангири… хм… У нас с ней двойня, мальчик и девочка, они славные, и я их просто обожаю… У меня там имя Ангсерги. Там живут совсем по другим законам, в гармонии со своей планетой-матерью, летают… мы их икранами называем, на таких больших птицах, охотимся. Этот кулон дают тем, кто смог подружится с такой птицей.
- Подружится?
- Мать… - тихо сказал отец, - Он говорит тоже самое, что его дед, слово-в-слово..
- Да, мам, именно. Эти птицы умнее и разумнее людей, они нас многому учат, но и мы их тоже… Помните как я на айки-до пошёл? Это меня мой икран заставил… Ему было интересно.
- А как вы с ними разговаривете? – осторожно спросил отец, видимо хотя найти провал в логике сына, или проверить ещё одно совпадение, - Они на каком языке говорят?
- Языка не надо, пап, это тут – Ангсерги показал на свою голову, - И тут – положил руку на сердце. – Мы там все телепаты. И ваши мысли мне открыты, так что не удивляйтесь, если что. Мам, рецепт на лекарства, что ты забыла на работе, никуда не денется, перестань о нём думать…
- Господи… что же это… Неужели это правда? И про детей!?
- Боюсь, - грозно произнёс отец, - Правда. То же самое говорил его дед, перед тем как ушёл. Мама говорила, что он хотел забрать её и меня с собой, но она ему не верила, думала, что это всё антисоветский заговор, и он хочет убежать за границу. Она назвала его предателем, врагом народа, они поругались, она выгнала его из дома, и тогда он пропал. Я не хотел это говорить, и мама тоже это рассказала за неделю до смерти. Она до последнего думала, что рассказы о полётах на птицах, о фиолетовых деревьях и мысленных разговорах – бред деда из-за контузии.
- Верно пап, деревья там фиолетовые...
- Как? Когда ты успел? Это всё твои походы?
- Походы, да. Не всё так просто. Время тоже относительно. Я сейчас не могу всё объяснить, но через почти год я туда вернусь. Но это не важно…
- Как это не важно? Ты хочешь нас бросить, как твой дед?
- Пап… Успокойся. Ты тоже не человек, хотя уже скоро на пенсию поёдёшь, но рано или поздно видимо это должно случится.
- Я всё понимаю, но кто… мы… по-твоему?
Ангсерги был готов к этому вопросу. С навийской непосредственностью, он резко положил отцу руку на лоб, и сделал то же самое, что тогда на отдыхе около «Эвереста» с Рональдом, показал и дал почувствовать нави. Просто слил ему образы и ощущения, показал кусок своего мира. Отец от полученной информации, её формы, и только сейчас осознанного факта, что его сын совсем не тот, кем его всю жизнь он сам растил, одеревенел как колючий баобаб на гнездилище икранов, и так и остался сидеть с открытыми глазами и открытым ртом, его вид шокировал и маму. Придя в себя, отец обхватил голову руками, и грустно произнёс:
- Я должен это увидеть. Но свою семью бросать как дед, не позволю.
- Нет. Я свою семью никогда не брошу. Она меня ждёт там. Я вас здесь собрал, что бы попросить помощи. И деда моего прогнали, он никого не бросал. Он очень тосковал по тебе и бабушке.
- Так чем мы тебе можем помочь, Серёжа… Или как тебя ещё там зовут?
- Ангсерги. «Анг» – это название моего клана, а «Серги» - как я понимаю от «Сергей». Моя задача спасти этот мир от гибели, к которой его толкают живущие тут люди. Мне больно это видеть – это же моя родина, всё-таки… Но я не знаю как. Мы пытаемся показать людям, что можно жить иначе, совсем по-другому, жить и развиваться, совершенствуя себя и всё вокруг, не разрушая свой мир. Я должен собрать команду для этого, и примерно знаю как, но опыт показывает, что это капля в море. И мне нужна ваша поддержка, как клана…
- Клана?
- Да. В клане взаимопомощь и взаимовыручка – привычная норма жизни. Все друг за друга готовы насмерть. И у всех общее дело. Я хочу, чтобы вы меня понимали и поддерживали, может что-то придумали.
Родители сидели молча. Им нужно было время переварить свалившуюся на них труднообъяснимую информацию. То, что только что рассказал, а главное показал их сын, они уже были не в состоянии назвать фантазией или бредом, но принимать этот факт сразу на веру тоже были не в состоянии. Первой из зависания вышла мама, и хотя то, что она скажет, Ангсерги понял ещё когда она набирала в себя воздух для оглашения вердикта, но он всё равно покорно дождался её словесного выражения:
- Хорошо, сын, мы тебе поможем… Но при одном условии. Делай что хочешь, но мы с отцом должны увидеть своих внуков.
- Мам… Я говорил, что мы – не люди, в смысле не похожи сильно внешне… Ты уверена, что сможешь увидеть меня и моих детей в том обличии, в котором они живут?
- Я должна. А ты что молчишь?.. – потрясла она оцепеневшего мужа, - Скажи что-нибудь!
- Жена… у наших внуков – хвосты…
- Мне всё равно. Хоть щупальца. Я должна их видеть. А что для этого надо сделать?
- Научить человечество думать по-другому.
- Всего-то? – усмехнулся отец.
- Хотя бы. Но как это сделать – я не знаю.
- Придумаем что-нибудь, может, рассказать людям про тот мир, что бы они увидели, что есть возможность быть счастливым по-другому?
- Не поверят.
- Ну и пусть. Главное, что бы поняли, что такой шанс есть, жить иначе, по другим законам, в другой системе ценностей. Снять фильм не сможем.
- Но можно написать рассказ… - неожиданно подключилась мама, - У меня есть знакомые литераторы.
- Спасибо, мои родные… - Ангсерги обнял родителей, - У нас впереди много работы!
………………….
Прошёл год. Ангсерги, как рядовой студент закончил экстерном институт: это было не сложно, когда знаешь, что преподаватель думает, да и декан с ректором оказались легко поддающимися внушению «правильных» мыслей. Правда за его умение отвечать на вопросы раньше, чем их зададут и странности в поведении, все, от уборщиц до ректора называли его не сговариваясь «инопланетянином». Теперь с дипломом ему будет проще доказывать в этом мире свою правоту и компетентность. Учитель по Айки-до был недоволен попуском занятий, но посмотрев на то, с каким учеником он имеет дело, взялся за него так, что тот уже получил первый дан. Сейчас Ангсерги готовится вернуться в свой мир, где его ждут дети, и надо помогать на перебросках. Нарисованный от руки их портрет Ангсерги всегда держит около себя, испытывая тоску по своим синехвостым желтоглазикам.
Для сбора команды он не придумал ничего нового, кроме того, чего делал ещё Роман. Найдя в интернете подходящий форум и зарегистрировавшись там, он открыл меню создания топика и написал:
«Объявление. Приглашаются 6 желающих для переброски грузов путём верхового управления икранами. Необходимо быть чистым душой и открытым сердцем для новых впечатлений…»


Ну вот и конец!

P.S. Как узнать продолжение этой истории? Очень просто: вспомни то, что ты делал до этого, и подумай о том, что будешь делать после. Посмотри, что происходит вокруг тебя. Это и будет продолжением

2010.04 Robin Couton aka Bolo
Я ТАМ был, и ждут меня назад. Но дел так много тут. Kerame, slä ke nìn
ИзображениеИзображение
2

#5
Пользователь офлайн   Tirea 

  • Ку!
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 691
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • Городгде-то на Плюке
  • Время онлайн: 125 дн. 4 час. 48 мин. 12 сек.
Репутация: 885
Душа форума
Да уже примерно год прошёл с первой публикации(считая Полёты), надо будет перечитать, может ещё что интересное найду.
Изображение
0

#6
Пользователь офлайн   Bolo 

  • Автор темы
  • Вожак клана.
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 13 897
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • ГородMoskow
  • Время онлайн: 665 дн. 12 час. 7 мин. 10 сек.
Репутация: 6 859
Мудрец
Да, многие моменты заиграют новыми красками ;) Учитывая ЧТО за этот год произошло....
Я ТАМ был, и ждут меня назад. Но дел так много тут. Kerame, slä ke nìn
ИзображениеИзображение
0

#7
Пользователь офлайн   Belca 

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 154
  • Регистрация: 22 Апрель 15
  • Skin:
  • ГородРостов-нв-Дону
  • Время онлайн: 2 дн. 20 час. 23 мин. 31 сек.
Репутация: 324
Мыслитель
Интересно и о многом заставляет задуматься... :unsure:h
Шишками не кидаться, бросать аккуратно...
0

#8
Пользователь офлайн   Bolo 

  • Автор темы
  • Вожак клана.
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 13 897
  • Регистрация: 02 Март 11
  • Skin:na'vi night
  • ГородMoskow
  • Время онлайн: 665 дн. 12 час. 7 мин. 10 сек.
Репутация: 6 859
Мудрец
Для того и написано ;) Ну, и доля выдумки всё же есть...
Я ТАМ был, и ждут меня назад. Но дел так много тут. Kerame, slä ke nìn
ИзображениеИзображение
0

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей





Фильм АВАТАР фан-сайт фильма аватар Эко-товары и экотуризм земной Пандоры - Горного Алтая. Частичка природы земли, увлекательные материалы о загадочном крае Вольный Ветер Waterfall.su Радиосвязь в походе, рации. Сайт UA3AQL Pandora.Space