Pandora: «Последний Аватар» - Pandora

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1

«Последний Аватар» Цикл "Дети Космоса"

#1
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 095
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • Время онлайн: 11 дн. 20 час. 47 мин. 15 сек.
Репутация: 1 147
Мудрец
.
.
.
.

Изображение
Цикл «Дети Космоса»
«Эдем»
«Время вызова»
«История двух сестёр»
«Последний Аватар»
«Дочь Космоса»


Арка I. Переродившиеся в буре

Если птица в клетке тесной — меркнет в гневе свод небесный.
Ад колеблется, доколе стонут голуби в неволе.
Дому жребий безысходный предвещает пёс голодный.
Конь, упав в изнеможенье, о кровавом молит мщенье.
Заяц, пулей изувечен, мучит душу человечью.
Мальчик жаворонка ранит — ангел петь в раю не станет.

Уильям Блейк. Прорицания невинности


Глава 1

Нескончаемые потоки информации текли со множества дисплеев в командном центре Адских Врат, но ничто из того не имело для администратора никакого смысла.
— Что происходит, капитан? — напряжённо спросил Паркер Селфридж.
— Трудно сказать, сэр, — ответила ему Сион Росс, временно исполняющая обязанности главы службы безопасности в лице полковника Куоритча, несколько часов назад убывшего с базы вместе с основными ударными силами. — Сорок минут назад группа из боевых и транспортных вертолётов, включая орбитальный шаттл, вошли в так называемый электровихрь. Электромагнитные возмущения в данной области Пандоры сильнее всего. Телеметрия поступает с перебоями, даже голосовые передачи между подразделениями будут иметь проблемы, не говоря уже об их связи с Адскими Вратами — радиопередачи там малоэффективны.
Через десять минут после ухудшения связи они получили сообщения, которые ясно дали понять — туземцы атакуют. С тех пор не было ничего, кроме беспорядочных фрагментированных сообщений: большинство из них представляли собой винегрет путанных команд, криков и ругани. Последние несколько минут напряжение в командном центре росло, лица персонала становились мрачнее с каждым мгновением, противный холодок грыз их позвонки — всё происходящее, по их мнению, явно вышло за пределы осмысленного плана.
— Трудно сказать, да? — глухо произнёс Селфридж, нервно покусывая ногти. — Это не то, что я хочу от вас услышать, капитан. А как насчёт спутникового наблюдения? — он указал на один из дисплеев, где радужный рой пятен спиралью закручивался в центре спутниковой фотографии области парящих гор, в реальном времени отображая активную деятельность войск людей и на'ви.
Сион выпрямилась. Черты сложены в холодную маску, подсознательно смоделированную по наиболее характерному для неё бездушному выражению лица.
— В данный момент мы немногое способны извлечь из этой мешанины, сэр. Высокий облачный покров, горят леса, высокая задымлённость. Без телеметрии зёрна от плевел не отделить — мы не способны определить, где находятся наши войска, а вражеские банши сопоставимы размерами с нашими «Скорпионами».
Взгляд рослой женщины с азиатскими чертами лица никогда не покидал экранов, а её спокойный голос начинал злить администратора.
— Ну а шаттл, а «Дракон» Куоритча? — Паркер перешёл на крик. — Вы способны отличить следы таких огромных машин на экране!? Это ж вам не грёбанные банши! Чёрт, я сам могу видеть две больших пятна на изображении!
— Простите, сэр, — голос Сион был по-прежнему безмятежен и в чём-то бесчувствен. — …но эти метки не движутся.
— Покажите мне их, — Селфридж подбежал к консоли одного из операторов, — это глупое святое дерево — прямо здесь, да! — Ткнул пальцем в монитор. — Вы может мне внятно объяснить, что за фигня там твориться? Почему они висят на одном месте? Высаживают десант?
Капитан впервые за последние часы посмотрела в его глаза, она хотела изречь всю правду прямо и безжалостно, но одна из операторов опередила её.
— Записи показывают, что температурный след меток варьировался от семисот до тысячи градусов, мэм.
В командном центре стало очень тихо. Только шум оборудования монотонностью своей вклинивался в возникшую пустоту.
Неожиданно с мучительной ясностью весь происходивший хаос начал доходить до администратора.
— Да, сэр, — подтверждая его невысказанную догадку, невыносимо спокойно произнесла Сион, — они рухнули.
Персонал начал испуганно переглядываться.
— Но…, — Селфридж схватился за спинку одного из пультовых кресел, чтобы не упасть. — Шаттл, это же многомиллиардная машина… Как же так!?
Паркер не хотел, чтобы Куоритч использовал орбитальное судно в этой грязной миссии, но полковник гарантировал ему, что машина не получит и царапины!
Паника пронзила всё его естество. Как он объяснит совету директоров потерю дорогостоящего оборудования? А отец… Его вышвырнут отсюда! Что делать?
— Мэм, — один из операторов обратился к Сион, — «Самсон» Эхо 9 вышел из эпицентра электровихря. У нас есть нечёткий сигнал.
— Дайте связь, — скомандовала Сион.
Из динамиков раздался мужской голос.
— Адские Врата, это Эхо 9, мы вын…, — сигнал был прерывистый, но даже Селфридж мог безошибочно услышать панику в голосе солдата.
— Эхо 9, это центр, сообщите о своём статусе, — сказала капитан Росс.
— Мой статус..., …ой накрылся… статус! Эти твари сожрали моих пулемётчиков! Чуть не …меня!
— Кто пилотирует Эхо 9? — спросила Сион у операторов.
— Сержант Рауль Вайти, мэм.
— Угомонитесь, сержант Вайти, это капитан Росс. Держите себя в руках и спокойно доложите обстановку.
Из динамиков вылилась поразительная цепочка ненормативной лексики, которая стала намного яснее, когда «Самсон», наконец, вырвался из радиуса воздействия электровихря, и в итоге Вайти достаточно успокоился, чтобы подчиниться приказу Росс.
— Мы... мы были среди летающих гор, когда они атаковали. Сотни наездников на банши. Они прятались в тени скал и неожиданно рухнули на нас сверху. Сразу же вынесли где-то с десяток вертолётов, но потом мы начали их давить. Проблемы возникли только с огромной оранжевой скотиной, но конвертоплан полковника заставил ту отступить. Похоже, мы начали побеждать, но затем начался ад! ТЫСЯЧИ этих летающих тварей полезли откуда не возьмись. Клянусь, не думаю, что хоть на какой-то из них были наездники! Взбесившиеся животные и только. Мы пробовали разбить этот рой, но их оказалось слишком много! Я истратил все боеприпасы, но они продолжали пребывать, я потерял Кейджа, потом Старка — боже, парню попросту отгрызли голову! — а они продолжали пребывать. Нервы сдали, мэм, я решил отступить в безопасный район…, — он прокашлялся и добавил тихо, — без приказа.
— Он видел, что случилось с челноком? — спросил Селфридж.
Сион продублировала вопрос сержанту.
— Нет, мэм, спасал машину и свою шкуру, было не до того.
— А как насчёт «Дракона» и полковника Куоритча?
— Я видел, как его машина загорелась и, потеряв управление, скрылась в гуще леса. Не знаю о судьбе полковника. Ребята на земле тоже кричали о помощи. Чёрт возьми! Последнее сообщение было о приближении группы крупных зверей.
— Мэм? — к Сион обратился другой специалист. — Ещё четыре вертолёта вышли на связь, покинув область электровихря.
— Очень хорошо. Сержант Вайти, — Сион обратилась к пилоту, — немедленно возвращайтесь на базу. Избегайте любых столкновений.
— Есть, мэм…
Паркер сидел в кресле, наматывая галстук на кончик пальца, а взгляд его остекленел, словно он вглядывался в пустоту.
— Пять? — пробормотал Селфридж. — Выбралось всего пять вертолётов из сорока шести?
— Вполне вероятно, их будет больше, — флегматично добавила Сион. — Если будет, — последнюю фразу она не произнесла вслух.
— Итак, что нам теперь делать? — спросил Селфридж в оцепенении. — Капитан Росс, вы сейчас исполняете обязанности главы службы безопасности. Что… нам… делать?
— Да, — мрачно сказала офицер. — Что касается того, что мы предпримем… Мы готовимся защищать колонию!


Глава 2

— Всё закончилось?
Измученный оператор аватара рухнул на землю. Его тело залило потом, каждый его мускул болел, а в груди пульсировала фантомная боль от ранения, оборвавшего связь двух тел, сердец... и душ. Будучи учёным, в такое не поверишь, но живя в этом родственном тебе теле день за днём, ты словно даришь ему частицы своего Я, наполняя пустую чашу гибрида чем-то необъяснимым, но очень дорогим для тебя. Он вздрогнул от воспоминаний. Внезапный удар, жгучая боль, а затем тьма, медленно уступившая свету, проникшему под распахнувшуюся крышку модуля связи. Немыслимое чувство утраты и страх. Больно потерять своё второе я. Действительно больно, мучительно тоскливо. Одиноко.
Ни один из его друзей не отвечал, рация молчала, лишь треск помех; силы иссякли, а голос охрип от постоянных попыток с ними связаться. Джейк, Труди…
Но сейчас он просто полулежал, растянувшись на земле, и смотрел на тело Куоритча, превратившееся в подушечку для иголок размером с копьё. Просто мёртвое тело, застывшее вместе с его искорёженным эксзоскелетом. Подходящий гроб для дьявола. Ярость, которую Норм ощущал ранее, когда с безумие в глазах и с автоматом на перевес покинул полевой жилой блок, желая кого-нибудь убить, ненадолго вернулась, а затем отступила — сказывается переутомление. Осталась тупая ноющая боль от несуществующей раны.
— Ублюдок… хренов…, — выдохнул Норман остатки гнева.
Полковник был ответственен за смерть Грейс. Он принёс смерть и разрушение, случившиеся сегодня и несколько дней назад и во все эти годы, что он вёл свою войну с местными. Норм впервые испытал огромное удовлетворение, увидев, как кто-то умер за свои чудовищные ошибки. Чёрт! Сегодня он увидел до того много мертвецов — за всю жизнь столько живых не видел (неправда, на Земле людей уйма). Мотнул головой. И содрогнулся от мерзких образов, стоявших перед глазами. Хватит этого безумия!
Он стащил лямку автомата с плеча и с отвращением отшвырнул оружие в заросли. Затем перевёл взгляд на пару, слившуюся в объятиях возле разрушенного модуля жилого блока. Невыразимо трогательная сцена: Нейтири нежно и чутко удерживала в своих руках настоящее тело, казалось спящего, Джейка, словно ребёнка, не отрывая ласкового взгляда от возлюбленного. Она чуть слышно напевала ему. И её ничуть не пугал истинный облик милого супруга. Связало их души нечто большее, чем то самое чувство, знакомое любому, кто его испытал.
Норман же ощущал себя очень неловко рядом с ними, словно бы мешал им своим присутствием.
— Война не для меня, Джейк, — немного подождав, рискнул разрушить идиллию Норман. — Думаю, теперь я оставлю её профессионалам, вроде тебя.
Его слова, похоже, дошли до Джейка, он пошевелился в объятиях Нейтири.
— Отдохни, Джейк, — мягко прошептала Нейтири. — Тебе нужно перевести дух.
— Моё тело ничего не делало, — произнёс Джейк. — Вот, — он указал на лежащего рядом аватара, — тот, кто пережил ад. И времени мало, надо разведать обстановку. И действовать дальше… Ещё ничего не кончилось.
— Ну, Куоритч мёртв, как и, вероятно, большинство из его бойцов, — пояснил Норм. — В лесу много сбитых вертолётов, а покойников на земле ни счесть, ни одного живого или раненного — из тех, которых я видел. Я побоялся идти дальше, когда в голове прояснилось: не был уверен, что зверьё меня за своего примет и пощадит. Рад, что наткнулся на вас. И, самое главное, КАК ТЫ ЭТО СДЕЛАЛ, Джейк? Словно сама природа обрушилась на людей, будто чёртов катаклизм.
Джейк помедлил с ответом, кротко сжал ладонь Нейтири, посмотрев в её чистые глаза, преисполненные любовью и верой в него.
— Видимо, Эйва иногда отвечает на молитвы.
Затем Джейк посмотрел на Нормана, в его взгляде читалось сожаление. Словно он знал, что-то ещё, очень важное для ввязавшегося в эту войну учёного.
— Эйва? Ты имеешь в виду... Боже, Джейк! — воскликнул Норман. — Ты понимаешь, что это значит!?
— Что она верит в неудачников?
— Нет, ну, да, но это не то, о чём я говорю! Ты попросил её о помощи, и она откликнулась! Осознала твои слова, и опасность, что стоит за ними. Она мобилизовала всех живых существ в этом регионе и отправила их сражаться. Ох, как бы я хотел, чтобы Грейс была здесь…
— Она здесь, — Джейк и Нейтири произнесли это в унисон, или Норману это показалось.
Глаза Норма затуманились от слёз. Накатило. Всё разом. Кровопролитная война, Грейс, потеря аватара. Он порывисто вздохнул, ладонью сметая с лица влажные дорожки.
Чуть погодя он собрался с силами и спросил:
— Итак, что нам теперь делать?
— Сам модуль связи повреждён не сильно, — Джейк указал на раскуроченное жилище, — и он должен снова заработать, чтобы я мог использовать свой аватар. — Нейтири аккуратно подняла Джейка, собираясь отнести его в жилой блок. — Для Торук Макто ещё есть работа.

5

#2
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Автор темы
  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 095
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • Время онлайн: 11 дн. 20 час. 47 мин. 15 сек.
Репутация: 1 147
Мудрец
Глава 3

Капитан Сион Росс обвела взглядом всех собравшихся в зале для брифинга, всех поражённых, испуганных, обозлённых людей, ждавших её решения. Но что она могла сказать всем им? Факт в том, что они в капкане, прижаты к ногтю кучкой дикарей с луками и стрелами. Бежать или забиться в угол и огрызаться до последнего? Сейчас эмоции доминируют над логикой. Они долго не выстоят, если объединённая мощь кланов на’ви обрушится на ослабевшие Адские Врата.
— Больше нет выживших из наземных сил? — проскрипел Паркер Селфридж, разорвав томительную и напряжённую тишину. — Совсем?
Сион всегда считала, что босс обязан быть жёстким и собранным, суровым, но справедливым. Слабость — крах для его управленческой деятельности. Селфридж же раскис и сдулся.
— Пока нет, — ответила лейтенант Татьяна Андерсон. — Всего несколько десятков человек выкарабкалось из той бойни.
Сейчас она исполняла обязанности Росс в роли главы отдела связи. Фактически, многие из офицеров и гражданских сотрудников, кроме управляющего по материально-техническому обеспечению, действовали вместо кого-то, сражённого в битве.
Тем временем лейтенант продолжала.
— В течение последних двух дней наши разведывательные беспилотные летательные аппараты, аккуратно обходя границы электровихря, искали любые следы выживших. В целом, если никто не выкарабкался из той бойни и никак не обнаружил себя, скорее всего уже никогда не объявится.
Сион покачала головой. Из того, что они смогли вместе собрать, проанализировав доклады выживших членов экипажей вертолётов и загрузив с машин показания датчиков телеметрии, казалось, что ни один из десантировавшихся бойцов не выжил. Нещадная волна из хищных зверей оборвала их нити жизни. Мерзость! Раз уже попытки отговорить его от войны с местными не увенчались успехом, когда разрабатывался план наступления, Росс посоветовала полковнику вообще не развёртывать наземные войска. Просто сбросьте бомбы на проклятое дерево, спалите то, что ещё шевелится ракетами, а затем вернитесь домой и оцените результаты. Но Майлз Куоритч обезумил. Она подозревала, что у него с головой не в порядке с первого дня своего пребывания на Пандоре. У человека просто зудело по любой причине — действовать. Ещё на Земле она насмотрелась на таких адреналиновых маньяков, переживших ад в непрекращающихся локальных конфликтах. Поэтому, когда появилось основание пустить кровь местным, он не собирался сдерживать себя. Она в то же время понимала, что именно её возражения против плана полковника стали причиной… её выживания. Бросив Росс здесь на базе, Куоритч, пусть и сам того не осознавая, сохранил ей жизнь.
— И так, что у нас в остатке? — спросил Селфридж.
Лейтенант взглянула на Сион, та кивнула.
— У нас осталось ещё двести сорок четыре сотрудника службы безопасности, шесть из которых тяжело ранены. Одиннадцать вооружённых вертолётов типа «Скорпион», девять вертолётов типа «Самсон», двадцать семь функционирующих и готовых к работе экзоскелетов и полтора десятка единиц наземного транспорта. Помимо того, активная защита периметра Адских Врат исправна и может быть пущена в ход в любое мгновение, включая и системы противовоздушной обороны. Однако, большинство оставшихся сотрудников — это гражданские, инженеры и учёные, обслуживающий персонал, пусть большинство из них имеет сносную для самообороны боевую подготовку, но они не профессиональные солдаты. Итого: более тысячи гражданских сотрудников, и большинство из них могут сносно использовать оружие, если это необходимо. К сожалению, стрелкового оружия на всех не хватит, печать на стереолитографическом заводе необходимых составных частей для производства хотя бы лёгкого вооружения займёт неопределённое время. Боеприпасов тоже не хватает — это отдельная тема.
— Это означает, что мы пока что можем оборонять Адские Врата, — подытожила Сион.
— Как насчёт добывающих секторов? — спросил Селфридж. — И что вы имеете в виду под словом «пока», капитан?
— Сэр, мы точно не знаем о планах противника, какие силы они могут бросить нас. Как нам известно, на’ви из других кланов продолжают пребывать, их многие тысячи, мы не можем разделять наши собственные силы. Я уже объявила эвакуацию всех рабочих из Сектора 6. Думаю, следует закрыть Сектора 1 и 3, перебросить освободившихся людей на охрану периметра.
— Вы бросите оборудование? — всплеснув руками, возразил Селфридж. — Десятки единиц дорогостоящей техники! Её пожгут и сломают.
— Боюсь, нам придётся, — сухо ответила Сион. — Впрочем, используя удалённое управление мобильной техникой, размещённой в Секторе 2, можно перебросить её прямо из диспетчерской, хотя это займёт пару дней и, определённо, машины атакуют. Мобильное оборудование из Секторов 1 и 3 может быть перемещено прямо сейчас к нашему периметру. — Росс сокрушённо вздохнула, увидев кислую мину администратора, явно недовольного её словами. — У нас просто-напросто нет ресурсов для защиты всего. Когда закладывалась колония на Пандоре, военными и учёными не предполагалась вероятность того, что все животные на планете взбесятся и атакуют, словно повинуясь чьему-то приказу.
— Мы никогда и не знали, что они могут это сделать, — пробормотал Паркер, едва не сплюнув, но вовремя одумавшись.
— Если бы вы слушали доктора Августину, нам бы не пришлось так дорого заплатить за ваши глупые выходки! — воскликнул один из учёных, присутствовавших на брифинге.
Максим Патэл, с удивлением подумала Сион, что он здесь забыл? Впрочем, учитывая, что сейчас именно он глава научного отдела, всё встаёт на свои места. Ей определённо есть, что сказать этому человеку, поставившему под удар безопасность целой колонии. Но позже.
— Ваша психованная докторша никогда и ничего не говорила об этом! — прорычал Селфридж, но в тоже время продолжал вспоминать, что такой разговор имел место.
— Прошу вас держать себя в руках, — твёрдо произнесла Сион. — Я знаю, что все мы здесь потерпели фиаско, на каждом из нас достаточно вины за непростительную недальновидность. Но основная задача здесь и сейчас обеспечить защиту базы и людей в ней находящихся. Рабочие сектора и техника на данный момент не являются нашим приоритетом. Как у главы службы безопасности Адских Врат, у меня есть все полномочия действовать согласно специальным инструкциям в случае чрезвычайных ситуаций. — Росс обвела всех долгим взглядом, дав людям время осмыслить сказанное. — Силы, которые остались в нашем распоряжении, включая автоматизированную защиту периметра, вполне способны отразить атаку извне. Наше оружие максимально эффективно вне электромагнитной аномалии. Самонаводящиеся ракеты имеют высокую точность и могут активно преследовать цель, у нас их около восьмисот. Крупнокалиберные спаренные оружейные башни вдоль стен могут уничтожать больших животных и без задержек реагировать на малые быстродвижущиеся цели, включая те, что способны атаковать с воздуха; орудия всё время активны и снабжены боеприпасами. Адские Врата способны отразить нападение…
— Как долго? — перебил её Селфридж.
Проклятье. Он спрашивает: через какое время рабочие смогут возобновить добычу, или же сколько времени они смогут продержаться?
Сион вздохнула.
— Это действительно серьёзный вопрос. Как военный эксперт я не могу вам дать каких-либо точных цифр. Я имею в виду, — поспешила она прервать потоки желчи Селфриджа, — если у аборигенов достаточно сил, а это так, и желания сражаться, включая поддержку целой орды зверей, что в обоих случаях верно…, мы обречены.
Угрюмые окаменевшие лица администратора и всех присутствующих говорили о многом. Она смотрела на волнующихся людей, но лицо её оставалось бесстрастным. Росс продолжала, стараясь, скорее, не запугать, но вбить каждому в голову простые факты. При этом она не хотела лгать им. В данной ситуации честность не лучший способ поддержать моральный дух, но и откровенная ложь заставит всех сомневаться — сами инстинкты будут говорить им обратное.
— У нас нет войск, техники, оружия… Хватит лишь отразить атаки опьянённых победой дикарей, но в долгосрочной перспективе — не единого шанса. Боеприпасы станут решающим фактором.
— Мне казалось, у нас тут целый склад с боеприпасами! — выбивая чечётку каблуком своей туфли, ткнул в её сторону пальцем Селфридж.
— Более половины из них были израсходованы за последние две недели, — сказала Сион. — Более-менее крупная атака вполне способна съесть десять-пятнадцать процентов от общего количества. Несколько поистине агрессивных волн и нам нечем будет обороняться. Ведь так, лейтенант Андерсон?
— Опасаюсь, что да, мэм. Изначально мы занимались ограниченным патрулированием и охраной шахт. Наращивание сил во время пребывания на Пандоре полковника Куоритча, увеличило потребности в боеприпасах, склады ломились от этого добра, хотя никаких планов по расширению военной активности не было, что всё равно вылилось в серьёзные затраты.
Сион мрачно кивнула и подумала о старой престарой поговорке: когда дело доходит до войны, любители говорят о стратегии, а профессионалы говорят о снабжении и логистике. И сейчас ситуация с их материально-техническим обеспечением была плачевной.
— Но мы способны восполнить их за счёт новой поставки материалов для их производства, — отчаянно возразил Селфридж. — Следующий корабль должен пребыть всего через три месяца.
— Я видела списки поставок, сэр, — ответила лейтенант. — Разработка шахты второго сектора, как вам известно, в приоритете. Запчасти, материалы для боеприпасов, тонкие инструменты поставляются согласно стандартной смете расходов. Перерасход вышеперечисленного в них не учитывается. Следует также добавить, что следующий корабль не везёт никакого военного оборудования: ни для экзоскелетов, ни для вертолётов. Нам их не из чего собирать, да и нет времени на это в таких обстоятельствах. И на борту всего лишь сотня новых сотрудников службы безопасности. Согласно графику, серьёзных изменений в таком виде поставок не предпринимается до четвёртого рейса, то есть следующий корабль, который уже находиться в полёте к нам и снабжён всем необходимым для работы с военной техникой, а также военными специалистами, пребудет через четыре с половиной года. Да и если бы всё необходимое присутствовало на ближайшем рейсе, три месяца это слишком долго в нашей ситуации.
— И сорок наших оставшихся в живых солдат должны вернуться домой на следующем рейсе, — добавил один из кадровиков. — Несмотря на сложившуюся обстановку, у нас нет законного права заставить их остаться.
— Возможно, — неопределённо произнесла Сион, услышав в словах кадровика слабовыраженный подтекст: «Если мы сами не собираемся бежать».
— Так что же нам делать? — простонал Селфридж. — Вы, наконец, можете дать мне ответ, который я от вас требую всё это время!? Я этой войны не хотел!
Сион горько усмехнулась. Как же! Она видела и как запугивал Куоритч Селфриджа, и как тот дал добро на «выселение» клана на’ви, ставшего катализатором всего этого дерьма. Хотел войны или нет, но он мог это предотвратить, несмотря на ту информацию, доступ к которой она получила благодаря своей новой должности.
— К сожалению, сэр, — Сион собралась с мыслями, — у нас есть лишь один вариант сейчас — защищаться. Но, как мы уже обсудили, нам не выиграть в долгосрочной перспективе. Поэтому есть два способа выхода из сложившейся обстановки. Первый — эвакуация.
— Вы рехнулись! — вскочил Селфридж. — Вы не можете принимать таких решений единолично, это угроза интересам компании.
— Если бы выбор был между спасением и уничтожением, какое решение приняли бы вы, мистер Селфридж? — резко осадила его Росс.
— Какой другой вариант? — смиренно спросил Селфридж.
Сион, не скрывая призрения, посмотрела на него, как на глупца, не способного понять даже такую очевидную вещь, и произнесла.
— Прийти к мирному соглашению.


Глава 4

Норм Спеллман открыл глаза и застонал. Тело охватила агония, спазматической болью распространившаяся от груди до самого кончика хвоста.
— Очнулся! — услышал он женский голос, и тёплая ладонь придержала его голову. — Не шевелись.
В поле его зрения появилось прекрасное лицо c золотыми глазами. Женщина На'ви. Он не узнал её. Слегка повернул голову и увидел, что лежит на импровизированном ложе из листьев папоротника, шкур животных и одежды, а вокруг него — океан страдания. Сотни На’ви выхаживались и получали помощь от своих братьев и сестёр. Обожжённые, искалеченные, израненные, едва живые. Их крики и стоны… Тягостным ароматом боли, сдавливающим разум, пропитался сам воздух.
— Где... где Джейк? — тихо прошептал он, затем сильно раскашлялся.
— Торук Макто спит, — ответила женщина. — Как и должно быть.
Какой он глупый! Джейк в лачуге. Благодаря Куоритчу у них осталась лишь одна функциональная капсула связи на двоих.
Это была его первая попытка подключиться к телу, хорошо, что нейронная связь всё ещё работает. Норм облегчённо вздохнул, он счастлив, что его тело было найдено живым. Огнестрельные раны оказались тяжёлыми: хоть и лёгкое не пробило, но повредило. Только чрезвычайно «жёсткое» в плане физиологии тело на'ви позволило тому продержаться столь долго, пока его не нашли. В жилом модуле находился сложный медицинский комплект для лечения аватаров. В подобных вещах был смысл, учитывая стоимость самого аватара. Таким образом, несмотря на долгий путь к восстановлению, жить он будет. Время от времени тело нужно проверять, следить за питанием и прогрессом излечения, в остальном серьёзная активность ему ни к чему.
— Ты голоден, тебе нужно поесть.
Женщина встала и отошла. Несколько мгновений спустя она вернулась с другой женщиной. Нейтири.
— Нормспеллмон, — обратилась она к нему. — С возвращением, я радуюсь, что ты снова можешь ходить среди людей.
— Спасибо, но это сильно сказано, передвигаться я смогу не скоро.
— Ты сильно пострадал в битве. Я слышала от наших воинов, что ты действовал с большой храбростью для того, кто воином не является. Это Зарина, — указала она на девушку возле себя, — она будет заботиться о тебе.
Норман переводил взгляд с одной женщины на другую. Почему Нейтири столь официальна? Да и сражался он, мягко скажем, как самоубийца. Из страха больше, не из-за героизма.
— Я вижу тебя, Зарина, — сказал он, соблюдая формальности. — И спасибо за твою помощь.
— Я вижу тебя, Нормспеллмон, — ответила она. — Я буду рада помочь тебе вновь занять своё место среди народа. Поешь.
Она протянула деревянную миску.
Занять место среди народа? Несмотря на всё произошедшее, Норман был рад этим словам. Они…, возможно, приняли его, небесного человека, стоявшего бок о бок с ними во время битвы.
Норм попытался поднять голову, но едва не задохнулся от накатившей боли.
— У меня есть лекарство из хижины, которое Джейк дал мне, — сказала Нейтири, наклонившись ближе. — Он сказал, что это поможет облегчить твою боль. Тебе это нужно?
Она показала футляр с капсулами, наполненными голубоватой жидкостью.
Это было бы кстати, он почти сказал «да», но стоны и тяжёлый кашель со всех сторон заставили его прикусить язык. Препараты будут одинаково хорошо работать и на организме На’ви; Грейс заявляла, что явных противопоказаний нет, а кто он такой, чтобы не доверять ей, столько лет прожившей рядом с ними. Норм видел, как их приносили, едва переживших бойню, некоторые были в более удручающем состоянии, чем он сам.
— Нет, — он качнул головой, — я буду здесь всего несколько часов в день, а всё остальное время тело будет спать. Неважно сколько боли оно испытает, ему или мне то не навредит. У других нет такой роскоши. Отдай лекарство своим людям, Нейтири, помоги им.
Она кивнула, приложив ладонь к его груди.
— Хорошо. — И улыбнулась. — Когда я только начинала учить моего Джейка, я ненавидела всех небесных людей. Но он тоже научил меня, вернее, заставил вспомнить: душа — это всё, что имеет значение. Твоя сияет так же сильно, как и его. — Она поднялась. — Зарина, позаботься о нём.
Когда Нейтири покинула их, Зарина присела рядом с ним и начала кормить его с рук, аккуратно поднося пищу к его рту. Норман не возражал, двигаться, казалось, было вне его сил.
— Нейтири говорит, что ты храбр, Нормспеллмон. Теперь я вижу, что это правда.
Через два часа Норм покинул капсулу. Он застонал и потёр своё плечо. Разминая его, уселся рядом с Джейком за стол, попутно стряхнув с кресла мелкие стеклянные осколки. Жилой модуль был повреждён, стекла выбиты, поэтому они уже долгое время не снимали экзокомплекты, что начинало доставлять определённую степень дискомфорта.
— Как всё прошло?
— О, я буду жить, — улыбнулся Норман.
— Видел Нейтири?
— Да, она ждёт тебя. Тебе повезло обрести такую любовь. Наверное, ты себе уже места не находишь, лишь бы поскорее вернуться?
— Да, многое предстоит сделать. Другие кланы пребывают. Сотни и тысячи воинов. Многие из них злятся, что пропустили главную битву. Они хотят атаковать Адские Врата. С какой же лёгкостью мы завели их, ставя перед необходимостью вступить в сражение! Теперь мне нужно найти способ удержать их от очередного кровопролития. Что будет неимоверно сложно.
— Ты уверен, что хочешь сдерживать их? Я имею в виду, это может быть наш единственный шанс их использовать. Ты же не попросишь их возвратиться домой, после того, как лично заручился поддержкой, дабы пережить дни Великой Скорби. И нет, я не прошу их вступать в бой! — поспешно заявил Норман. — С меня хватит этих ужасов! Просто… я понимаю, что без них у нас не будет паритета в переговорах.
— Не знаю, — сказал Джейк, качая головой. — Но даже если дойдёт до атаки… Сражение вне Колодца Душ не будет похожим на этот последний бой, Норм. Я в своё время дружил с боевым пилотом, когда был морским пехотинцем. Она показала мне, что может натворить её малышка. Вместо стрельбы по одиночным целям, как вчера, вне электровихря они смогут задействовать весь свой арсенал — безграничный разрушительный потенциал. На их мониторах появятся десятки мишеней, пилоты нажмут на спуск и всё. Гарантировано девяностопроцентное поражение целей. Путь к базе будет выстлан тем, что останется от На’ви.
— Чтоб их…, — Норман выругался, массируя виски.
— Да, времени у них будет немного, рано или поздно наездники на икранах сокрушат их, но и того будет достаточно, чтобы погубить сотни наших воинов. Чёрт, нас так много, мы словно цунами нахлынули бы на Адские Врата, но потери окажутся невообразимыми. И даже если мы победим, и не будем сдерживать На'ви, когда те окажутся внутри базы, охотники будут так злы, что устроят резню, погубив тех людей, кто к этой войне не имеет никакого отношения. Ты недавно сказал, что война не для тебя, но поверь, я ненавижу её не меньше.
Норм внимательно взглянул на Джейка. Физическая нагрузка на его разрушенное человеческое тело и психическое напряжение, связанное с ответственностью за всё происходившее, сказывались на нём. И, несмотря на все испытания, через которые он прошёл, он оставался верен себе, оставался человеком.
— Я видел много мёртвых людей, — продолжал Джейк, — когда был в Каракасе, но на этот раз всё по-другому. Быть командиром... нести ответственность за гибель стольких людей, подчинявшихся твоему приказу. Собирать всех раненых бойцов и тела убитых товарищей… Но сколько же невинных там погибло…
— Джейк, это не твоя вина. Ты этого не хотел. Никто из нас не хотел, но все мы были готовы к этому. Это наше собственное решение.
— Возможно, но сейчас все ожидают, что я знаю, что делать. Чёрт подери вас всех! Я был обычным капралом!
Джейк был не из тех, кто мог сломаться. Но он явно тяжко переносил произошедшее. А Норм не мог найти слов утешения или как-то приободрить его. Честно говоря, он и сам едва держался. Труди не выходила на связь, никто не знал где она…
— А как насчёт Эйвы? — чуть погодя спросил Норм. — Она может помочь?
— Откуда мне знать? — разочарованно прошептал Джейк. — Не похоже, что я могу позвонить ей и запросить воздушный удар. Кроме того, — он запнулся. — Кроме того, потеря животных причиняет боль Эйве, как и потеря близких людей приносит боль нам.
Норман горько улыбнулся.
— Ты изменился в лучшую сторону, стал очень милосердным, Джейк.
— Возможно. — Джейк задумчиво посмотрел в одно из чудом уцелевших окон, орошённое первыми каплями зарождавшегося дождя. — Мне пора.
Норман наблюдал, как Джейк втягивает своё тело в капсулу.
— Ты что-нибудь слышал от Макса? — тревожно спросил Норм, прежде чем Джейк подключился к аватару.
— Нет. И это меня беспокоит…

5

#3
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Автор темы
  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 095
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • Время онлайн: 11 дн. 20 час. 47 мин. 15 сек.
Репутация: 1 147
Мудрец

*
Популярное сообщение!

Глава 5

Доктор Макс Патэл нервно посмотрел на суровую женщину по другую сторону стола. Он не знал, что и думать, когда два наёмника вежливо, но решительно проводили его из своей лаборатории в этот офис. Теперь он был наедине с ней, и дверь была закрыта. Прошло уже минут пять, но она не произнесла ни слова, продолжая сверлить его холодным изучающим взглядом.
— По какой причине меня привели сюда? — отважился наконец спросить Максим.
— На самом деле, — Сион Росс постучала по распечатанным листам на краю стола, — я бы хотела бросить вас в тюрьму, предварительно выбив из вас всё дерьмо и необходимую информацию, впрочем, я и так знаю достаточно.
— О чём вы говорите!? — кровь Макса застыла в жилах.
Он уже догадывался о чём идёт речь.
— Вы ходите по тонкому льду, мистер Патэл, а под ним вас ждёт ответственность за ваши поступки.
Она повернулась к монитору консоли и включила её. На экране вспыхнула видеозапись, на которой возникло взволнованное лицо Максима Патэла.
— Джейк, тут безумие… полная мобилизация, из шаттла делают бомбардировщик, в него грузят тонны взрывчатки… Это просто… просто конец света.
— Есть возможность поговорить с Селфриджем? Может, ещё есть шанс как-то договориться, пока все не зашло слишком далеко, — раздался голос Джейка Салли.
— Бесполезно. Куоритч рвёт и мечет, его уже не остановить.
— Когда наступление?
— Завтра в 6:00… Чёрт! Мне пора.
— Спасибо тебе, Макс.
Сион улыбнулась на удивление спокойному выражению лица доктора Патэла. Естественно это была видимость.
— У меня также есть видео-журнал с места содержания под стражей, ясно указывающий, на вашу помощь группе доктора Августины Грейс при побеге. Вся эта суматоха…, — всплеснула руками Сион, — выбила нас из колеи. Если бывший оператор, ответственный за сбор этой информации, не был немного мёртв, мы бы обнаружили следы вашей деятельности на пару дней раньше. Информация многократно дублируется, отслеживается и не пропадает впустую.
Максим отвёл взгляд, храня молчание. Ему, казалось, нечего сказать. Он делал то, что считал правильным.
— Доктор, вы предатель. — Прямо в лоб заявила Сион. — Вы помогли врагам подготовить атаку, которая привела к гибели почти пятисот наших с вами соплеменников. Некоторые из них были и моими друзьями, чьими-то родственниками, любимыми, супругами, сыновьями и дочерями. Знаете, что бы я хотела сделать?
Правой рукой она выложила на стол пистолет «Wasp» дулом в его сторону.
— Вы, — Макс испуганно встрепенулся, — у вас нет прав на это! Я гражданское лицо, вы этого не сделаете!
— Отнюдь, мистер Патэл. Согласно специальным инструкциям, в случае возникновения ситуаций, подобной нашей, вынесение приговора и его исполнение лежит на моих плечах. — Сион наклонилась вперёд, стараясь заглянуть в глаза напуганного учёного. — Вы убийца. Вам не жаль тех людей, жизни коих унесло ваше предательство? Вы испытывает хоть что-то сейчас по этому поводу?
— А На’ви? — мрачно пробормотал Патэл. — Они не заслужили той боли, что вы и вам подобные принесли им. Не заслужили…
— Ну конечно, — откровенно честно согласилась капитан, — их гибель действительно печальна, но, когда стоит выбор между ними и людьми, я обычно склоняю чашу весов в нашу пользу.
Она отложила пистолет в сторону. Сердце Макса забилось вновь, до этого словно застывшее.
— Мистер Патэл, хм, сколь больно говорить об этом, но мне нужна ваша помощь.
— Что вы хотите от меня?
— У вас есть средства общения с повстанцами, — не спрашивая, но утверждая произнесла Сион. — Как вы это организовали?
Максим тяжело вздохнул, но пререкаться не стал. Он не собирался усугублять своё положение, впрочем, и раскрывать всех карт тоже.
— В некоторых зонах возле Колодца Душ есть сеть размещённых репитеров, которые увеличивают сигнал достаточно для того, чтобы он мог пробиться сквозь электровихрь.
— Да, мои специалисты так и предполагали. На самом деле есть неполные записи об этих сигналах в журналах связи, но они, похоже, сейчас недоступны.
— Мы изменили частоту, когда доктор Августина и остальные покинули Адские Врата.
— Понимаю, мы можем потратить время и найти частоты сами, или ВЫ можете найти их, что очень сэкономит нам время. Исправьте свои ошибки, мистер Патэл. Свяжитесь с ними.
— Чего вы хотите добиться? — настороженно спросил её Максим.
— Мира.

***

Они похоронили её без малого как На’ви в живописной роще под корнями невысокой молодой ивы, распустившейся белоснежными прутьями. Там же, где нашёл своё упокоение аватар Грейс, жизнь которого унёс укус ядовитого насекомого — не менее печальный для всех инцидент, но скорбеть, казалось, уже было выше их сил. Укутанные в светлые ткани человеческие останки женщины лежали в утробе земли. Пурпурные цветы бережно обнимали её, занимая своё место среди других. Их народ не возражал, признавая её право, сражавшейся за них, быть здесь с Матерью. Норман не лил слёзы, словно это часть того, что нельзя было предотвратить, как если бы умер он. Но узнав от охотников о падшей железной птице с обугленными останками пилота в её нутре, его сердце было разорвано напополам. Не сказать, что они были как-то сильно близки, но он действительно пережил много ярких и волнительных моментов, находясь рядом с Труди. Это несомненно было нечто большее, чем мимолётная связь. И Джейку было отнюдь не сладко. Он сказал Норману, что именно по его приказу Труди атаковала конвертоплан Куоритча и погибла, выручая его в ситуации, когда эта помощь не требовалась остро, и он так и не смог найти в себе силы рассказать Норману об этом после битвы у Колодца Душ. Но тот Джейка не винил. Он и Труди отлично понимали, на что идут. Хотя и не мог Норм представить, что ему доведётся испытать и как тяжело он будет переносить случившееся.
Сейчас Норман находился в жилом блоке посреди бескрайних джунглей, отвлекаясь от тягостных мыслей, стараясь наладить связь с базой, выйти на Макса.
Вот и шелестом капель дождя по листве за окном, с которого началось это тусклое, но такое умиротворяющее и минорно-грустное утро, Норман проникся в полной мере. Он ведь любил этим места и рощи, где солнце проникает сквозь изумрудные кроны, оставаясь на мягком мху золотыми монетами бликов. Это было одного из того, что он ценил в этом мире, что было ему дорого.
В какое-то мгновение Норман с удивлением обнаружил, что есть входящий сигнал из Адских Врат. Незамедлительно он ответил на вызов…
— Джейк, живо возвращайся в жилой блок! — взволнованно заголосил Норм по рации.
— Я сейчас занят. Что случилось?
— Это Макс! Он... у него… у них новый глава службы безопасности. Она хочет поговорить с тобой.
— Быстро же они… Я скоро буду, держи их на связи!
— Но почему бы тебе просто не оборвать соединение? Я имею в виду, что ты уже здесь. — Норман взглянул на капсулу связи в другом конце жилого модуля.
— Не самое подходящее время и место для меня, чтобы оказаться без сознания, Норм. Кроме того, я бы предпочёл поговорить с ними, как На’ви. Вытащи консоль наружу.
— Ладно, сделаю.
Норман отключил связь и повернулся к компьютеру. Вспотевшее лицо Макса всё ещё торчало на дисплее.
— Он уже в пути. Как наши дела?
Макс нервно посмотрел в сторону. Очевидно, что он был не один.
— Здесь довольно напряжённо, Норман. Как обстоят дела у вас? Где Грейс?
Холодными клещами вцепилось в него это тошнотворное чувство, Норман застыл, не зная, как и сказать то, о чём его друг ещё не знал. После того, как они покинули базу, свои сообщения они ограничили до коротких обновлений статуса, но никогда не говорили ему, что они делают, на случай, если сообщения перехватят. Что сказать сейчас? Максим работал с Грейс очень много лет, начал ещё задолго до того, как Норман добрался до Пандоры. Но он обязан был сказать ему! И о ней, и о Труди.
— Макс..., прости меня, Грейс и Труди мертвы.
Шок и боль на лице Макса были настолько отчётливы, что Норману пришлось отвести взгляд, будто он сам был виноват в их гибели.
— Мертвы!? Но как…? — вопрошая рыдал Максим.
— Во время нашего бегства по нам открыли стрельбу. Грейс была ранена. Мы пробовали…, — Норм проглотил тяжёлый ком, застывший в горле. — На'ви пытались её спасти, но это не сработало. Мне… мне очень жаль. А Труди погибла позже, сражаясь во время битвы у Колодца Душ.
— Черт побери, эта мразь Куоритч! Все говорили о том, как он вышел наружу без маски и открыл огонь по вертолёту Труди! Этот кусок дерьма! Она была гением! Чтоб его… А Труди… О, нет!
Норм никогда не видел по натуре мягкого Макса в таком гневе: умываясь слезами, тот сжал кулаки так сильно, что из-под них выступила кровь.
— Если в том будет хоть какое-то утешение: Куоритч заплатил за это, Нейтири насадила его на стрелы, как жука на булавку. Я видел его отвратительную застывшую гримасу, словно он и после смерти не мог поверить, что его уделали какие-то дикари.
— Этого достаточно, — раздался рассерженный женский голос, и они умолкли, но ненадолго.
Норм вновь попытался вытянуть хоть немного информации от Макса, попутно рассказав о препаратах, совместимых с организмом На’ви. Затем прибыли Джейк и Нейтири. Он схватил консоль и поспешил наружу.
Поёжился, когда огромный леоноптерикс расправил крылья, издав пронзительный крик. Несмотря на то, что это воистину великое существо сделало для них, его присутствие по-прежнему пугало Нормана. Джейк мягко успокоил своего Торука, а затем вместе с Нейтири приблизился к месту, где Спеллман установил консоль.
— Что там?
— Макс. Перекинулись парой слов, я рассказал ему о Грейс и Труди. Он горько это воспринял. И ещё там новая глава службы безопасности. Желает тебя видеть.
— Понятно. Знаешь, чего она хочет?
— Кажется, они хотят переговоров.
Джейк фыркнул, прижав уши.
— Ещё бы!
— Что ты планируешь делать?
— Думаю, они попытаются выиграть время, а мне нужно будет решить, стоит ли его им предоставить.
— Мой Джейк, разве мы не должны сначала выслушать, что они скажут? — спросила Нейтири.
— Да, — кивнул Норман, — раз уж они первые вынуждены были пойти на такой шаг, то мы вполне можем действовать с позиции победителя.
— Не забегай так сильно вперёд, Норм. Включи камеру.
Макс снова появился на дисплее.
— Здравствуй, Максим. Как ты?
— Привет, Джейк. Рад тебя видеть, держусь… пока что, — ответил Макс, попытавшись изобразить улыбку на помятом лице. — Рядом со мной капитан Сион Росс, она хочет кое-что обсудить с тобой.
Макс ушёл из поля зрения камеры, а затем на дисплее появилась женщина в униформе с коротко обрезанными тёмными волосами и суровым выражением лица. Норман смутно припоминал, что видел её на инструктаже по безопасности, сразу после прилёта на Пандору.
Она и Джейк несколько мгновений смотрели друг на друга, словно оценивая. Первым тишину разорвал Джейк.
— Капитан Росс, я Джейк Салли. Чем могу быть вам полезен?
— Мистер Салли, как вам уже известно, ныне я исполняю обязанности главы службы безопасности Адских Врат. Моя задача — сберечь жизни людей. Не сомневаюсь, что и у вас схожие мысли в отношении своих соратников. Я хотела бы прояснить ваши намерения.
— Мои намерения? — удивлённо спросил Джейк. — Вы напали на нас, сожгли и разрушили дом На’ви, где погибли сотни: мужчины, женщины и дети; затем вы обрушились новой атакой, унёсшей жизни многих достойных жить, а не гнить в братской могиле… Погубили моих друзей…
— Мистер Салли, — спокойно, но со свойственной ей твёрдостью в голосе прервала его Сион, — с ОБЕИХ сторон пролилось немало крови. Вы можете не верить мне, но я действительно сожалею об этом. Позже у нас может быть достаточно времени для взаимных обвинений, но сейчас я надеюсь избежать бойни. Можем ли мы обсудить этот вопрос или я зря теряю время?
Джейк долго не отвечал, обдумывая каждый свой следующий шаг, но, наконец, его уши дрогнули, и он вздохнул.
— Хорошо. Я так понимаю, вы хотите перемирия. Почему мы должны согласиться на это? На днях мы в суровой схватке разбили ваши основные силы у Колодца Душ, с вами же это не займёт много времени.
Сион внимательно изучала его лицо, затем улыбнулась, обратившись к Джейку неформально.
— Салли, хватит строить из себя идиота, ты уже всё обдумал и хорошо понимаешь, во что это выльется. Я не позволю на'ви устроить бойню на территории базы, пущу в ход всё, что потребуется для спасения людей. Тысячи твоих воинов обратятся в прах. Это убьёт нас, да, но и будет опустошительным смертным приговором для большинства кланов. Ты когда-то был морским пехотинцем, Салли, ты знаешь, что может сделать современное оружие с беззащитными людьми. И когда первые ракеты начнут разрывать вас на части, убивать буду не я, а ты, тот, кто отдал глупый приказ своим людям — идите и умрите.
— А если я готов отдать им такой приказ? — безнадёжно блефовал Джейк, а его хвост, тем временем, дёргался в нервном припадке.
Эта женщина словно читала его мысли.
— Что я могу добавить? Тогда увидимся в аду.
Сион не отрывала от него взгляда, и глазом не моргнула за всё время их разговора.
— Что ты с этого обретёшь, Салли? Мы так и не коснулись последствий. Ты ведь явно обдумывал реакцию Земли на произошедшее здесь? Она неизбежна, независимо от того, что мы сейчас решим. Вопрос лишь о мерах и широте её воздействия, конечно, в зависимости от ущерба. Да, в мире очень много людей, которые любят на'ви, хотят помочь им, видя в детях лесов благородных дикарей, защищающих свой дом. Но когда их любимые на’ви вырежут более тысячи человек, все эти славные люди на Земле быстро забудут приставку «благородные», несмотря на веский мотив коренного населения Пандоры. Вы станете просто дикарями… на таких бомб не жалко. Вот она политика: ты думаешь, что победа у тебя уже в кармане, но ситуация зашла так далеко, что компромисса уже не достичь… Мы могли бы это исправить. Вместе.
— Надеюсь, ты умнее Куоритча, — громким яростным шёпотом произнёс Джейк, едва сдерживавшийся от гнева и… страха за всё то, чего он добился и обрёл.
— Куоритч был ошибкой, — взмахнула ладонью Сион. — Я не похожа на него, мистер Салли, и, если вы примете моё предложение о перемирии, я готова отправить вам предостаточно медицинских препаратов и лечебных комплектов, разработанных для аватаров. Я знаю, у вас очень много раненых. Это поможет вам.
— Джейк, это действительно нам необходимо, — прошептал ему Норм, стоявший за спиной. — Ты и так знаешь, препараты подходят и для На’ви.
Джейк посмотрел в глаза Нейтири, ища поддержки.
— Мой Джейк, — нежно ответила та, — ты Торук Макто. Мы подчинимся любому твоему решению.
И всё же он покачал головой, обратившись к Росс.
— Я не могу принять такое решение самостоятельно. Капитан, я соглашусь на трёхдневное прекращение огня, пока мы рассматриваем ваше предложение. Я свяжусь с вами лично. Надо надеяться, вы будете благоразумны и не совершите ошибок своего предшественника.
Явно довольная сложившимся раскладом капитан Росс благодарно кивнула ему.
— Я сосредоточу все свои силы, непосредственно в районе периметра Адских Врат, если вы дадите гарантии, что ваши войны не будут приближаться к базе ближе, чем на восемь километров. И ещё, я должна это узнать, кто-нибудь из наших людей пережил битву, вы удерживаете кого-либо в плену?
— У нас нет заключённых, капитан. Мы нашли одного серьёзно раненного солдата в обломках сбитого вертолёта, но он не пережил и ночи.
— Понимаю, — с сожалением произнесла Сион. — Хорошо, я жду от вас вестей.
Картинка погасла.
Джейк опустил голову. Нейтири протянула руки и мягко обняла его.
— Что ты будешь делать, Джейк?
— Отправь весть всем лидерам кланов. Завтра вечером мы решим наше будущее.


Глава 6

Паркер Селфридж щёлкнул пальцем фрагмент анобтаниума, парящий над подставкой в магнитном поле на его офисном столе. Кусочек минерала, некоторое время вращаясь, вернулся в свою прежнюю позицию. Сверхпроводник, породивший научный, технологический, промышленно-экономический, энергетический и транспортный прорыв на планете Земля. Минерал используется во многих областях человеческой деятельности. Его значимость трудно переоценить. И все будет хорошо только до тех пор, пока анобтаниум непрерывно поставляется на Землю.
В данный момент на складах ждут отправки семь с половиной тысяч тонн минерала. За последние пять рейсов было отправлено более тысячи тонн. ОПР (RDA) ожидает в обозримом будущем сотни тысяч, а при расширении колонии и строительстве новых — миллионы… Минерал служит опорой долгосрочного развития мировой экономики и промышленности и всё это учтено в продолжительной стратегии компании по непрерывному росту всех подконтрольных ей отраслей.
Но вот минерал не поставляется. Экскаваторы и дробильные установки молчат, землевозы и бульдозеры уснули, не слышно эха взрывных работ. Люди, которые управляют машинами, дробят почву и взрывают скалы — извлекают новое золото нашего мира. Но вместо этого их переобучают, суют в руки автомат и посылают на войну.
И Паркер Селфридж будет тем человеком, который понесёт всю ответственность. Его зашвырнули сюда за десятки триллионов километров от Земли, чтобы он решал проблемы, а не создавал их. Но, черт возьми, это была не его вина! Этот идиот Куоритч виноват! Решил поиграть мускулами, захотел войны! Селфридж действительно поддерживал его по началу: всё укладывалось в интересы корпорации — ограниченные военные действия в самом деле были запланированы, вернее, допустимы к применению и соответствующие инструкции были переданы заблаговременно. В руководстве ОПР идиотов нет, но и мириться с желаниями аборигенов они не будут. Много прецедентов на Земле, да и слишком высокие ставки, какие делают взрослые дяди, не позволяют им самим идти на компромиссы, которые связывают их по рукам и ногам — они бы уже и сами были рады найти решение, выгодное для всех сторон. Чего стоили курдские патриоты, наконец основавшие своё государство, и вот уже многие десятилетия досаждавшие планомерному развитию бизнеса на ближнем востоке. Давить их уже надоело, а договориться мешает собственное квазиправительственное детище, которое по идее должно было размыть границы между странами и нациями. Слова больше не нужны никому. Но всё произошедшее ЗДЕСЬ вытекло за приемлемые рамки. И вот меченый чудак решил на старости лет хапнуть воинской славы! Все его разговоры о минимальных жертвах и запугивании на'ви, чтобы заставить их поднять свои хвостатые задницы с насиженного места были лишь частью плана. Хотел, чтобы Селфридж развязал ему руки, одновременно подливая масла в огонь разгоравшейся войны. И что теперь? Куоритч мёртв — и пусть жарится в аду! Но вину свалить не на кого, кроме как на Паркера, мать его, Селфриджа. Нет, он ведь и правда пытался помочь ситуации. Подарил Салли возможность уговорить этих обезьян убраться подобру-поздорову. Вот он и виновен! У этого ублюдка был шанс! А ныне…
Потеря шаттла, потеря половины рабочей техники, потеря сотрудников, невозможность продолжать работу в основных секторах добычи минерала… Это конец! Ему теперь можно просто-напросто выйти наружу без экзокомплекта.
С бешеным рычанием он схватил кусок анобтаниума и швырнул его в стену. Сотрудники в диспетчерской, услышавшие шум, удивлённо смотрели на него. Он, дико ощерившись, зыркнул на них, и они быстро отвернулись, притворившись занятыми. Конечно же, они должны притворяться: так как вся работа колонии встала, что они должны были ещё делать?
Тяжело выдохнув, унимая свой гнев, Паркер медленно поднялся из-за стола и начал собирать осколки. В своём изначальном состоянии минерал был хрупким. Но эта горстка обломков стоила миллионы. Он собрал всё, что смог и бросил осколки обратно в магнитное поле, наблюдая, как они кружатся, пока не нашли свою точку опоры и не замерли. Странно, ему показалось, что именно так был разрушен весь его мир. Но можно ли найти свою точку равновесия?
Он все ещё размышлял, когда в его кабинет, не церемонясь, вошла капитан Росс. Она не выглядела слишком радостной. Его сердце замерло.
— Вы разговаривали с ним?
Сион подошла к его столу, под её сапогами хрустнули мелкие осколки минерала на пару десятков тысяч купюр, затем она без приглашения села на стул, явно проявляя всё меньше и меньше уважения к нему, и только после этого ответила.
— Да. Салли согласился на трёхдневное прекращение огня.
— Что произойдёт после истечения этого срока?
— Я не знаю. Он сказал, что ему нужно встретиться с другим на'ви, думаю, с лидерами кланов, прежде чем он сможет заключить какое-либо постоянное соглашение.
— Но он сказал, что соглашение может быть — мир между нами? А как насчёт шахт?
— Не возлагайте большие надежды, сэр, — категорично мотнула головой Росс, — он только сказал, что обсудит этот вопрос. Через три дня он может спокойно заявить нам, что на'ви решили стереть нас с лица Пандоры. — Капитан сделала паузу, вытащила электронный носитель из кармана кителя и положила его на стол. — Это план эвакуации. Любезно предлагаю вам ознакомиться, я также приму любые комментарии или предложения, которые у вас могут возникнуть.
— Как мы можем эвакуироваться? — разозлившись, Паркер хлопнул ладонями по столу, встав и нависнув над капитаном. — Сейчас на орбите только один космический корабль! Он не может всех забрать!
— На самом деле, способен. Впритирку, конечно. Как вы знаете, с тех пор, как была построена колония, людей прибывало больше, чем улетало. Анобтаниум гораздо ценнее людей или их желания вернуться домой, в контрактах много пунктов мелким почерком, к-хм, поэтому мы освобождали отсеки кораблей от лишних капсул под груз. Эти капсулы складируются здесь, в Адских Вратах. Что-то когда-то мы использовали в качестве сырья для производства техники, но их всё равно осталось очень много. Мои люди предполагают, что могли бы разместить около тысячи капсул на корабле. Остальные могли бы поместить в грузовом отсеке пристыкованного шаттла, подведя энергопитание через технический шлюз. Естественно, наличие какого-либо груза на корабле и шаттле не предусматривается — всё лишнее долой.
Селфридж посмотрел на электронный носитель. Эвакуация!? Подчиниться врагу и потерять многие десятилетия достижений. Или отказаться и погибнуть.
— Разве у нас нет другого выбора? — почти умоляя, спросил её Паркер.
— Это будет зависеть от Джейка Салли и на'ви. И от вас, мистер Селфридж, если, конечно, у вас есть, что сказать и предложить им, чтобы мы остались?
— Что я могу им предложить!? — взорвался Селфридж. — Стеклянные бусы? Дорогие ткани? Им даже наши лекарственные препараты даром не дались! Вы сами видели отчёт Салли: нам нечего им предложить!
— Ну в этом суть текущего договора — препараты. Мы могли бы им предоставить многое из того то, что используют в программе «Аватар», в качестве извинений и компенсации. Есть ещё земля… Они явно хотят вернуть территории, занятые нами.
Он едко усмехнулся.
— Как мы можем добывать минерал, не копаясь в их драгоценной земле? Другие варианты, — Селфридж глянул наверх, словно пытаясь пробурить взглядом потолок, — пока не в приоритете. Хотя кое-какие подонки из АМТ (Администрация Межпланетной Торговли) пытаются давить на совет через своих посредников, в нём же затесавшихся. Стремятся урвать контроль над деятельностью ОПР.
— Ну, это и всё прочее уже не мои проблемы, сэр. По делу: если, согласно инструкциям, нам угрожает уничтожение, у меня есть все необходимые права, чтобы объявить эвакуацию персонала…, игнорируя ваши возражения.
Селфридж уставился на женщину перед ним и понял, что он ничего не может сделать или сказать, ни чего что бы могло повлиять на неё. От Куоритча её отличало не многое. Чёртовы солдафоны!
— Касательно другого вопроса, сэр, — продолжала капитан, — я связалась с начальником отдела коммуникаций, и она сказала мне, что мой отчёт о текущей ситуации не был передан на Землю, — она сделала паузу, — по вашему приказу. Могу ли я спросить, почему?
Паркер сцепил руки на груди.
— У меня нет причин затеивать панику, когда ещё есть шанс спасти положение. Сообщение доберётся домой очень нескоро, как и мы сами. Что плохого в том, чтобы немного подождать и не сеять на Земле смуту, в случае, если всё здесь разрешится?
— Через несколько дней, — твёрдо заявила капитан, — мы все можем быть мертвы, впрочем, это неважно. Пользуясь своими полномочиями, я отменила ваш приказ и отчёт был отправлен на Землю.
— Господи, ты хоть понимаешь, что натворила! — заорал на неё Селфридж. — Это вызовет панику ни только в совете директоров ОПР, но и в СМИ, а затем и по всему миру!
— Отчёт закодирован, сэр, — не обращая на его крики внимания, продолжала говорить Росс, — и его получат только те люди, чьим глазам и ушам он предназначается. Ваши акционеры могут спать спокойно, — ехидно улыбнулась капитан. — Но я считаю жизненно важным, чтобы точный доклад о том, что произошло здесь, был отправлен на Землю. Мы можем быть уничтожены, но люди сюда вернутся. Им нужно знать, с чем они могут столкнуться.
— Что вы имеете в виду?
— Основываясь на том, что доктор Патэл смог объяснить мне об исследованиях доктора Августины, кажется, что мы столкнулись с чем-то совершенно беспрецедентным здесь, на Пандоре. Я не утверждаю, что понимаю детали, но, проще говоря, вся планета действует, как единый организм…
— Вашу ж мать! — сплюнул Селфридж прямо на пол. — Не говорите мне, что и ВЫ проглотили это мистическое дерьмо.
— Я не учёный, сэр, но то, что говорит доктор Патэл, согласуется с тем, что мы видели. Жизнь на этой планете каким-то образом связана. Как организм с мощной иммунной системой. Наша недавняя деятельность вызвала защитную реакцию организма. Мы не просто сражаемся с на'ви, мы сражаемся с каждым живым существом на планете, которая считает нас инфекцией.
— Боже мой, — прошептал Селфридж, успокаиваясь и постепенно понимая, что видел он достаточно странных вещей.
Он был готов временно принять эти факты, но целиком доверять всем этим умалишённым…
— Что мы можем сделать?
— На данный момент мы выживаем. Я предпринимаю все возможные шаги для обеспечения этого. В конечном счёте, я не знаю, как бороться с целой планетой. Не моего ума дело, слава богу. Может быть, на'ви захотят договориться, а может быть, если эта теория иммунной системы и глобального сознания верна, нас ждёт гибель.
Росс откинулась в кресле и вздохнула.
— Сейчас мы готовимся к обороне, укрепляя свою защиту, продумываем пути к отступлению. И ждём, страшась грядущего.

6

#4
Пользователь офлайн   STALKER_Tipany 

  • Страж
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Супермодератор
  • Сообщений: 2 532
  • Регистрация: 20 Июль 13
  • Skin:na'vi night
  • ГородМелитополь
  • Время онлайн: 27 дн. 12 час. 59 мин. 35 сек.
Репутация: 353
Уважаемый
Как Беркут говорит "Много букв".
Постараюсь прочесть :)
0

#5
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Автор темы
  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 095
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • Время онлайн: 11 дн. 20 час. 47 мин. 15 сек.
Репутация: 1 147
Мудрец
Глава 7

Вскоре должен был начаться совет и Джейк хотел, чтобы Норман присутствовал. Как На'ви.
Норман посмотрел в окно на открывшийся ему цепляющий сердце вечерний пейзаж гор Аллилуйя. Они переместились в жилой блок, оставленный в горах после ранения Грейс. Здесь было две неповреждённые капсулы связи, кухня и душевая кабинка. Джейк оставил Норма здесь после захватывающего дух круиза на загривке Торука, но тело Джейка ещё оставалось в разрушенном блоке.
Нормана немного тяготило то, что здесь он был совсем один, но выбора не было. Он наверняка надеялся, что Джейк вернётся, чтобы забрать его позже. Удовлетворённый тем, что всё в порядке, он забрался в капсулу, предварительно её настроив, захлопнул крышку и, расслабившись, закрыл глаза, чтобы распахнуть их вновь, увидев витающую над ним Зарину.
— Нормспеллмон, ты очнулся?
— Я вижу, тебя Зарина…
— И я вижу тебя. Как ты себя чувствуешь?
Он всё ещё ощущал боль, но организм На’ви неплохо справлялся с ранением.
— Гораздо лучше, чем я думаю. Спасибо за твою заботу, Заря…, если ты не против, я хотел бы обращаться к тебе так…
Она мягко ему улыбнулась, абсолютно не возражая такой странной, по её мнению, просьбе, и протянула ладонь, на которой лежала маленькая белая таблетка.
— Торук Макто сказал, чтобы ты съел это лекарство. Он говорит, что ты должен присутствовать на совете и что твой разум должен быть свободен от боли.
Норман, немного поколебавшись, взял таблетку и проглотил её. Пока он ждал эффекта от обезболивающего, успел поесть еды и испить воды, принесённые Зарёй.
— Где пройдёт совет? — насытившись, спросил он её.
— В священной роще неподалёку от Древа Душ. Собираться начнут не скоро, тебе не нужно торопиться.
— Хорошо, что так — тело все ещё очень слабое.
— Я помогу тебе дойти, когда придёт время.
— Спасибо тебе.
Они немного помолчали. Заря, не сводя с него взгляда, снова заговорила.
— Могу я спросить тебя, Нормспеллмон?
— Всё, что пожелаешь, — улыбнувшись ответил Норман.
— Ты — ходящий во сне, значит ли это, что у тебя есть другое тело, сокрытое где-то и спящее в этот момент?
Норман немного смутился той прямоте, с которой она спросила его о столь непонятной вещи для На'ви.
— Да, это так, — кивнул он.
Уши Зари забавно дёрнулись, а хвост затрепетал из стороны в сторону. У них такой удивительный язык тела. И такой близкий нам, если сравнивать доставшиеся им от их предполагаемых предков повадки с аналогичной Земной фауной.
— Нейтири пыталась объяснить это мне, но я всё ещё нахожу это странным. Она говорила раньше, что и Торук Макто такой же. И раз он спит, в том есть нужда. Зачем вы это делаете?
Норман крепко задумался, прежде чем ответить ей. Если отбросить изначальную суть программы «Аватар», как было бы правильно донести правду до этого невинного создания?
— Воздух вашего мира отличается: мы не можем дышать им напрямую, только через маски. И погибли, если бы попытались. Обретя вашу форму, мы можем дышать воздухом, пить воду и есть пищу, и общаться с вами, как На’ви. В последнем и заключена суть — чтобы вы не боялись наших внешних отличий. Чувствовали себя комфортно рядом с нами, а мы могли бы ходить среди вас, изучая ваш мир. Но вспомни слова Нейтири — мы с вами гораздо ближе, чем вы думаете. — Он прикоснулся к груди, где билось его сердце. — Здесь.
— Но если всё так, — наклонив голову, спросила Заря, — почему другие небесные люди такие жестокие? Они убивают и уничтожают, пронося много печали. Ты не несёшь нам зла, Нормспеллмон, но ты тоже из небесных людей. Я не понимаю.
Норман закрыл глаза, почувствовав всепоглощающий стыд за себя, за человечество. Как ей разъяснить? Как он мог объяснить, чтобы такие ужасные вещи, согласовались с мыслями этой девушки, обрели смысл, который, — в чём он сам не был уверен, — имел хоть какое-то значение. Он порой и сам не понимал, почему люди такие жестокие.
— Мы… пришли издалека, Заря, из очень далёкого места.
Он указал на небо. Бескрайний простор и голубая пустота. На западе догорали последние лучи заката. Звёзд было немного, их все можно было пересчитать по пальцам. Красота девственного мира.
— Представим, ты бы могла полететь туда на икране, но и сотни твоих жизней не хватило бы, чтобы хоть чуточку приблизиться к нему. Ты видела машины небесных людей. Ты лицезрела, как они убивают и разрушают. Но есть и другие машины, что облегчают нашу жизнь. И некоторые из них позволили нам прилететь сюда, сквозь холодное царство вечной ночи, разделяющее нас. До того и сейчас, в общем, вся наша жизнь была борьбой за выживание. Мы не росли в лоне Матери, как вы и не были одарены её милостью. Одинокие, мы боролись за своё существование, вырастили стальные клыки, обуздали пламя и встали над природой, некогда опасной для наших потомков. Мы… убили свою Мать…
Заря посмотрела на небеса, на вырисовывавшиеся на темнеющем небосклоне звёзды, силясь впитать в себя то необъяснимое нечто, лежащее за порогом их мира.
— Убили…, — со страхом в голосе прошептала Заря.
— Не в том смысле, но… отринули, образно говоря.
Норман продолжал.
— Ты видела, как небесные люди копаются в вашей земле?
— Да, хотя никто не знает, почему. Торук Макто путанно объяснял как-то: вы пытаетесь сделать инструменты и новые машины из блестящих серых камней, что добываете там...
— Небесные люди могут делать много чудесных устройств из того, что добывают в скалах и почве. У нас есть машины, которые могут видеть очень далёкие вещи — так мы смогли заприметить ваш мир. Другие машины смогли понять, что в вашей земле есть редкие камни, которых в нашем мире не было. Одни люди захотели их заполучить и решили прийти к вам. Это было очень трудно сделать, даже для небесных людей. Целые поколения тяжело работали не покладая рук, чтобы создать машины, которые доставят их сюда. — Норман горестно скривился. — Если бы ни эти камни, нас бы здесь не было. Не сейчас, по крайне мере. Но все эти чудесные машины не смогли увидеть вас. Мы ожидали найти камни и живых существ, но не могли и представить, что этот мир уже занят вами, разумными и прекрасными…
Девушка смотрела на него с широко открытыми глазами, впитывая каждое его слово. Она медленно кивнула, показывая, что, может быть, и не совсем, но понимает его.
— Сначала мы не были уверены, что делать. Первые говорили, что вас следует оставить в покое. Этот мир принадлежит вам, и мы не имели права отбирать его, но другие хотели редкие камни. Очень сильно хотели их. Они сказали, что труд стольких поколений не может быть потрачен впустую, и мы не обязаны всё бросить ради На’ви. Третьи же были просто счастливы найти вас здесь — таких похожих на нас. Они были рады узнать, что не одиноки в холодной пустоте, окружающей нас. Последовало много споров о том, что делать. Наконец, те, кто хотел обрести камни, обладая большей силой и властью, прибыли к вам. Среди них были и те, кто не хотел камней, но желал встретиться с вами. Как с братьями и сёстрами. Мне тоже было позволено, и я один из них... как и Торук Макто…
Норман мысленно поморщился от того, как нагло лжёт об истинных мотивах Джейка в начале всей этой истории. Он прекрасно знал, что изначально Джейку было абсолютно наплевать на На'ви. Но этот мир и эти чудесные создания изменили его. Или… вернули его истинное я. Нейтири была катализатором. Той, что словно пробудила бывшего морпеха из долго сна. Нормана охватили шокирующие мысли. Если бы Нейтири погибла в битве у Колодца Душ… смог бы Джейк вести этот народ дальше? Ведь она была для него всем. И только ради неё он затеял это безумие. Теперь любовь предстаёт не только волнующим сердце чувством, но и страшным паразитом, заставляющим носителя искать гибели. Нет, всё иначе… не так…
Заря всё ещё молчала, впитывая такое количество труднообъяснимой информации.
— Я услышала тебя, Нормспеллмон. Когда-нибудь я смогу обрести истинный смысл твоих слов. Но скажи, прошу, — она наклонилась к нему, заглянув золотистыми озёрами своих чистых глаз в его, — почему ты сражался против своих людей, почему предал свой народ?
Её слова смутили его. Он действительно предал свой народ, но…
— Я сражался против тех, кто принёс вам столько боли лишь ради камней в земле. Не все мы злые, Заря! — горячо воскликнул Норман. — Некоторые из нас жадные, глупые и жестокие, но не все. Скажи мне: разве На’ви не совершают ошибок, не ведут порой себя глупо?
Неожиданно, несмотря на всю серьёзность разговора, Заря рассмеялась, но то был горький смех. Тонкие влажные дорожки оставили блестящие в свете костров следы на её необычайно красивом лице.
— Много раз, Нормспеллмон, — она спешно вытерла слёзы. — Выдел бы ты моего глупого брата…
Это был первый раз, когда он услышал её смех. И он внезапно нашёл эти ощущения, возникшие в нём, необычайно волнительными. Теперь он лучше понимал Джейка. И Норман, судя по всему, тоже становится безумцем…
— Видишь? В конце концов, мы не такие разные.
— Я рад, что ты оказался рядом с ними, Норман, — раздался голос из-за спины.
Норм попытался развернуться, но тугая повязка на ранах сковала его движения.
Из тени деревьев вышел Джейк.
— Как долго ты был здесь? — смущённо спросил Норман.
— Достаточно долго. Ты объяснил всё лучше и проще, чем удавалось мне. Поэтому я хочу, чтобы ты присутствовал со мной на совете, я рассчитываю на твою помощь.
— Я сделаю всё, что смогу, Джейк, но я, несмотря на заявления многих из них, не один из На’ви, — возразил Норман. — Они вряд ли поверят моим словам, даже учитывая мои заслуги.
— Ты будешь говорить, как советник Торук Макто, это придаст немалый вес твоей речи.
— Будем надеяться.
Норман оглянулся на Зарю, которая смотрела на них с озадаченным видом. Он и Джейк разговаривали по-английски, и, по-видимому, девушка их совсем не понимала.
— Зарина заботится обо мне. Я стал звать её Зарёй… знаешь, очень ей подходит.
— Я в курсе. Она... потеряла своего отца и брата в этой битве.
Он с шоком посмотрел на девушку На'ви.
— У неё есть все основания ненавидеть меня, но она заботилась обо мне!? Теперь уже я ни черта не понимаю, Джейк. Они не должны были встретить нас и познать такую боль! Но, — он шумно сглотнул, — раз уж мы здесь, то нам крайне необходимо помочь им всем, на что мы способны.
— Ты прав, Норман, даже я тоскую о погибших, о Тсу’тейе… Знаешь, ведь в последние дни перед всем этим ужасом он стал мне братом, хоть между нами словно кошка пробежала…
— Понимаю. Ох, пришло ли время идти на встречу лидеров кланов?
— Да, пора. Давай я помогу тебе.
Джейк подошёл и аккуратно подхватил аватар Норма под его левую руку. Заря проделала тоже самое с другой стороны, и они медленно побрели к роще.
Теперь болеутоляющее средство работало в полную силу, но ноги его были слабыми и шаткими. Шаг за шагом они шли через своеобразную лечебницу, где до сих пор находились на излечении сотни На'ви. Норман то и дело отводил взгляд, морщившись при виде жертв ужасных травм и ожогов. Оружие человека может быть разрушительным, но страшнее те шрамы, что оно оставит в сердце этого народа.
Солнца давно утонули за горизонтом и гигантский лик древнего божества взошёл на свой небесный трон, заполонив собою немалую часть небосвода. Полифем был восхитителен.
Когда они медленно шагали мимо Колодца Душ, они видели тысячи На’ви собравшихся вокруг него.
Норман поражённо воскликнул.
— Ты не шутил, говоря о том, что они всё пребывают! Сколько их?
— Уже не знаю, может быть, десять тысяч... Ещё многие придут. Прокормить всех скоро будет проблемой. У нас очень много дел, с которым разобраться надо, как можно быстрее, дабы избежать внутренних конфликтов.
Они поднялись на низкий холм, а затем окунулись в рощу маленьких деревьев. В центре рощи горел костёр и вокруг него собрались несколько десятков На'ви. Они носили вычурные сложно собранные косы, необычные рисунки на телах и множество тонких украшений военных начальников и лидеров кланов. Ещё сотни На’ви расположились дальше на более почтительном расстоянии, теряясь в ветвях деревьев. Все они приветствовали Торук Макто, проходившего мимо них.
Вожди одновременно поднялись, когда Джейк с Нормом приблизились к костру, и все они свидетельствовали своё почтение Джейку. Нейтири была среди них с матерью. Она указала место, где Норман и Зарина могли бы разместиться. То, что вожди с ходу не противились присутствию чужака, вселяло надежду.
Джейк произнёс официальные слова приветствия всем присутствующим, а затем сразу приступил к делу. Нейтири была рядом с ним, переводя, когда у него не находилось правильных слов.
— Братья и сёстры, мы одержали великую победу и оставили серьёзное послание людям неба. Но война не закончилась, и теперь мы должны решить, что делать дальше. Небесные люди прячутся в своей стальной крепости и молят о пощаде. Они делают это только потому, что они слабы и знают, что мы сильны.
Эти слова были встречены громогласными криками одобрения не только военных начальников и лидеров кланов, но и прочих На’ви, собравшихся в священной роще. Джейк подождал, пока шум не утихнет, и продолжил.
— Но даже несмотря на их слабость, у них всё ещё много сил. Мы сокрушили их в битве, потому что мы сражались с ними здесь, на нашей собственной земле. И даже так мы потеряли многих храбрых мужчин и женщин из-за ужасного оружия небесных людей. Защита их крепости гораздо страшнее. Если мы выступим против них на их территории, погибнут тысячи отважных воинов. — Никто уже не кричал, обдумывая такое резкое изменение в его речи. — Все вы здесь и каждый из вас согласились пойти со мной в бой — я удостоен вашего мужества. И я с огромным сожалением поведу вас на битву, которая отнимет жизни большинства из находящихся здесь На’ви. Если только это не будет волей всех и каждого. Потому я и собрал вас в этом месте. — Джейк сделал короткую паузу, чтобы в конце концов заявить. — Небесные люди просят мира. Что вы ответите им?
Это вызвало неистовую бурю среди всех На’ви. Норман хорошо знал их язык, отлично слышал их крики и вопли, но не нужно иметь и семи пядей во лбу, чтобы понять по количеству воздетых над их головами ножей, луков и копий, чего они хотят. В конце концов всё улеглось, и каждый из лидеров по очереди взял слово.
— Мой сын был убит в сражении трусливым оружием демонов! — сердито сказал один из них. — Я отомщу за его смерть!
— Я и мои воины не бились бок о бок со своими собратьями против людей неба, — стукнул копьём о землю другой. — Мы хотим обрести славу в сражении с опасным врагом нашего народа.
— Когда нантанги совершают набеги на твои стада, ты не можешь быть удовлетворён, убив лишь нескольких зверей, — сказал вождь клана равнин. — Они вернутся, опаснее, чем когда-либо! Вы должны выследить стаю и извести её под корень!
Многие подписались под словами этого вождя.
Норман упал духом. Подавляющие число На’ви выражало мнение в пользу нападения на Адские Врата. Но вдруг заговорил другой лидер. Он был старше многих, в его волосах пробивалась несвойственная На’ви седина, а лицо было расчерчено морщинами и шрамами давних битв, но он был всё так же подтянут и крепок, словно возраст не мог взять над ним власть. Все одновременно замолчали, навострив уши, и, казалось, почтительно ждали, что он скажет.
— Моё сердце разрывается на части, — тихо произнёс он. — Я видел ужасную силу оружия небесных людей: я был с ранеными и сидел рядом с сыном моей сестры, который там лежал. Его обугленное тело уже никогда не излечится от страшных ран. Любой, кто говорит о войне, должен идти туда и лицезреть это безумие! Я не хочу смотреть, как наш народ умирает таким образом: в муках и слезах. Но я также был там, где когда-то стояло Дерево-Дома соратников Оматикайя. Земля покрылась пеплом. Больше там ничего нет. Сейчас машины небесных людей застыли в безмолвии, но я видел, как они раздирают почву и сметают деревья. Это преступление против Эйвы! Я не хочу проливать кровь, но люди неба должны быть остановлены. Битва — единственный способ покончить с ужасами, совершающимися ими.
Никто не горланил: ни проронили и слова На’ви. Но их молчание было дороже золота. Мудрые слова старого воина ясно указывали на их общее желание и цель.
— Прежде чем мы продолжим, я хочу, чтобы мой друг и советник Норм Спеллман рассказывал вам о небесных людях. Большинство из вас были далеко от этих земель и даже не видели их. Легко настроить себя против них, считая их демонами, — Джейк указал на своего друга. — Он мне как брат. Он поделится с вами простой, но близкой каждому из нас истиной. Простите, что ему придётся говорить сидя, он был тяжело ранен в последней битве.
Норман вздрогнул, когда пронизывающие взгляды лидеров На’ви сошлись на нём. Ему потребовалось приложить немало усилий, чтобы сосредоточиться и попытаться собрать разбежавшиеся от накатившего страха мысли воедино. Что такого впечатляющего он сможет им сказать? Он оглянулся на Джейка, тот плавно кивнул ему, в его глазах была абсолютная уверенность в силах его друга. Затем Норман посмотрел на Зарю… Ему показалось? Лишь на краткий миг ему почудилась её ободряющая улыбка. Норм сделал глубокий вдох и начал говорить.
— Мы ничем не отличаемся от вас. Облик внешний — всего лишь оболочка. Но сердца наши бьются одинаково. Мы в равной мере разделяем ваши чувства: любовь, счастье и заботу; ненависть, обиды и тягостную грусть. Такие же одинаковые эмоции. Люди, укрывшиеся в стальной крепости, так же, как и вы, несут ответственность перед своим народом. У них тоже есть супруги, дети и родители, верящие в то, что их родные вернутся домой. Вы можете пролить их кровь, сея хаос. Вы имеете на то право. Но вы не задумывались, что ваша ненависть породит Великую Скорбь в мире небесных людей? Зло порождает зло. Круг смерти замкнётся. Появятся новые небесные люди, их будет так много — больше, чем деревьев в этом прекрасном лесу. Но они придут не копаться в вашей земле… они прибудут убивать. Мстить за своих близких. И последние из великих кланов На'ви успеют узреть свой мир в огне, прежде чем сами обратятся в прах. Мы не должны допустить этого… Мы…
И в момент, когда Норман произносил эти слова, он отчётливо ясно осознавал. ОПР может добиться любого решения. Заполучить в свои руки объединённую мощь планеты для защиты от…, нет, для наказания насекомых, возомнивших себя силой, достойной гордого создания — человека. Они лишь скажут, транслируя миру кадры о резне в якобы мирной беззащитной колонии: без На’ви будет проще. И мир скажет: «Да!». И не успеет осесть пыль, выброшенная в эти чистые небеса вспышками неистовой всепоглощающей энергии, никого не станет.
Норман покачнулся, теряясь в забытьи. Ему стало дурно и дело не в ранах.
— Эй, ты в порядке? — взволновано придержал его Джейк.
— Он должен отдохнуть, Торук Макто, — произнесла Заря. — Ты слишком многого просишь от него.
— Я в порядке, — откликнулся Норман, сглатывая желчь.
А вожди тихо переговаривались между собой, то ли осуждая этого выскочку, то ли серьёзно обдумывая его слова.
— Я не знаю ничего про науку или эту звёздную систему, — сказал Джейк. — Ответь мне Норм: анобтаниум есть только здесь, на Пандоре? — Затем он указал на небо. — А луны?
— Нет это…, — Норм Спеллман был ксенобиохимиком, а не астрогеологом, но даже он знал о системе Альфа Центавра. — Он есть везде. Не только на небесных телах, но даже в астероидном поясе. Эта система кладезь редкоземельного минерала. Почему ты спрашиваешь?
— Я много думал об этом. Может быть, я нашёл решение проблемы.
— Извини, Джейк, я не специалист по добыче полезных ископаемых, но не задумывался ли ты, что был определённый смысл в добыче минерала в более дружелюбной среде планеты земного типа? Не знаю, как обстоят дела с добычей минерала в вакууме, но и там много острых подводных камней.
— Пойми, им не обязательно прилетать на Пандору, чтобы взять столь лелеемый ими анобтаниум. Этого уже достаточно, чтобы вести переговоры. Хорошо, спасибо, Норм.
Он отвернулся и посмотрел на Нейтири, взяв её за руку.
— Твои слова трогают моё сердце больше, чем чьи-либо другие, любовь моя. Но ты ничего не произнесла до сих пор. Скажи мне сейчас, что у тебя на душе?
Она долго не отвечала. Войны тихо шептались между собой. Нейтири за эти месяцы обрела многое, успев потерять немалое. Её сердце обливалось кровью о воспоминаниях, которыми она жила все эти года. Её сестра и близкие, её отец… её народ… Наконец, Нейтири посмотрела на Джейка.
— Небесные люди принесли нам много боли. Им нужно держать ответ за содеянное. И всё же Нормспеллмон, — она мягко улыбнулась тому, — открыл нам глаза. Если небесные люди просят о пощаде и хотят уйти — так позволим им. Я и все мы, На’ви, хотим, чтобы дни Скорби остались в прошлом. Мы хотим жить в мире. Вот, что я думаю, мой Джейк.
Бывший солдат, некогда сам сеявший смерть, благодарно кивнул ей, нежно коснувшись своим лбом её. И снова обратился к лидерам кланов.
— Мои друзья, — воздел он руки, — я слышал вас, и я разделяю ваш гнев. Но наши поступки должны олицетворять чистоту наших душ. Мы несём бремя ответственности за наших ещё не рождённых детей, — в этот миг он со всей теплотой посмотрел на Нейтири, и она вторила ему, неосознанно прикоснувшись к своему ещё плоскому животу. — Мы сражаемся сейчас в справедливой войне, но войны никогда не следует искать с радостью. Мы должны найти в себе силы положить конец страданиям. И как сказал Норман Спеллман: не преумножайте зло, или оно вернётся к вам. Мы победим, не убивая то, что ненавидим, а спасая то, что любим.
Не похоже на него, крепкого духом: дыхание его было тяжёлым. Он сильно нервничал, но понимал — что-то у них да получится!
— Я предлагаю: мы скажем, что людям неба пора покинуть наш мир. Мы скажем им сесть на их корабль, взять всё, что им нужно, и уйти. Возможно, когда-нибудь мы сможем примириться и приветствовать их в своём мире, как дорогих друзей. Поэтому дадим им шанс сберечь свои жизни и жизни наших потомков.
Разразилось сильное волнение, и лидеры кланов вскочили на ноги, неоднозначно встретив эти слова, но Джейк от напряжения, словно подкошенный, просто повалился рядом с Нормом, чтобы едва слышно в полголоса закончить.
— И, если они откажутся, тогда у нас не будет выбора, кроме как заставить их.
Норман зажмурился, до крови прикусив губу, в полной мере ощущая ужас грядущего и произнёс тихо-тихо, как для себя.
— Я не слышу истины в твоих словах, Джейк. Не убивая, то, что ненавидим... это невозможно теперь, — он порывисто вздохнул. — И пусть Эйва простит нас за это…
А на скулах Джейка играли желваки. В его глазах плясало пламя горящего леса, он уже сейчас слышал стоны раненых и слитный яростный рёв своих умирающих соплеменников. А ещё он думал… Думал о том, как он уйдёт во тьму, а кто пойдёт следом за ним…


Глава 8

Паркер Селфридж резко вскочил на ноги, увидев, как капитан Росс махнула ему через стекло. Она практически жила в командном центре, ожидая ответа на'ви. И, видимо, это наконец-то наступило. Он спешно покинул свой кабинет.
— Это Салли?
Капитан кивнула ему и включила дисплей. На ожившем экране возникло лицо аватара Джейка Салли.
Селфридж сжал челюсти очень сильно, чтобы не выпалить в порыве гнева какое-нибудь витиеватое оскорбление этому предателю.
— Капитан Росс, — произнёс Салли.
— У вас есть ответ на наше предложение о мире?
— Ваше предложение касалось лишь обмена медицинских препаратов на временное прекращение огня. Вы затронули, — Салли на мгновение закрыл глаза, — вопрос будущих отношений между На’ви и людьми, но мы всё равно ни к чему не пришли по этому поводу.
— Это так, в тот момент моя основная задача заключалась в том, чтобы остановить возможные боевые действия. Несмотря на резкость нашей прошлой беседы, мы многое уяснили в отношении друг друга. Но мистер Селфридж здесь, и, как я понимаю, вы готовы начать переговоры. Я уверена мы сможем найти взаимопонимание….
— Это более не имеет значения, капитан, — перебил её Салли. — Не будет никаких переговоров.
— Да что ты несёшь, болван!? — воскликнул Селфридж. — Из-за тебя…
В этот миг Сион Росс быстро и очень плавно положила руку на плечо администратора, сдавив его так сильно, что на мгновение Селфриджу показалось, будто она хочет вырвать из него плоть и кости.
— Прошу, — холодно и спокойно произнесла капитан, — давайте поговорим, как взрослые люди. Когда настанет ваша очередь, я обязательно дам вам слово…, сэр.
— Вы что себе…
Он осёкся под её гипнотическим колючим взором, буквально выпивавшим душу. Отступил от неё на пару шагов, разминая стонущее от боли плечо, про себя поливая её отборной бранью. Это похоже на круговорот сумасшествия. Его всё время окружают безумцы и маньяки!
— И так, мистер Салли, на чём мы остановились? — обратилась Росс к лидеру на'ви.
— Обсуждать нечего — мы хотим, чтобы вы покинули Пандору. Анобтаниум, как мне известно, есть и в других областях этой системы. Мы не будем препятствовать вам в новых начинаниях, даже если бы и могли. Овцы целы и волки сыты, так? — эти последние слова Салли адресовал Селфриджу, оскалив кошачьи зубы.
— Вокруг меня идиоты! — прорычал Селфридж. — Ты понимаешь всю ситуацию, предатель? Руководство ОПР тебе этого так просто не оставит. Тебе и твоим зверушкам! Я так на тебя полагался, а ты…
— Пусть и потратив в десять раз больше, можно добывать ресурс и в космосе. — Не обращая внимания на Паркера, продолжал Джейк. — Дело даже не в деньгах. Авантюрные предприятия стали вашей ключевой фишкой в гонке за мировое господство. Или всё-таки вернётесь разбомбить нас? — грустно усмехнулся Салли. — Пандора будет недовольна… и найдёт достойный ответ.
— Мистер Салли, — Сион Росс вклинилась в их перепалку, — ваши действия не очень согласуются с вашими мыслями. — Она сделала неопределённый жест рукой. — Вы безнадёжно блефуете, ставя нам, судя по вашему заявлению, ультиматум. Но вы боитесь, раздумывая: а вдруг они скажут «нет»?
Джейк напряжённо вглядывался в её непроницаемое выражение лица. Он действительно опасался. Но не людей на этой базе, не их оружия, не той погибели, которая ждёт На’ви. Он каким-то образом смирился с тем, чего, вполне возможно, не избежать. Думал, как использовать возможности для противодействия неминуемой катастрофе. Впрочем, страх его был иного толка — он боялся эту женщину. Вернее, тех безумных козырей, которые она могла припрятать на случай бойни, которая обязательно случится, если всё выйдет из-под контроля. И дело ни в их интересах, как лидеров, а в людях за их спинами. Стоит оступиться, и верой и словом уже не помочь. Плотина даст трещину, и сдерживаемая доселе стихия поглотит всё кругом. Слишком безнадёжным кажется выбранный им путь… Ответственность на его плечах — сдавило меж двух огней, не позволяя и продохнуть. Как же быть?
— Мы понимаем, что вы не можете собраться и уйти за одну ночь, но вы обязаны покинуть эту планету. — Джейк сделал паузу, ожидая возражений. — Сейчас на орбите есть космический корабль. Мы хотим, чтобы вы начали отправлять людей к нему не позже, чем через пять дней.
— Это твоё предложение!? — чуть ли не прокричав спросил Селфридж.
— Держите себя в руках, мистер Селфридж. Видимо, на осмысленный диалог вы не способны. — Капитан посмотрела на Салли. — Хорошо, вы сказали нам, чего хотите. Нам крайне необходимо обсудить это в узком кругу. Дайте нам ещё пару дней сверху.
— Плюс двое суток, — легко согласился Салли, — не больше. Затем… Капитан, — его золотые глаза на миг затуманились, словно он ушёл в себя, прикидывая те или иные шансы, — я буду честен. Сколь бы ни был велик мой авторитет среди На’ви, рано или поздно они поступятся моим доверием и сделают много дурных необдуманных вещей, которые им ещё аукнутся. Я заклинаю вас, покиньте Пандору. В будущем у нас ещё будет время разобраться с последствиями ТАКОГО масштаба, но лишь до тех пор, пока всё не вышло из-под контроля. — Он чуть помедлил. — Я знаю — вам и не нужно мне на это указывать — в случае резни этот мир изопьёт горя. Я этого не хочу! Но мне придётся, если вы уподобитесь тем, кто превратил половину Земли в тлеющие угольки. И тогда я и На’ви во всех смыслах уподобимся вам.
— Зачем вы слушаете этого несчастного сукина сына!? — заголосил Селфридж.
— Он ответственен за десять тысяч душ в его распоряжении и судьбу мира, который призвался оберегать, — со вздохом пояснила Сион. — Как и мы.
Вдруг она искоса с озорным блеском в глазах посмотрела на Салли. И тихо с мягкой хрипотцой засмеялась.
Селфридж обомлел, Джейк с опаской смотрел на неё.
Салли, несмотря на свою неопытность и чересчур горячую голову, смог проявить неожиданную силу здравомыслия с глупостью пополам: остановиться, подумать, немного поблефовать, но быть честным. Только сделал бы он это пораньше. Пусть и в такой ультимативной форме, сейчас он явно просил у неё одолжение. Дать время своему народу. Но человечество ждать не будет, солдат.
Сион задумчиво потёрла подбородок.
— Через сутки я дам вам ответ, мистер Салли. Конец связи.
Когда дисплей погас, Селфридж спросил её, немного со страхом, считая, что она явно не в себе.
— Что вы решили делать, капитан?
— Ох, думаю, у нас нет выбора, сэр. — Она уже давно это решила. — Если мы останемся и начнём сражение, а противник не прекратит свои атаки, мы рискуем быть уничтожены до последнего человека. Это, безусловно, будет катастрофой, и, повторюсь, в соответствии со специальными инструкциями на случай чрезвычайной ситуации вроде нашей, у меня есть ВСЕ полномочия для эвакуации персонала. А теперь прошу меня простить — много дел.
Она козырнула ему и покинула командный центр.
Селфридж и не пытался возражать. Ему было плохо, голова разболелась, хотелось напиться, хоть он и не употреблял спиртного. Всё осточертело!
Он вернулся в свой кабинет, зашторил стекла и мешком свалился на кресло за своим столом. Катастрофа! Ему нужно срочное решение проблемы. Но мысли застывали в его голове. Сердце окаменело, а тело было готово развалиться от лёгкого колебания почвы. Он стал никем. Он больше ничего не решает. Чего уж тогда строить из себя крутого босса?
Время застыло для Паркера Селфриджа. Уйдя в себя, он и не заметил, как напротив него возникла тощая тёмная фигура.
— Что!? Ты кто такой? — вскочил, опрокинув кресло, администратор.
Сердце его бешено стучало. Но постепенно он начал успокаиваться, признав в человеке одно из операторов отдела связи.
— Кто тебе позволил сюда врываться? — зло бросил он тому.
Мужчина молча улыбнулся и полез в карман кителя, вынув электронный носитель. На одной из его полупрозрачных сторон была нанесена эмблема главного офиса ОПР. Стилизованное изображение хищного пернатого, лапами удерживающего земной шар.
— Ознакомьтесь, — сказал человек, плюхнувшись в кресло напротив.
Ошеломлённый Селфридж подчинился, подсоединив носитель к консоли. Монитор вспыхнул, отобразив ворох информации. Не успев пробежать глазами и пары страниц, Селфридж взволнованно взглянул на человека, являвшегося… представителем совета директоров ОПР. Тайная полиция. Они везде…
— Ну, мистер Селфридж, сработаемся? — произнёс тот.
— Это ведь не шутка, правда?
— Шутки кончились, сэр. У вас есть какие-либо возражения?
— Нет, ох, нет! — Селфридж ощутил, как непроизвольно уголки его губ растягиваются в ликующую улыбку. Он нашёл точку равновесия! — У меня только один вопрос: какого хрена вы выжидали так долго?
Капитан Сион Росс раздавала распоряжения по организации эвакуации персонала. В первую очередь необходимо перебросить лишний груз с корабля, затем начать размещение капсул криосна. Всё это съест немалое количество времени: установка и настройка капсул, переправка сотрудников. Всё остальное — прочь. Дорогостоящее оборудование будет брошено, к несчастью Селфриджа, как и излишки минерала.
От дел её отвлёк срочный вызов администратора. Помяни нечистого! Она тяжело вздохнула. Не уймётся, глупец… Она действительно, пусть и со скрипом, искала точки соприкосновения для сотрудничества с этим человеком, необузданным в своих помыслах, но сейчас ей, если честно, не сильно этого хотелось. В настоящее время в её руках достаточно власти, чтобы спасти людей. Последствия, которые могут привести её к лишению места работы, а то и к военному трибуналу, тревожили Сион меньше всего. Она не строила из себя героя. Но, что забавно, они порой нужны. За свою жизнь она видела слишком много человеческих ошибок, успела и сама наделать немало. А здесь теперь ищет искупления за грехи свои и… человечества? Она нашла эту мысль занятной, что изрядно её развеселило. Но радость быстро сменилась сухим расчётом. Сион прекрасно понимала, какую цепь событий она запустит, если они покинут Пандору. Нет, так или иначе, последствия неизбежны. Что ж, ничего не бывает так просто.
В смешанных чувствах она вернулась к офису Селфриджа. Она подошла к двери и была слегка удивлена тем, что он прикрыл стёкла. Обычно ему всегда нравилось следить за работой сотрудников. Распахнув дверь, она вошла внутрь и её неприятно изумило увиденное. Селфридж был не один. Оператор из её отдела так же присутствовал здесь. Лейтенант Крис Саббат. И она была готова поклясться — в одно мгновение администратор очень недобро улыбался.
— Чем могу быть полезна, сэр?
— Ни мне, капитан, — сдерживая смех, сказал Селфридж, — ему, — он указал на лейтенанта.
Она хмуро приподняла бровь, повернувшись к Саббату. Тот излучал холодное спокойствие, но она чувствовала его внутреннее напряжение, и ещё кое-что…
Тот сделал шаг вперёд и медленно без резких движений извлёк из кармана удостоверение. Сион приметила, что его руки были обезображены страшными келоидными рубцами и шрамами. А его документ — тёмная расцветка пластика, сухие цифры и строчки, и эмблема, знакомая многим офицерам, прошедшим подготовку в учреждениях ОПР. Майор Альфред Расчек, особый агент безопасности ОПР — гласили надписи.
— Капитан Росс, я особый агент безопасности ОПР, Фред Расчек. Только что я довёл администратору Адских Врат Паркеру Селфриджу о введении новых полномочий. Отныне я беру командование колонией на себя.
Росс мрачно кивнула. Вот оно что! И как она проглядела крысу в своей квартире?
— Позвольте узнать имя вашего начальника, майор Расчек.
Тот покорно склонил голову.
— Ныне это глава службы безопасности штаб-квартиры ОПР, Элай Ванхоутен. Но сюда я был отправлен по приказу совета директоров и бывшего председателя, включая эксглаву СБ, но, как вы понимаете, их приказы выполняются вне установленных сроков. Мои полномочия легитимны во всех смыслах.
— Ах, — нарочито всплеснув руками и заставив Расчека самую едва уловимую малость дёрнуться в попытке изъять что-то из рукава, а затем она растянула губы в своей любимой жуткой улыбке. — Сторожевые псы покорно бдят, заслуженно отрабатывая крошки со стола хозяина. Позволите взглянуть на приказы, которые, ну конечно, уже есть у вас на руках?
— Они подлинны, — самодовольно произнёс Селфридж. — Но убедитесь сами.
Он развернул монитор, чтобы она могла прочитать содержимое приказов. Она лишь мазнула их взглядом. Сомневаться в их подлинности бессмысленно. Подобные вещи готовятся заранее на случай непредвиденных ситуаций.
Сион чуть помедлила с ответом, но её удивительным образом устраивала сложившаяся обстановка. Не стоит подставлять шею под топор палача раньше времени, коли уж на плаху не зовут.
— Хорошо, я передаю свои полномочия майору Расчеку. Каковы мои обязанности отныне? Или я арестована?
Видимо, они не были готовы к её одномоментной безоговорочной капитуляции. Селфридж так вообще ошарашено взглянул на капитана, размышляя, в своём ли она уме. Впрочем, напряжение, повисшее в офисе, спало.
— В вашем аресте нет никакой необходимости, капитан Росс, — расслаблено произнёс Расчек.
Она правильно предположила о наличии у него «отравленного клинка». В конце концов, это была его работа — удостовериться, чтобы огромная власть в руках таких людей, как Селфридж или Куоритч, или сама Сион Росс, не сильно била им в голову. Учитывая невероятную ценность проекта по добыче анобтаниума, всё было обосновано. У компании должны быть скрытые наблюдатели, способные вовремя вмешаться в возникшую проблему. Сион горько усмехнулась. Но где был Расчек, этот серый кардинал, когда Куоритч кровавыми чернилами писал свою главу о резне? Или это тоже часть некоего плана? Зря она не прислушалась к своим инстинктам, когда они буквально вопили перед отправкой: оставайся на Земле!
— Вы проделали отличную работу, — продолжал майор, — действовали согласно инструкциям. Даже смогли добиться перемирия. У нас нет причин обвинять вас в чём-либо, в особенности, учитывая очень непростые обстоятельства. Впрочем, я пришёл к выводу, что нынешний кризис выходит за рамки вашего опыта. В этом нет ничего постыдного, капитан Росс. Тем не менее, я должен учитывать, что вы слишком легко сдаёте стратегически важную позицию — это идёт в разрез с интересами корпорации. И я понимаю, что ваш уровень допуска не позволяет вам знать о дополнительных инструкциях, введённых ещё задолго до вашего прибытия на Пандору — а таковые существуют, да, - в которых чётко указано о мерах, кои необходимо принять в нашем случае.
— Ставка — все наши жизни, сэр.
— Больше, капитан, гораздо больше, чем наши жизни. Прежде всего, конечно, анобтаниум. Перебои в поставках способны погрузить всю планету в экономический хаос. Описывать каждый из аспектов потенциального кризиса я не буду, но скажу определённо точно: миллионы жизней унесёт он. Послевоенный мир на Земле, который мы установили, дался огромной ценой. Вы понимаете, что сейчас мы решаем, каким путём двинется дальнейшая история нашей далёкой родины. Вы были благоразумны, капитан, но порой приходится идти на жертвы: отдать малое, чтобы защитить большее. Мы останемся и добьёмся перемирия во всех смыслах. Или заставим на'ви принять его.
Капитан перевела его слова по-своему: ресурсы в приоритете, а люди… заменимы.
— Как сказал Салли, сэр, мы все ещё можем получить анобтаниум…
— Нет, капитан. Учитывая временные задержки в связи, транспортировке нового оборудования и подготовке специалистов к работе в непростых условиях, поставки минерала смогут возобновиться лишь спустя десятилетия. Это неприемлемо. Добыча на Пандоре должна быть продолжена. Безотлагательно. Я согласен с вашим решением отказаться от некоторых рабочих секторов. В текущей обстановке попытка обороняться на несколько фронтов грозит нам крахом.
— Сэр, если местные не будут жалеть свои силы, — спокойно произнесла Росс, — мы не выстоим. Они готовы сердцем и душой хоронить нас под своими трупами.
— Что ж, будут выражать свои настоящие мысли, раз вы не пытаетесь понять меня. Дикари ещё не смогли ощутить истинную мощь человеческого оружия, капитан, — Расчек взглянул на неё так, словно ему было известно кое-что, о чём и она знала. — Столкнувшись с несоизмеримыми потерями, они разбегутся. Это и отличает дисциплинированных солдат от варваров. Это вторая причина, по которой мы не можем позволить им выдворить нас. Человеческое будущее должно быть сотворено человеческими руками — так сказал мне один человек. И так будет и впредь.
Сион начинала понимать, что майора не волнуют детали возможных последствий. Для на’ви, конечно. У него, по всей видимости, имеются чёткие инструкции насчёт этого народа, явно неосознающего, что лежит по ту сторону негостеприимной пустоты. Просто ещё одна малая нация, сидящая на нефтяном месторождении. Но сейчас говорить о людской чести на пороге уничтожения… Гордых без реальной силы под рукой ждёт забвение.
— Майор, сэр, а как насчёт дикой природы? Она была решающим фактором в последней битве. Мы ничего не знаем о её возможностях. К тому же записи и свидетельства выживших отчётливо указывают — этих существ не сломить страхом. В битве их вело нечто большее, чем примитивный инстинкт.
— Я допускаю вероятность угрозы с этой стороны, капитан, — Расчек сдержанно кивнул. — Пока наши силы были дезорганизованы, условия ухудшались так быстро, что невозможно было предположить, как повернётся ситуация. Признаюсь, мы не были готовы к ожесточённому сопротивлению. Впрочем, были ли какие-нибудь инциденты с неконтролируемыми группами животных?
— В какой-либо организованной форме, нет, сэр.
— Таким образом, вполне возможно, что несколько резкие действия полковника спровоцировали животных, инстинктивно среагировавших на угрозу. — Расчек сделал неопределённый жест руками. — У нас нет оснований полагать, что на’ви способны управлять столь крупными группами неприручённых существ. Всё, что нам нужно, так это действовать в пределах освоенных нами территорий, не углубляясь в стан противника.
Сион знала, что без вмешательства со стороны природы Пандоры, у людей есть далеко не мизерный шанс выйти победителями из сложившейся обстановки. Она была готова к такому развитию событий и действительно подготовилась — не для нападения, но для защиты. Но неужели Расчек, явно разузнавший о её планах, готов безотлагательно воспользоваться её «картами», сокрытыми в сердце колонии? Как это предотвратить? Не того она хотела, но что посеешь, то и пожнёшь.
Она не соглашалась со словами майора, но и не могла опровергнуть их, предоставив существенные доказательства. Слушать учёных он тоже не будет. Временно отступить? Проиграть ему сейчас, чтобы лучше подготовиться?
— Хорошо. Каковы приказы, сэр?
Расчек удовлетворённо кивнул, довольный её сговорчивостью.
— Отмените эвакуацию и продолжайте работу над обороной. О, есть ещё одна вещь… Доктор Патэл и некоторые научные сотрудники… У вас есть чёткие доказательства того, что наш добрый доктор помог Салли и его прихвостням организовать атаку против нас. Почему он не под стражей?
— Я лично гарантирую, что Максим Патэл не может причинить какого-либо вреда, сэр. У него нет никаких возможностей в обход нас связаться с Джейком Салли и подставить Адские Врата под удар, — она ему откровенного лгала, но каменная маска на её лице не позволяла понять это собеседнику.
— Тем не менее, я бы предпочёл увидеть его в камере заключения.
— Если вы настаиваете, сэр. — Тем не менее, Сион возразила. — Но я включила его в работу по систематизации и отправке на Землю, напрямую руководству ОПР, всевозможных записей доктора Августины Грейс о планетарной сети, обнаруженной на Пандоре. Это очень важно, сэр. В случае, если мы здесь не справимся, любая информация может сильно помочь новым экспедициям.
Расчек немного помолчал, обдумывая её слова, а затем одобрительно кивнул.
— Хорошо, я согласен с вашей оценкой. Но следите за ним! — Он криво улыбнулся ей. — Думаю, вы могли бы продолжить свою деятельность в роли начальника службы безопасности. Отныне все учёные под подозрением. Будьте бдительны, капитан.
— Мои подчинённые постоянно следят за ними, сэр. Мы недопустим проблем с этой стороны. Разрешите идти? — козырнула Росс.
— Отлично, капитан, приступайте.
Когда она покинула кабинет, Селфридж хмуро сказал Расчеку.
— Я ей не доверяю. Слишком легко она всё это приняла.
— Да, мистер Селфридж, — майор вынул из рукава миниатюрный пистолет-парализатор, — мне тоже так кажется. Организуйте мне несколько надёжных людей — я хочу быть уверен, что она ничего не выкинет.
Альфред Расчек явственно ощутил её убийственные намерения, когда она сумела спровоцировать его на необдуманные движения. К-хм, и повёлся же как малое дитя! Они вполне адекватно оценили возможности друг друга в первые же мгновения встречи. Расчек совершенно уверен, что и у неё было чем ответить в тот момент. Капитан, несмотря на её достаточно молодой возраст, прошла на Земле через горнило локальных конфликтов. Она не была «доморощенным» офицером с погонами из песка.
— Её следовало швырнуть в камеру. Вам действительно необходимо было оставлять её при деле? — взмахнул руками Селфридж.
— Сознаюсь, мои организаторские способности не столь высоки. Поэтому нам нужны способные люди. Мы присмотрим за ней, пока она будет приглядывать за другими.
— Она опасна!
— Да, — кивнул Расчек. — Несмотря на все её заявления и определённую форму, как бы выразиться, лояльности по отношению к местным, у меня мороз по коже от того, что она успела припрятать на непредвиденный случай. О, не так, - он оскалился, - именно что предвиденный.
Он подумал: «И ей уже известно, что я знаю об этом. Её козырная карта перед на’ви…»

4

#6
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Автор темы
  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 095
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • Время онлайн: 11 дн. 20 час. 47 мин. 15 сек.
Репутация: 1 147
Мудрец
Глава 9

— Сначала нам говорят бежать не оглядываясь, а теперь наказывают сидеть на месте и не рыпаться. Что происходит? — вопрошал Макс Патэл.
Его коллеги в лаборатории выглядели не менее озадаченными.
— Не знаю, Макс, — сказала Мария Хейтер, его ближайшая сподвижница. — Ходят слухи о какой-то буче наверху.
— Макс, мы должны узнать о наших аватарах! — воскликнул один из учёных, Джейсон Ли. — Если их воспринимают, как балласт, то значит ли это, что нам придётся бросить их здесь, в случае эвакуации? У нас нет криокапсул для них!
Ли практически обезумил, не находя себе места. Его прогрессирующее слабонервное состояние было понятно любому из тех, кто обладал вторым телом.
Все эти дни Максим беседовал с другими операторами аватаров, оказывая им посильную психологическую помощь. Страх потери аватаров стал для них сродни расползающейся болезни. Эти тела выращивали в специальных баках с амниотической жидкостью — искусственной матке — на протяжении всего полёта. Благодаря генетической настройке и специальным стимуляторам, они превращались во взрослых особей почти за шесть лет полёта. И никто и никогда не рассматривал возможность их возвращения на Землю. Это попросту лишено какого-либо смысла, за исключением первых образцов аборигенов, которые порой очень «грязным» способом изымали из их родной среды. Для их переправки предусматривались специальные камеры, понятное дело не рассчитанные на поддержание жизни в уже… «пустом» теле, но лишь для сохранения внешних и внутренних тканей организма жизнеспособными. Максим не знал, какого это — обладать своим вторым «я», но ему была присуща изрядная сила эмпатии. Он чувствовал растущую пустоту в душах своих коллег. Бросить аватаров здесь было равноценно просьбе родителям оставить их детей. Связь между ними стала осязаемой, очень близкой и эмоциональной. Но как решить этот вопрос?
— Джейсон, расслабься и не накручивай себя, — Максим успокаивающе положил руку тому на плечо, — если не будет эвакуации, значит нам и не нужно опасаться потери аватаров.
Ли эти слова мало обнадёживали и прежде чем он смог ответить с хмурым видом, из всех динамиков, разбросанных по базе, раздался сигнал массового оповещения. Почти в тот же момент автоматически зажглись настенные видеопанели.
— Кто это? — зашептались люди, всматриваясь в худое мало кому знакомое лицо, возникшее на экранах.
— Всем доброго дня, — начал с приветствия мужчина. — Я майор Альфред Расчек. Работаю в сфере корпоративной безопасности и, следуя особым поручениям ОПР, я взял на себя командование этой колонией. Администратор Паркер Селфридж и капитан Сион Росс засвидетельствовали мои полномочия. — Он сделал паузу, кивнув упомянутым людям, стоявшим за его спиной.
Селфридж улыбнулся, краткой речью подтвердив уже сказанное. Капитан Росс же молчала, изображая античную статую.
— Будь они прокляты! — выругалась Мария.
— Эй, да я позавчера завтракал с ним! — удивлённо ткнул пальцем в монитор один из учёных. — Он связист из командного центра.
— Вероятно, вы были немного смущены недавними странными приказами и решениями, — продолжал Расчек, — но в такой беспрецедентной ситуации, подобной нашей, вполне естественна некоторая сумятица. Но я хочу заверить вас, что никакой экстренной эвакуации не планируется. Мы остаёмся. Аборигены, возможно, одержали победу в этом конфликте, крайне неприятном для каждой из сторон, но мы не можем позволить им довершить начатое. Наша позиция на территории Адских Врат очень прочна, и мы способны держать оборону столько, сколько это необходимо. Следующий рейс прибудет очень скоро, и, в любом случае, мы не позволим дикарям узреть наше позорное бегство! Моя задача — сберечь колонию. Я рассчитываю на ваше содействие и правильное понимание сложившейся ситуации. Спасибо за участие.
Волна негодования пронеслась по лаборатории. И все вполне однозначно трактовали случившиеся кадровые перестановки. Но Макс ничего не сказал. Тень страха заполонила всё его естество — боевые действия продолжатся. Этот майор, стоило только взглянуть на него, вполне отражал собой все страшные опасения учёного. Ничего ещё не кончено. И Джейк тоже не собирался отступать.
Максим с щемящим сердце чувством вглядывался сквозь стекло панорамных окон лаборатории на пышные дебри джунглей.
— Джейк, Норман, я надеюсь, что вы готовы к грядущим испытаниям.
А мысли учёного разбрелись по уголкам сознания, пытаясь выдумать предельно простое и эффективное решение проблемы, пока ещё не поздно.

***

Норман смотрел на человека на дисплее консоли и совершенно не мог вспомнить, где он его мог видеть. Он точно его не знал, но тот определённо числился в штате Адских Врат.
— Кто ты такой в действительности? — спросил Джейк, сидевшей напротив консоли, скрестив ноги, а позади него маячила фигура Нейтири.
— Не могу сказать, что рад видеть тебя живым и здоровым, Салли, — с явной неприязнью в голосе произнёс человек, назвавшийся Альфредом Расчеком и новым главой колонии, деля свои обязанности с Паркером Селфриджем. — Но я связался с тобой не для того, чтобы обсуждать меня и наши внутренние перестановки. Суть такова: мы с администратором рассмотрели твои требования и нашли их, — он сморщился, явно подбирая не ругательное слово, — необоснованными.
— Да неужели? — спокойно спросил Джейк.
Выражение его лица не сильно изменилось, но вот кончик хвоста волнительно трясся. К счастью, камера не снимала его целиком.
— Вы буквально сводите на нет все наши достижения с капитаном Росс, мистер Расчек. А у меня больше нет шансов усмирить гнев На’ви. Они очень тяжело приняли моё решение о вашем помиловании. Согласились нехотя, с некоторыми пришлось беседовать индивидуально. Это было очень трудно. Я и мои друзья защитили вас от бойни, а теперь вы устраиваете переворот в Адских Вратах, и заявляете мне: «Идите в задницу!» Сколь велика ваша жажда самоубийства…
Расчек самодовольно рассмеялся.
— У меня всё схвачено, Салли. Приходи и убедись. Сейчас или потом — не важно. Тебе нужно сказать своим синими друзьям умерить пыл. Оставить всё, как было. Я могу гарантировать, что наши силы не покинут тридцати пяти километровую зону вокруг Адских Врат, а оборудование с дальних секторов добычи будет изъято. Я понимаю, что разрушение дома на’ви было серьёзным просчётом нашего общего знакомого. Но полковник за свои действия уже ответил. Мы также вполне готовы выслать вам обещанные медицинские комплекты. Всё же уговор есть уговор.
— Ошибка уже совершена, Расчек! — Джейк ткнул в камеру пальцем. — Извиниться будет недостаточно. Здесь прольётся ваша кровь, если вы не уйдёте. Мои решения уже почти не имеют силы. Я буду ВЫНУЖДЕН повести их в бой, пойми это, умник!
— Спроси себя, Салли, что вообще произойдёт в будущем. Дилемму можно разрешить здесь и сейчас. ОПР заставит вас ответить за убытки. Так не лучше ли пойти на компромиссы. И тебе и мне. Я не очень высокомерный, хоть и по-своему тот ещё ублюдок, — он криво усмехнулся, — то есть принципиальный человек, но я готов к диалогу. Мы остаёмся, затягиваем пояса и вас не трогаем. Вы сидите себе в лесу, кушаете грибы и насекомых, поёте песни у костра и у вас нет причин умирать. Или же мы просто поубиваем тут друг друга. Мне, в целом, разницы нет, так или иначе, я помираю от скуки. Ты теперь не капрал, а генерал новой армии. В твоих руках объединённая мощь целой свободолюбивой расы. Думай, делай выводы. А мы всё равно останемся. И после всего, чтобы тут ни произошло, нас всё равно будет много, и мы привезём с собой много наших любимых игрушек. Вспомни отцов инцидента многолетней давности в Хиросиме… жили и здравствовали, и не мучились от мук совести за убиенных. Спали спокойно, как младенцы. А уж по вам-то слёзы лить будет некому. Наши люди выставят всё в выгодном для них свете. Да что я несу, вы уже виновны перед человечеством! — Расчек ненадолго замолчал. — Я знаю о твоей нелёгкой жизни на Земле, Салли, не омрачай память о своём добром брате дурной репутацией. Будь объективен.
Джейк долго молчал. А Расчек всё больше улыбался. Норман наблюдал за ними и думал о странных вещах. Если майор увидит извивающийся подобно змее хвост Джейка, то скалиться он не будет.
— Что ж, — Расчек хлопнул в исчерченные уродливыми шрамами ладоши после того, как тишина изрядно затянулась. — Я отправляю вам медицинские принадлежности? М-м?
— Вам решение принять далось намного легче, чем мне, — нарушил молчание Джейк. — И оно вполне очевидное…
— Очень хорошо! — удовлетворённо кивнул майор. — Я рад видеть, что в тебе, парень, живёт здравый смысл…
Но он был резко прерван, когда Джейк, прижав уши и обнажив клыки, яростно зашипел в камеру. Расчек натурально отпрянул от монитора, изумлённый и напуганный. Это было так неожиданно для всех присутствовавших.
— Тебе всё равно: жизнь твоих людей или моих! Главная цель — интересы корпорации, давшей тебе власть. Забирай всех, кто ещё дышит, и уматывай с этой планеты! Я найду решение и сотру вас в порошок, если ослушаетесь!
После этих слов он сильным ударом ладони разбил консоль.
Торук Макто смотрел прямо перед собой, стиснув кулаки и тяжело дыша. Нейтири приблизилась к нему и положила руку ему на плечо, другой нежно приобняв его за голову, произнося ласковые слова и успокаивая своего супруга.
— Что я наделал!? — словно очнувшись от поглотившего его гнева, хрипло прошептал Джейк.
Норман, понимая, что сейчас уже не вернуть возможности обрести мир, который вполне мог настать в этот миг, ответил ему.
— Именно то, что ты должен был сделать, — Норман сглотнул тяжёлый вязкий ком в горле. — Единственное, что ты мог бы сделать. Мы уже не остановим смерть. Но можем свести её к минимуму, если будем осторожны.
Дыхание Джейка медленно восстановилось, и он согласно кивнул, мягко отстранившись от Нейтири.
— Верно. Сейчас у нас есть время всё распланировать. Я не буду отступать отныне. Оглядываясь назад, я начинаю понимать, сколь неумен и безрассуден был в прошлой битве. Сколько На’ви погибло от моих необдуманных приказов. Я исправлю это.
— Сколько у нас оружия, Джейк? — спросил Норм, пытаясь отстраниться от мыслей о смерти.
Пора забыть собственные мотивы, двигавшие им. Теперь всё будет иначе.
Джейк немного оживился.
— Достаточно. Пара сотен гранат, куча стрелкового оружия и боеприпасы к ним. Нужно лишь спилить предохранительные скобы на автоматах, чтобы пальцы На’ви могли без труда жать на спусковые крючки. Есть ещё несколько десятков уцелевших ракет, изъятых из обломков вертолётов. У нас нет возможности как-либо прицельно запустить их, но я думаю, соорудив простые детонаторы из гранат, мы могли использовать ракеты в качестве бомб. Плюс восемь функционирующих 30-миллиметровых автоматических пушек GAU-90 и несколько тысяч боеприпасов к ним. Орудия слишком большие и тяжёлые, даже для На'ви, но, возможно, мы сможем сделать какие-нибудь укреплённые сани, чтобы использовать их в качестве огневых точек. С доставкой проблем не будет, но об этом позже. Лучшее и самое бесполезное на данный момент из того, что у нас есть, это три непострадавших в битве залповых комплекса со «Скорпионов», снабжённые самонаводящимися ракетами. Их хватит, чтобы сбить хотя бы часть вертолётов, базирующихся в Адских Вратах, но я пока не знаю, как их настроить и использовать без бортовой аппаратуры. Плюс у нас есть две сотни портативных раций.
— Комплексами я бы мог заняться. Из меня не ахти какой специалист, но, думаю, это дело решаемое. На'ви готовы использовать оружие? — тяжело вздохнув, спросил Норман.
— Молодые, похоже, очень хотят попробовать. Конечно, у нас нет лишних боеприпасов, чтобы дать им комплексную тренировку, но мы что-нибудь придумаем. Мы спасли ещё кое-что, — Джейк выразительно посмотрел на своего товарища. — Ты весьма сноровисто освоил конную езду. Как думаешь, с экзоскелетом справишься?


Глава 10

Тревожный сигнал оповещения привёл Сион в командный центр. Другие офицеры и техники занимали свои посты по прибытии. Расчек уже был там, и Селфридж, нервно поглядывающий в её сторону, маячил у окна.
— Это все? — спросила она Расчека, одновременно просматривая тактическую раскладку на дисплеях.
Прошло две недели с тех пор, как Салли отклонил предложение майора. И с того момента Адские Врата, ощетинившись оружием, ожидали нападения со всех сторон.
— Похоже на то, — Расчек постучал по жёлтым пятнам на экране, — есть некоторые зоны, куда слетаются банши с их наездниками. Остальные… они всюду. Готовятся к нападению предположительно с шести направлений. Есть общая оценка их количества, сержант?
Измождённый техник нажал несколько клавиш, а затем поднял глаза. Выглядели сотрудники не очень. Постоянное напряжение сказывалось на их трудоспособности.
— Мы предполагаем более семи тысяч, сэр. Трудно получить точное количество, потому что они держатся низин и прячутся лесах. В целом, они разбиты на небольшие группы, разбросанные вокруг Адских Врат не ближе, чем в двадцати километрах. Нет оснований отвергать, что единичные цели, могут заниматься разведкой в значительной близости от колонии. Мы изредка фиксируем странные перемещения живых объектов. Небольшие отряды наездников порой приближаются до отметки в шесть-пять километров, но никаких действий не предпринимают, резко поворачивая обратно, немного покружив на месте.
— Салли хитрит, — погрозил он пальцем далёкому врагу. — Хочет, чтобы мы задействовали свои ракеты. Тратили боеприпасы на тех, кто легко скроется в густых лесных кронах. Мы на это не поведёмся. Так же верно то, что в опасной близи от нашей базы залегли его разведчики — с этими что-то надо делать. В данный момент есть информация о месторасположении хотя бы некоторых из них?
— Да, сэр. Все зарегистрированные контакты разбросаны без какой-либо системы. Но достоверность их местоположения не велика. Они, видимо, как-то защитились от наших сенсоров.
— Они не сгруппированы, научились держать дистанцию, используют камуфляж и естественную среду для укрытия. — Расчек ухмыльнулся. — Салли начинает учиться на своих ошибках.
— Он не мог иначе, сэр, — обратилась к нему Росс, — в противном случае его бы ждало поражение.
Расчек самодовольно кивнул ей, затем развернулся к одному из солдат, в последнее время следовавшему за ним везде и всюду, и что-то прошептал, тот козырнул и покинул помещение.
Сион с мрачным видом проследила за этим, а потом перешла в диспетчерскую, проверяя отчёты о ситуации. Её нынешняя позиция в цепочке командования была немного расплывчата. Майор, казалось, хотел, чтобы она участвовала во всём, фактически не передавая ей никаких реальных полномочий. Это сильно осложняло её деятельность. Она ничего не знала о происхождении Расчека, но подозревала, что ранее он был представителем какой-то группировки. Вероятно, одним из бойцов какой-нибудь влиятельной ЧВК (частная военная кампания), коих расплодилось на Земле после столетия непрекращающихся конфликтов, как грибов после дождя. Но его способности говорили о том, что он не состоял в командовании кем-либо. Убийственный винтик в военной экономике планеты, но тот, который подчиняется и только. Он слишком часто искал её совета, впрочем, порой скрывая от неё некоторые свои действия, чтобы она не могла увидеть всей картины готовящейся обороны. Это её настораживало, в особенности того, что было ею спрятано. Ну, она помогала ему, как могла. Их общие интересы лежали в одном русле. Но они оба понимали, что неумолимый речной поток ветвится. Рано или поздно они разойдутся в своих помыслах. И она заблаговременно отважилась на тяжёлое решение…
Сион включила планшет, имеющий полный доступ к камерам большей части Адских Врат. Сейчас её интересовал научный сектор. Она бегло просмотрела текущую активность персонала, остановившись на трансляции с места пребывания Максима Патэла. Ничем примечательным тот в данный момент не занимался. Впрочем, она располагала всеми сведениями о его работе над противодействием планам Расчека. Сейчас в Адских Вратах, не взирая на строгий контроль со стороны майора, не было ничего, о чём бы она не знала — проморгав угрозу в виде специального агента под носом, стоит учиться на своих ошибках. Не сказать, что Сион учитывала будущие действия хитрого учёного, как часть собственного плана, но вполне вероятно, что Патэл сыграет в них не последнюю роль.
Росс отдала короткие распоряжения своим людям насчёт незначительного, но вполне весомого ослабления охраны в научном секторе — пусть станут немного близорукими, посмотрела на лейтенанта Андерсон, словно забыв про сон и отдых державшуюся её после радикальной смены власти в Адских Вратах. Та заметила её взгляд и едва заметно кивнула в ответ. Затем Сион вернулась в командный центр.
— Все должности укомплектованы персоналом, сэр. — Она подошла к Расчеку с докладом. — Военные и гражданские сотрудники вооружены и расположены согласно аварийному предписанию. Автоматические орудия находятся в активном состоянии. Все вертолёты и экзоскелеты, неиспользуемые в патрулировании, могут быть задействованы в кратчайшие сроки.
— Замечательно. — Майор развернулся к проекционному экрану, разглядывая тысячи тепловых меток, окруживших Адские Врата. — Мы свой шаг сделали, каков будет твой, Салли?

***

— Они на этот цирк не купятся, Джейк. — Норман с тревогой осматривал через бинокль периметр Адских Врат, ощетинившийся жалами автоматических турелей.
Они залегли в трёх километрах от базы людей в пышной листве рослой чащи на вершине холма, укрытого поодаль множеством крепким деревьев.
— Говорю тебе, не пойдут они на это, — повторил он, поправляя маску экзокомплекта. — Они всё видят на экранах, всё понимают, и снаряжать за нами вертолёты не собираются.
— Никто и не ожидал, что это будет легко, дружище.
Джейк убрал свой бинокль, попутно поправляя мокрые тканевые тряпки, которыми было обмотано всё его тело, как и тела всех разведчиков. Это не гасило их тепло даже на треть, но определённо заставляло компьютерные мозги задуматься о принадлежности тепловой метки тому или иному существу. Помимо этого, в лесу были разбросаны многочисленные крупные металлические объекты, нагретые под жарким солнцем для создания ложных меток. И сами деревья, впитывавшие в себя солнечное тепло, служили отличной маскировкой, даже ночью. Ужасно, правда. Но ничего лучшего они придумать не смогли.
— Смотри, — Джейк мотнул головой в сторону колонии, — как окопались. Расчистили лес, возможно, разместили взрывчатку у периметра. Это надо разведать. И да, Норм, суть вот в чём — немного тревоги в их сердцах поможет нам сосредоточить их мысли на передвижениях скрытых сил, оттягивая их взор от основных. Главное, чтобы первая часть плана прошла без сучка и задоринки.
— Он справится?
— Я верю ему, как тебе, Норман.
— А ей?
Джейк ответил, махнув рукой.
— Это стоит за гранью доверия. Это острая крайне необходимая нужда друг в друге, не учитывая, конечно, её мотивов, которые мне абсолютно неведомы. — Он прервался на миг и закончил, тяжело вздохнув. — Да, я верю ей. Что бы она не замышляла, я уверен, это поможет ситуации. Хотя и признаюсь, я был готов к тому, что она свяжется со мной. На её месте я поступил бы также…
— И что она обещала?
— Принятие верного решения, так она сказала, — Джейк пошевелил ушами. — Я не знаю, если честно…
Они немного помолчали. Каждый думал о своём.
— Зрелище-то было ладным. Всё небо заполонили они! — нарушил тишину Норм. — Их было даже больше, чем во время первого сражения. У каждого из икранов по наезднику на спине.
— Да, я почти сочувствую Куоритчу. Как бы он отреагировал, столкнувшись с такой мощью, надеясь при этом на лёгкую победу? Имея подобную силу под своим командованием… чёрт, неудивительно, что люди постоянно сражаются в бесчисленном количестве войн — власть развращает. Большая сила, слишком большая. А силой всегда злоупотребляют… — Последовала пауза, и Джейк снова заговорил. — Я сомневаюсь, что буду чувствовать тоже самое в ближайшее время. Каков наш статус?
— Осиливаем пока. Последние две ночи были кошмаром: скрытно перебросить огневые точки, сделать схроны с оружием, подготовить план, по которому всё это будет перемещаться и использоваться при наступлении и в обороне… а экзоскелет вообще пришлось тащить…
— Ладно, не зацикливайся. Мы справились с подготовкой. Но я повторяю: не суйтесь в пекло и не открывайте огонь, пока в силу не вступит вторая часть плана или пока они не откроют стрельбу по нам. Их «глаза и уши» прочёсывают ближайшие к периметру многие сотни метров леса. Заметят мельтешение, скопление странных тепловых меток и всё для вас закончится раньше, чем вы успеете закричать.
— Я услышал тебя, Джейк, — поёжившись сказал Норман. — Мы просто уткнёмся лицом в землю, пока не начнётся шоу. Впрочем, некоторые манёвры будут необходимы. — Поколебавшись, он спросил. — Джейк... Эйва дала хоть какой-нибудь знак?
— Сложно сказать, — тот пожал плечами, — я общался с ней прошлой ночью. Всё, как и в прошлый раз. Не знаю, слышала ли она меня, но я не заметил ничего странного в поведении животных. Мы столкнулись с довольно большим количеством молотоглавов, устроившихся на пастбище у реки, но мне это не показалось необычным. Наверное, на сей раз мы сами по себе. Постой, — он коснулся рации, — есть сигнал из Адских Врат. Мы готовы!
Норм услышал в рации щелчок, Джейк переключился на общую частоту, чтобы говорить со всеми лидерами боевых отрядов, у которых были свои персональные рации.
— Мои братья и сёстры! Время пришло! Мужайтесь и готовьтесь к битве!
Норман почувствовал, как вокруг него расползлось волнение, но не пронеслось и звука, на фоне было лишь обычное звучание леса, веками его наполнявшее. Опытные охотники, рассредоточившиеся на земле, даже обуреваемые эмоциями в предвкушении предстоящей битвы, не могли выдать себя. Он был совершенно уверен, что где-то там тысячи других На'ви, готовые вот-вот взвиться в эти чистые небеса, подбадривают друг друга, обнимают близких и… прощаются. Наездники встанут на острие атаки… они умрут первыми.
Он огляделся, приметив нескольких охотников, но другие схоронились в деревьях. Заметить тех было сложно, если не знать, где они расположились. В его охране была задействована дюжина На'ви, ибо Норм был в его человеческом обличье. Ни один взрослый На'ви не смог бы поместиться в экзоскелете, так что аватар пришлось оставить в Колодце Душ. А охрана была нужна, чтобы другие охотники не убили Нормана по ошибке. Встретить небесного человека среди своих союзников для многих вновь прибывших было ещё в новинку.
Пять дней ушло на переброску экзоскелета. Тащить массивный стальной костюм пришлось и на лошадях и вручную. Они не осмеливались заставить его двигаться, это было равносильно тому, чтобы самолично заявиться к периметру Адских Врат и начать выкрикивать обидные ругательства. Нет, это был всего лишь инертный кусок металла, и он останется таковым, пока не понадобится. Норман надеялся, что хорошо сможет его использовать. Он тренировался, и управлять машиной оказалось проще, чем ожидалось. Конечно, у него не было и шанса против настоящего профессионала, но он научился ходить и даже бегать, не падая, в основном, и он мог сносно прицелиться и открыть огонь. Его основная задача — уничтожить орудия на ближайшем к его отряду участке периметра, а затем переключиться на вертолёты противника. Норм наделся, что сможет оказать реальную поддержку в штурме Адских Врат, пока его не уничтожат. Запущенная машина станет магнитом для ракет и пуль.
И правда, он вполне ожидал, что его убьют. Едва мог поверить, что согласился на это, хотя и был готов ранее послать всё к чертям. Это же его собственные слова! Он не был воином или солдатом. Но как он мог остаться в лагере? Джейк может погибнуть, как и любой другой охотник. Торук выделялся, как маяк, среди роя банши. И Джейк это знал, но всё равно сражался в битве у Колодца Душ. Сейчас, впрочем, ограничившись лёгкими пистолетами, он не носил с собой крупного стрелкового оружия или атрибутов вождя. Он знал, что, когда настанет время сойтись в достаточно близкой схватке, не выдаваясь среди основной массы На'ви, он сможет прожить чуть дольше. Но в начале штурма он будет верхом на леоноптериксе. Станет приманкой, чтобы другие На'ви смогли пробиться. Надежда лишь в том, что это грозное существо проживёт достаточно долго. Что Джейк сможет пережить падение. Что Норм, возможно, не погибнет, нарвавшись на вспыхнувший огненный шар, взорвавшейся перед носом его экзоскелета ракеты. И что он сможет убежать с поля боя, если машина вытерпит достаточного долго, чтобы защитить его от града пуль. Счастливые мечты дурманят. Но реальность заставит его кричать от боли…
Норман пытался собраться с мыслями, представляя себе безграничное ночное небо над облаками, как тогда перед минувшей битвой. Его размышления незаметно перешли на ту девушку. Её голос и смеющееся лицо возникли из темноты, и в его сердце родилась грусть, какой он ещё в жизни не испытывал. Он попрощался с Зарей ещё в лагере. Она пообещала хорошо позаботиться о его спящем аватаре, но оба они понимали, что, вероятно, этому телу будет уже не суждено очнуться снова. Все дни, которые они провели вместе, несмотря на тяжесть подступающего безумия в виде новой войны, оказались наполнены редкими мгновениями счастья быть рядом с кем-то. Заря потеряла близких, но её это не сломило. А он, такой же утративший дорогих ему людей, словно бы заразился её крепостью духа и обрёл утешение в беседах с ней. Так они, по всей видимости, зализывали друг другу раны, что, как ему показалось, ни есть плохо. Сначала он списал всё на психологическую потребность заменить Труди кем-то, кто просто мог быть рядом, но всё оказалось сложнее. Потери и обретения в их жизни сплелись в тугой узел, будто бы сама вселенная, не терпящая пустоты, заполняла вакуум в их душах. А тот миг, когда Заря увидела его истинное обличье… Она не казалась слишком сбитой с толку, напуганной или разочарованной, или преисполненной гнева к тому, кто был частью племени, принёсшего ей горе. В её глазах было нечто обволакивающее сердце теплотой, заставляющее тянуться к ней, словно к источнику живительного света. Когда Нейтири была рядом с настоящим телом Джейка и нежно обнимала его, разбитого нелёгкой жизнью, что-то ласково напевая, будто новорождённому, Норман искреннее завидовал своему другу. Но теперь, прикоснувшись к согревающему свету в сердце небезразличного ему создания, Норман мог со всей откровенностью сказать, что он не один.
Единственное, что бередило его душу — ему показалось, что она плачет, когда он уходил… Или это игра воображения, пытающегося выдать желаемое за действительное?
Норман помотал головой. Ему стоило сосредоточиться.
Не убивая, то что ненавидим… Их приоритеты менялись день ото дня. Всё вернулось к изначальной точке — там балом правит смерть. Бились за разумное решение вопроса, но в конечном итоге пришли к тому ужасному варианту, которым всё только и могло закончиться. Когда прекратится это безумие?
Он взглянул на часы на левом запястье. Осталось совсем немного…

3

#7
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Автор темы
  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 095
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • Время онлайн: 11 дн. 20 час. 47 мин. 15 сек.
Репутация: 1 147
Мудрец
Глава 11

Максим Патэл смотрел в окно, выходящее на складские помещения Адских Врат. Колония стала напоминать разворошённый улей. Деятельность кипела непрестанно. Основные силы приведены в полную боевую готовность, но это не тренировка. Люди готовились к новой войне. Вероятно, последней в этом десятилетии, если На’ви победят.
Росс поймала его, но не бросила в камеру, даже предоставила возможность поработать с библиотекой Грейс. Но он находился под домашним арестом, его действия отслеживались, данные на Землю просматривались, отправка контролировалась военными. Он мог заглянуть в лабораторию и отправиться оттуда к своему кубрику. Доступ к его личному компьютеру был сильно ограничен, и лишь малое количество из его ближайшего круга друзей поддерживало с ним контакт, что было не очень полезно для их содействия его плану. С другой стороны, изоляция была необходима и для его же блага. Наёмники из ОСБ (Оперативная служба безопасности, SecOps) уже были наслышаны о предателе в их стане, из-за которого многие потеряли приятелей и друзей. Его свобода могла грозить ему жестокой расправой. Обоснованный самосуд — он не мог винить их. Попросту никто не решался взглянуть на всё происходящее с другой стороны. Впрочем, это было обоюдоострой дилеммой. Ведь он и не пытался взглянуть на всё с их точки зрения. Кто здесь кому враг?
Когда он помог Грейс, Джейку и Норману сбежать, и когда он сообщил им о наступлении Куоритча, он никогда бы не подумал, что это приведёт к стольким смертям. Был напуган, думал быстро, необъективно, — ведь учёному полагалось действовать иначе, — и принимал решения спонтанно. Но что ещё он мог сделать? Сколько бы На’ви погибло от разрушительных действий полковника? Макс знал, что Пандора — бесценное сокровище. Анобтаниум был вещью тривиальной, как нечто приходящее и уходящее. Земля не погибнет, потеряв ценный только в этом столетии минерал. Когда-нибудь он станет не нужным, просто любопытной диковинкой минувшей истории человечества. А опустошённая Пандора исчезнет в пламени чужой алчности. И это не позволительно. Сколько земель и культур люди истребили в погоне за властью и контролем над ресурсами? Человеческая цивилизация обеднела: исчезли многие уникальные народы и языки. Всё помалу пришло к единообразию. И поэтому Макс был готов нанести свой удар. Не стать мучеником, нет, но изменить что-то. Это тот миг, когда один человек способен повлиять на историю. Переменить её к лучшему. Но благими намерениями выстлана дорога в ад. Его измучили мысли о том, что, возможно, он своими руками разрушил любые дороги к счастливому будущему, в кульминации которого все умрут. Но сейчас он был готов оступиться ещё раз… не для блага Пандоры, но для выживания его друзей.
Он запустил ладонь в широкий карман своего лабораторного халата, раздался короткий щелчок, затем ещё…
Спустя некоторое время он услышал стрёкот выстрелов, заставивших его вздрогнуть.
Когда Мария ворвалась в лабораторию, он подпрыгнул от неожиданности, но смог сдержаться и не выдать себя с потрохами.
— Максим! — воскликнула она. — Группы На'ви заметили вблизи периметра Адских Врат! Была стрельба…
— Они нападают!? Ты уверена? — он не находил себе места.
Рано! Слишком рано!
— Солдаты говорят, — она в страхе схватила себя за плечи, — нападение, возможно, случится в ближайшие десять-пятнадцать минут… По их словам, то были разведчики…
Макс оглянулся, напряжённо всматриваясь в окно. Пока не было никаких признаков боевых действий, но он мог видеть несколько «Скорпионов», патрулирующих периметр словно рассерженные осы, и остальные вертолёты на взлётно-посадочной полосе уже заводили двигатели. Их лопасти с грозным свистом разрубали воздух. Наёмники и вооружённые гражданские в спехе разбегались по боевым постам. Экзоскелеты, ранее застывшие, как металлические изваяния, синхронно подняли плечи и опустили их, словно вздохнув. Затем стальные гиганты пришли в движение.
В дальнем конце взлётно-посадочной полосы были припаркованы лесорубные и землеройные машины, переброшенные с нерасчищенного участка под новый рудник. Ещё Максим мог видеть две из пяти орудийных башен северной части периметра. Но его глаза были обращены к небольшой, совершенно неприметной бетонной структуре около завода по переработке руды. Склад боеприпасов.
Во время прошлого брифинга лейтенант Андерсон и капитан Росс чётко указали на серьёзную слабость людей — проблемы с боеприпасами. Прямо сейчас у каждого человека и машины была полная боевая нагрузка, и Макс не мог с этим ничего поделать. Но всё остальное, всё, что осталось, было в этом сооружении. Он не сможет выполнить все части плана, о которых просил Джейк, но и это было хоть чем-то.
— Хорошо, — сказал он Марии, доверительно посмотрев в её голубые глаза, и взял её за руку. — Ты знаешь, что я натворил недавно. И я собираюсь повторить это в ещё больших масштабах. Я пойму, если ты откажешься, но мне нужна помощь всех, кто готов рискнуть, и твоя…
Она просто обняла его, заставив Максима поперхнуться от внезапности, с которой она это сделала.
— Если мы спасём множество жизней, то я готова стать изменницей, — пусть и в ужасе, но с необычайно твёрдостью в голосе произнесла Мария. — И не только я. Не все, но большинство наших коллег согласились, что дальше так продолжаться не может. Мы не солдаты, но будем готовы забаррикадироваться и сдерживать военных по твоему приказу.
Он глубоко вздохнул и улыбнулся ей.
— Хорошо, начнём творить историю…

***

— Противник скрылся, — сказал оператор, пристально изучая информацию на своей консоли. — Ближайшие скопления на’ви в восьмикилометровом радиусе от Адских Врат. И приближаются.
Сион Росс просматривала отчёт. Группа разведчиков на’ви раскрыла себя у периметра колонии. Вероятно, по ошибке выдали своё присутствие. Турели южного периметра среагировали чисто и быстро, буквально выкосив десятки метров лесополосы. Покойтесь с миром, вроде бы так надо сказать. Но её волновали другие вещи.
— Капитан, — обратился к ней майор Расчек. — Как быстро смогут наши самонаводящиеся ракеты достигнуть противника в радиусе пяти километров от базы?
Сион ненадолго задумалась.
— Семь-восемь секунд, сэр.
— Отлично. — Майор отдал распоряжения. — Начнём атаковать после того, как их банши приблизятся к четырёхкилометровой отметке.
Росс продолжала наблюдать за активностью на’ви на экранах. Через несколько минут Адские Врата оправдают своё название, но не в изначальном смысле. Первые выпущенные ракеты достигнут своих целей и на'ви начнут умирать. Противник медленно продвигался, без сомнения, сберегая силу своих монстров. Но как только начнётся стрельба, они рванут вперёд с немыслимой скоростью и покроют оставшееся расстояние так быстро, как только смогут, изворачиваясь от летящих им в лоб ракет. Но вне электровихря это будет непосильной задачей — ракеты приспособлены для преследования и уничтожения сверхманёвренных целей. Как только они приблизятся на километр от периметра, автоматические пушки начнут с бешеной скоростью опустошать контейнеры с боеприпасами, изливая на врага потоки жалящих «пчёл», затем их поддержат огнём наземные силы. Турели, опустошив контейнеры с боеприпасами, за четыре секунды смогут перезарядить их новыми. В эти ничтожные мгновения у на'ви будет шанс уничтожить башни с орудиями, как-то повлиять на ситуацию. Их наземные силы без всяких сомнений уже близко. Они воспользуются любыми появившимися возможностями. Но как только они попытаются, в ход пойдут наземные ракетные установки. Они зальют пламенем и разлетающимися осколками небеса и лесные массивы вокруг базы. Деревья вспыхнут, как спички, поглощая всё живое. Расчек не выражал опасения, что огонь нанесёт вред колонии. Для этого с помощью лесорубной техники были расчищены ближайшие к Адским Вратам лесополосы, совсем немного на сотню метров вглубь. Были также сделаны дополнительные земляные рвы и насыпи. Когда опустеют пусковые установки, когда истощат свои боеприпасы вертолёты и наземная техника, в воздухе не будет ни одной вражеской цели. И когда основные наземные силы на’ви, застрявшие в охватившихся пламенем лесах, попытаются прорваться — Расчек пустит в ход то, что некогда хотела использовать Росс…
В первой волне по приблизительным подсчётам будет истреблено от полутора до трёх тысяч на'ви. Колоссальные потери, несравнимые с теми, что они понесли на территории, именуемой ими Колодцем Душ. Уже одного этого будет достаточно, чтобы их сердца дрогнули в ужасе, как считает Расчек. Но действительно жуткая участь ждёт вторую волну.
Но всё будет так, если враг действительно будет столь же туп и прямолинеен, как и в последней битве. Салли не безнадёжный дурак, он, как она надеялась, примет свои ошибки во внимание. Росс уже отчиталась майору о потери из виду в буквальном смысле слова нескольких тысяч на'ви, которые, по всей видимости, смогли каким-то образом скрыть себя от радаров и укрыться в лесах. В данный момент против людей выступала армия в восемь тысяч душ. Остальные их силы выжидали. Но чего?
Альфред Расчек лишь усмехнулся над её опасениями, ответив ей странным и нетипичным для него печальным голосом.
— Они побегут, капитан, — он притронулся к глубоким шрамам на своих руках, — они всегда бегут. Страх смерти тоже инстинкт.
— Капитан Росс?
Сион рывком обернулась к одному из операторов.
— Нештатная ситуация, мэм. Одна из лесорубных машин движется по внутренней территории базы и пересекает взлётно-посадочную полосу. Никаких приказов на перемещение техники не поступало…
— Что?
Она взглянула на монитор, на который была выведена картинка с одной из многих удалённых камер, размещённых по всей базе. И разумеется, одна из громадных жёлтых машин медленно, но упорно двигалась по бетону, кроша его поверхность.
— Кто-нибудь контролирует эту технику!? — громко спросила Росс.
Но никто из сотрудников не ответил ей, в замешательстве переглядываясь.
— Что происходит, капитан? — спросил Расчек, войдя в диспетчерскую. — У нас есть более важные вещи, о которых, если вы не заметили, нужно беспокоиться прямо сейчас.
Сион проигнорировала его, раздавая приказы.
— Сержант, — обратилась она к одному из операторов. — Вырубите машину.
— Есть, мэм!
Пальцы специалиста заплясали над его клавиатурой, но затем остановились, и он с удивлённым выражением на лице произнёс.
— Техника управляется автоматически, а пульт заблокирован удалённо. Я… я не могу получить доступ отсюда.
— Вот дерьмо! — Сион бросилась к окну.
Она достала бинокль. Бульдозер уже преодолел взлётно-посадочную полосу и направлялся, судя по направлению, в дальний угол базы. На самом деле он двигался к…
— Склад боеприпасов! — прорычал Расчек, уже сообразивший, что происходит. — Диверсия. — Он яростно расхохотался. — А я предупреждал вас, капитан, пристально приглядывать за своими подопечными…
Он развернулся и отдал распоряжение.
— Чего вылупились? Огонь! Пусть вертолёты обстреляют машину! Действуйте!
После мгновения ошеломлённого молчания всё внутри диспетчерской завертелось.
Сион взглянула через бинокль на машину, неумолимо приближавшуюся к складу. Треклятая техника могла двигаться лишь со скоростью двадцать километров в час, но это уже неважно, ей оставалась какая-то сотня с лишним метров до сооружения.
— Да, это приказ! — закричал оператор. — Стреляйте!
Два ближайших к южному сектору базы «Скорпиона» слаженно развернулись и почти в то же мгновение начали обстрел. Полыхнули искры и ракеты резво устремились к машине. Расцвели бутоны взрывов, разбрасывая обломки асфальта и бетона, технику охватило пламя. Через мгновение в диспетчерской услышали эти взрывы и ощутили толчки. Боевые вертолёты несли на себе ракеты с разрывными боеголовками, идеально подходившие для уничтожения банши и их наездников, и любой другой живой силы противника, но лесорубная машина была немыслимо огромной, больше, чем её аналоги на Земле. Тяжёлый монолитный «танк-небоскрёб». Атака не возымела воздействия. Пробиваясь сквозь облако дыма, как ледокол сквозь толщу льдин, горящая машина продолжала движение. Двадцать метров, десять метров…
— Чего вы ждёте!? — завопил Расчек. — Огонь, уничтожить!
Вертолёты огонь не открыли — пилоты сами сообразили, что могут зацепить склад. Но при любом раскладе было уже поздно.
Гигантский диск лезвия ударился в складскую стену, медленно погружаясь в неё, и машина затрепетала, дрогнула, едва не остановившись, а затем снова пошевелилась.
На мгновение Сион увидела осыпающиеся бетонные обломки и разверзшийся зёв проломленной стены, а затем по её глазам ударила яркая вспышка, заставившая Сион инстинктивно броситься на пол.
В дальнем конце базы возник огромный шар неистового инфернального пламени, вздыбивший окружающий мир. Мощный удар сотряс помещение и окна, но они были достаточно прочными, чтобы не лопнуть даже от такого потрясения. Громадную многотонную машину, отшвырнуло от уничтоженного склада в сторону, как пушинку. Разбрасывая обломки по территории базы, она рухнула на колонну с турелью и взорвалась, буквально вырвав протяжённый кусок оградительных сооружений южного периметра Адских Врат, и зацепив попутно ещё одну башню, сложившуюся хрупкой тростинкой.
Сион, едва поднявшись, словно загипнотизированная наблюдала, как обломки и фрагменты уничтоженного склада, порушенного завода, взрытого бетона и асфальта гибельным дождём осыпают Адские Врата, неся разгром. Несколько вертолётов, получив повреждения от осколков, закружились и рухнули, прочертив борозды на взлётно-посадочной полосе. Одна из машин взорвалась, забрав с собой жизнь пилота. Следом рванули другие.
Оглушённые и сбитые с ног люди были в панике, кто ползком, кто бегом, бросая свои посты, они прятались в поисках укрытия — летели прочь, сломя голову, напуганные и оглушённые. Общему безумию не поддались только закалённые в боевых действиях наёмники, но это не имело значения. Всему пришёл конец.
— Господи…, — прошептала Сион.

***

Даже в трёх километрах от Адских Врат Норман ощутил достигшую его ударную волну, пускай лес и земля впитали в себя её часть. Он в ужасе вглядывался в сторону базы, но густая листва не позволяла рассмотреть детали. Только высоченная, чёрная дымная колонна упиралась в небеса.
— Чёрт, Норман! Всё явно пошло не по плану! — взволнованный голос Джейка захрипел из рации.
Норман уже быстро взобрался на ближайший холм и сквозь прогалину в верхушках деревьев смог увидеть колонию. Он поднял свой бинокль и изучил базу. Весь южно-восточный угол заволокло дымом. Бессистемное мельтешение техники выдавало смятение и ужас.
— Джейк? — Норман щёлкнул рацией. — Джейк, там прогремел мощный взрыв!
— Я знаю, — отозвался тот. — Я почувствовал его отсюда. Скоро буду. Но что там случилось в действительности? Стань моими глазами…
— Паника, определённо. Они сами не ожидали такого, судя по всему. Вижу немногое: дымом заволокло сильно, но он исходит из южно-восточной части Адских Врат, и единственное, что есть в этой области…
— Завод и склады с боеприпасами, — закончил за него Джейк. — Похоже, Эйва или кто-то ещё все же присматривает за нами. Но…, — Джейк чертыхнулся, — Макс должен был запрограммировать три машины. Две из них направить вдоль периметра, чтобы они уничтожили как можно больше колонн с турелями и снесли заграждения. Третью он должен был направить к комплексу ПВО. Но взрыв был очень силён, судя по всему, что-то пошло не так… Мы очень ограничены в связи — плохо согласовали свои действия с ним. Или ему помешали… Или он мог неверно интерпретировать некоторые наши шаги.
— Да, — Норман стиснул зубы, — прости, Джейк, они погибли по моей вине. Это я сказал им переместиться.
— Ты не виноват, просто рано или поздно наша маскировка могла дать сбой.
— Но Джейк, что нам делать теперь? Начинаем атаку? Они дезорганизованы. Наши охотники уже активировали те залповые комплексы со «Скорпионов». Пусть их точность будет не ахти, но я сделал, что смог. Мы можем прямо сейчас сбить множество их машин. Другие группы охотников уже приготовились форсировать разрушенный участок периметра. Минные заграждения с той стороны уничтожены…
— Постой, как насчёт остальной части базы? — остановил его Джейк.
— Кажется, почти нетронутой, — флегматично сообщил Норм. — Множество мелких разрушений, но ничего критичного. Вертолёты гудят вокруг, как сердитые осы. Люди разбежались, кто куда. Но бойцы в экзоскелетах на местах.
Возникла долгая пауза, прежде чем Норм услышала голос Джейка на общей частоте.
— Мой народ! Не бойтесь, но и не рвитесь в бой! Что-то ужасное случилось в крепости врага. Мы должны быть осторожны. Ждите!
Норман, затаив дыхание, ждал развязки. Подчинятся ли На'ви, узрев такую смуту в лагере врага? Смогут ли они сдержаться? Он оглянулся на своих охранников, притаившихся в тени деревьев и, навострив уши, разглядывавших непроницаемый дымный столб, едким облаком, словно нечистыми ветвями, опутавший небо. Они не выдавали в себе непокорность. Безропотно ожидали новых приказов.
Норман ахнул, услышав щелчок в рации.
— Слава Эйве! — выдохнув, произнёс Джейк. — Они всё так же верят в меня. — Неожиданно он хохотнул, хоть и радости в его голосе не было и капли. — Как думаешь, дружище, майор готов к переговорам?
Норман покачал головой, раздумывая.
— Возможно. Теперь он вынужден играть по нашим правилам, Джейк. Главное, чтобы Макс и другие наши ребята не пострадали. Или чтобы Расчек не выкинул что-нибудь ещё. Он вполне способен на грязные игры.


Глава 12

— Мне нужен отчёт о нашем статусе — сейчас же! — Расчек явно был не в себе, он кричал, брызжа слюной.
Сион могла его понять — он потерпел поражение на ровном месте, как и полковник Куоритч. Пал жертвой собственных амбиций.
— Сэр, две оборонительные башни уничтожены, — затараторила лейтенант Андерсон, докладывая о ситуации. — Южная часть заградительных сооружений повреждена. Вследствие взрыва пострадали заводские постройки и близлежащие склады с горюче-смазочными материалами, мы оперативно оцепили территорию, приступили к тушению пожаров. Опасности нет. Вышли из строя три боевых вертолёта. Осколки повредили несколько транспортных машин и зацепили антенны связи на диспетчерской вышке, но ничего критичного, системы работают в штатном режиме. Нам удалось взять ситуацию под контроль, паники больше нет, люди организованы для устранения последствий. На данный момент есть доклад о сорока пострадавших, несколько из них в тяжёлом состоянии. О погибших говорить пока сложно, но достоверно известно только о пилотах сбитых вертолётов — они сгорели заживо вместе с машинами. На'ви держаться в отдалении, никаких попыток нападения не было.
— Выжидают, твари…, — прошипел Расчек. — А что вы, капитан? — Он ткнул в неё пальцем, обвиняя. — Как вы могли допустить этот кошмар? По вашей вине мы теперь в очень невыгодной ситуации и когда! В момент наступления врага…
— Это было вне моего контроля, сэр, — пожала плечами Сион. — Как стихийное бедствие. Вы ставили мне невразумительные задачи, иной раз рассчитывая, что я смогу держать в руках безопасность каждого уголка Адских Врат, но это вне сил заурядного офицера вроде меня, буквально утопшего в ворохе второстепенных задач, порой не имеющих отношения к моей должности.
— Не юлите, Росс, я вижу по вашим глазам, что вы абсолютно точно лжёте мне!
— Как я могу? — напустив на себя оскорблённый вид, ответила ему Сион.
— Вы за это ответите, — он развернулся к испуганным сотрудникам, напряжённо слушавшим их перепалку. — У нас всё ещё достаточно сил, чтобы сражаться! Где же враг?
Ему принялись докладывать.
— Несколько крупных групп банши кружат в четырёх километрах от нас. Точно сказать не могу, но их около тысячи. Не приближаются.
— В глубине леса зафиксированы тепловые отметки в четырёх и трёхкилометровом радиусе от базы. Их множество! Сенсоры постоянно отмечают новые. Сколько же их…
— Автоматические орудия зарегистрировали необычные перемещения в трёхстах метрах от северо-западной части периметра, открыли беглый огонь. Затем прекратили.
Расчек успокоился, растянув губы в жуткой улыбке.
— Мы их всполошили. Салли перебросил как минимум пару тысяч своих охотников прямо к нам на задний двор. Шикарно… То, что нужно… Дайте команду операторам систем залпового огня!
— Сэр! — сказал один из техников связи. — У меня есть входящее сообщение! Это Салли…
Майор расправил плечи и приказал.
— Выводи на главный экран.
— Это голосовая связь, сэр, я переведу подключение на внешние динамики.
— Эй, майор, — раздался из динамиков беззаботный голос бывшего морпеха, — как поживаете? Похоже, у вас там несчастный случай. Кто-то чихнул на складе со взрывчаткой? Печально.
— Ну ты и мразь, Салли, — злостно рассмеялся Расчек.
— Без боеприпасов вы беспомощны. Майор, я по-прежнему готов подарить вам шанс убраться с Пандоры своим ходом. Не хотелось бы в попытке придать вам ускорения отбивать свои ноги о ваши тощие задницы.
— Скажи, животное, — майор улыбался, — как далёко ты от Адских Врат? Я уверен, что ты держишься очень близко. Я буквально ощущаю твоё зловонное дыхание, а также биение тысяч сердец подле тебя. Все ждут твоих приказов, все верят в ожившую легенду — великого вождя на’ви, — но что-то беспокоит их. Некий инстинкт, зашитый глубоко в их подсознании, заставляет их оступаться, падать и замирать, и прислушиваться. Они слышат далёкое эхо, пробурившее себе путь сквозь пространство и время. Эхо террора.
Джейк не отвечал ему. В эти мгновения холодный озноб охватил его от пят до кончика хвоста. Что-то грядёт!
Он закричал, перейдя на общую частоту, приказывал всем бежать и лететь прочь! Долой из этого гиблого места! Джейк впервые испытал до такой степени сильный страх, принудивший его к отчаянному бегству. Он хотел быть где угодно, но только ни здесь. Инстинкты никогда не подводят, но прислушаться к ним порой бывает очень тяжело. А сейчас — слишком поздно…
В этот момент в руках майора появилось небольшое устройство. Механизм судного дня.
— Салли, — тихо и как-то торжественно прошептал Расчек, — умри.
И он нажал на кнопку.
Вселенная застыла. Приостановила свой бешеный, но невидимый глазом бег, чтобы прислушаться к, сдавалось, ничтожному по её меркам событию в одном из своих дальних уголков — к краткому мигу, когда человек вершит историю собственными руками. Вселенную, полнящуюся буйством энергии, угасающими и восходящими цивилизациями это позабавило, но и только. Это мгновение, казалось, обернувшееся вечностью, под натиском неумолимого течения времени стало достоянием прошлого. Да, человек вершит историю собственными руками, не он один, а множество людей своими поступками предопределяют дорогу в будущее… Эхо террора так и осталось воображаемой величиной, дёргавшей за нити марионетку, именуемую инстинктом.
Более шестидесяти используемых при разработке карьеров закладок боезарядов мощностью от одной до трёх килотонн, размещённых в глубине леса, должны были пустить по ветру тысячи на'ви, по своей наивности ожидавших скорой победы. Но заряды не детонировали.
Расчек, побелевший от шока и сковавшей его судороги, с удивлением рассматривал устройство в своей обезображенной ладони и не мог поверить, что его обвели дважды. Он словно робот, дёрганным движением обернулся к Сион и просипел.
— Ты-ы-ы-ы…
Та не повела и бровью. Её безмятежность выражала больше, чем можно вообразить. А под её невозмутимой маской он увидел незримый, но вполне ощутимый звериный оскал. Монстр наконец встретился с монстром.
Его лицо, вместо того, чтобы быть наполненным яростью, теперь было странно спокойным.
— Капитан Росс, вы освобождаетесь от своих обязанностей. — Он кивнул своим людям. — Взять её под стражу.
Сотрудники загудели, кто-то подорвался с места. Все они совершенно не понимали, что сейчас происходит.
— Как и вы, майор, — ответила ему капитан. — Сэр, я освобождаю вас от командования.
— Действительно? — усмехнулся Расчек. — Ты хочешь просто сдаться, не так ли? Оставить эту базу кучке дикарей? Опомнись, трусливая погань!
— Ваша отвага не сравнится с моей, сэр. — Сион опечаленно ухмыльнулась. — Разве не вы подготовили шаттл к экстренному отбытию?
Глубокая тишина наполнила помещение. Десятки недоумённых, не верящих, а порой и гневных взглядов устремились к майору. Даже его доверенные солдаты замерли, оглянувшись на него в замешательстве.
— Скольких бы вы взяли с собой? — она раскинула руками, окинув каждого из присутствовавших людей грустным взглядом, остановившись на испуганном Селфридже, за всё это время не издавшего и писка. — Нашего любимого администратора? Вы так уверены в своей победе, что были готовы сбежать? Ах да, майор, — она кивнула, что-то припомнив, — они ведь всегда бегут… Так вы сказали?
Люди, окружавшие Расчека, зашумели, отныне чётко осмысливая, какую участь мог уготовить им этот человек, готовый бросить их на съедение «волкам».
Сион продолжала.
— Победа — замечательно. Поражение — вполне существенное доказательство беды. Кадры резни, которые бы вы прихватили с собой стали бы значимым свидетельством в пользу силового решения проблемы в будущем. Корпорации нужно развязать руки. Заполучить оружие массового поражения под свой контроль: будь то биологическое или атомное — не важно. — Она приблизилась к майору и едва слышно для остальных продолжила. — Я буквально ощущаю, что вся эта ваша стратегия на Пандоре была шагом к чему-то большему — законному обретению ОПР средств сдерживания на Земле, обыграв ограничения АМТ. Пандора всего лишь шаг к новой эре, в которой и без того могущественная неправительственная организация, способна обрести подлинную власть и силу, встав над самим понятием государства. Как интересно…
Майор не дослушал её. Дьявольски ощерившись, он выхватил пистолет «Wasp» из кобуры на поясе и нацелил оружие ей в лицо. Но прежде чем он нажал на спусковой крючок, лейтенант Татьяна Андерсон, ожидавшая подобного развития событий, с нечеловеческой скоростью приблизилась к Расчеку на расстояние вытянутой руки и сокрушительно впечатала свой кулак ему в челюсть. Худощавый майор безвольной тряпкой рухнул на операторский пульт, разбив своей головой довольно крепкий консольный дисплей.
Всё произошло за доли секунды. Люди и опомниться не успели, как события, предзнаменовавшие беды и страдание, закончились.
— Держите его под охраной и окажите медицинскую помощь, — обратилась Сион, терпеливо дождавшаяся развязки, к соглядатаям Альфреда Расчека. — Думаю, у нас с ВАМИ проблем не будет?
Наёмники ОСБ синхронно покачали головами и, козырнув ей, помогли остальным вытащить потерявшего сознание майора с окровавленным лицом из диспетчерской.
Сион тепло улыбнулась лейтенанту Андерсон, но та лишь смущённо повела плечами.
— Никакой паники! Работаем, как обычно. Организуйте мне канал связи, — распорядилась Сион, — я буду говорить с лидером На’ви.
— Мэм, — сконфуженно и виновато произнёс связист, — канал был открыт всё это время…
Из динамиков раздался протяжный, но облегчённый вздох.
— Думаю, всё обошлось… не так ли, капитан? Я услышал достаточно, чтобы сделать далеко идущие выводы, но пока пользы мне от этой информации немного. И, кстати, с возвращением.
— А ты, как я понимаю, во всю забавляешься, Салли? Твои выходки травмировали моих людей и стоили некоторым из них жизни — уже этого достаточно, чтобы ты ощутил мой гнев.
— Мне действительно жаль, капитан, но и мои охотники погибли под обстрелом ваших орудий. И пропали они зря. Я был прав насчёт взрывчатки, но она явно была мощнее и залегала не у периметра, но прямо под нашими ногами — убийственная шутка, которая могла стоить нам стратегического поражения. Я всё равно что проиграл. — Салли рассмеялся, но в его смехе ощущалось отчаяние.
Джейк мгновение помолчал, а затем спросил со всей присущей ему прямотой, надеясь, что Сион Росс ответит ему честно, как и в прошлый раз.
— Вы примите моё предложение?
— Да, — незамедлительно ответила Росс. — Это крайне необходимо для обеих сторон. Мы будем готовы покинуть Адские Врата вскоре после возобновления плана эвакуации.


Глава 13

Норм Спеллман, находясь в своём человеческом обличье, наблюдал за длинной колонной людей, угрюмо тащившихся к шаттлу. Это была последняя партия. Остальные уже занимали своим места в криокапсулах на корабле. Люди были окружены вооружёнными На'ви, возвышающимися над ними на своих лошадях. Крики банши раздавались над их головами. Небесные создания вместе со своими наездниками то и дело приземлялись на крыши построек Адских Врат, порой по неаккуратности разрушая хрупкое оборудование.
В рамках мирного соглашения Джейку и На'ви было разрешено передать крупное сообщение на Землю. Это был полный правдивый доклад обо всём, что произошло на Пандоре за последний месяц, включая фотографии и видеоматериалы об уничтожении поселения На’ви. Трансляция была максимально широкой — техники выжали всё возможное из аппаратуры, чтобы сообщение получило как можно большее количество людей на Земле. Примут её только те, кто обладает мощной и высокотехнологичной аппаратурой. Но может хватит и того. Эта передача будет идти долго, постепенно дополняя уже принятый на той стороне материал. Но неумолимо правда достигнет тех небезразличных людей, которые будут против ужасающей деятельности ОПР в другом мире. Разоблачающий материал не остановит руководителей корпорации, но может статься остудит их поспешные решения и позволит Пандоре избежать гибельного ответа с их стороны.
— Всё в порядке? — Джейк приблизился к Норману, окидывая взглядом колонну людей.
— Да, никаких проблем, — ответил Норм. — Сообщение уже в пути, и ничто не может его остановить. Не знаю, будет ли польза от той информации, но мы ничего не теряем, попробовав.
— Корпорация попытается дискредитировать её, — сказал Макс, подобравшись поближе. — И я уверен, они в значительной степени преуспеют — в конце концов, у них есть способность влиять на политическую деятельность отдельных государств — огромная власть. Но истина доберётся до нужных людей, могущих вмешаться в планы ОПР.
— Надеюсь, так и будет, — задумчиво произнёс Джейк. — Но как насчёт тебя, Макс? Ты уверен, что хочешь остаться?
Патэл смущённо улыбнулся.
— Я дважды предал свой народ. Вернувшись на Землю, ничего кроме тюрьмы, в лучшем случае, меня бы не ждало. Оставшись, я, возможно, смогу предотвратить ваши проблемы в будущем, да и мне бы не хотелось подставлять своих родных на Земле, впрочем, им и так будет несладко. Так или иначе, я многого не потеряю. — Его губы растянулись в тёплой улыбке, когда он оглянулся на стоявшую поодаль Марию Хейтер, которая, заметив его взгляд, ответила ему той же улыбкой. — Мы мало-помалу устроим своё будущее.
— Но как долго? — взволновано спросил Джейк. — Как долго вы сможете поддерживать систему жизнеобеспечения Адских Врат? В ближайшее время надеяться на своевременное техническое обслуживание строений не стоит.
— Да, ты прав, — задумчиво кивнул ему Макс, — но здесь есть достаточное количество оборудования и материалов для полноценного снабжения двух тысяч человек на протяжении долгих лет. Нам, немногим из оставшихся здесь, довольно будет и этого, чтобы жить в относительном комфорте. К тому же, если переговоры пройдут успешно и не возникнет никаких предпосылок к обострению ситуации, мы могли бы договориться об ограниченном обмене с Землёй. Чёрт возьми, — Максим махнул рукой в сторону складских построек, — там хранится немногим меньше восьми тысяч тонн анобтаниума. Я уверен, что Земля пойдёт на уступки, так как в ближайшее время им больше не на что рассчитывать. У нас есть серьёзные шанс урвать то, что нам так необходимо для поддержания жизни. — Он хохотнул. — Даже, возможно, приобрести аватары тем, у кого их нет…
— Кстати, Максим, — Джейк положил свою ладонь на его махонькое человеческое плечо, — у меня не выдалось возможности поблагодарить тебя за то, что ты сделал для нас.
Патэл качнул головой.
— Это всего лишь необходимость. Главное, что я вовремя одумался и не позволил нашим ребятам из научного отдела устроить клоунаду с захватом оружия и вторжением в командный центр. Крайне нелепое и безрассудное решение, принятое мною в начале этой истории. Этот план мог вылиться в бойню, в которой всех учёных положили бы. Не дёргай льва за хвост… С техникой оказалось проще. Давайте просто скажем, что компьютерная безопасность у горнодобывающего оборудования менее серьёзная, чем у военной техники. Обладая паролём лучшего друга и отличной узконаправленной глушилкой, можно творить всякие пакости. — Макс развёл руками. — Поэтому представим, что я не имею к вышеперечисленному никакого отношения.
Они прервали разговор, когда заметили, как администратор Паркер Селфридж прошёл мимо. Взглядом побитого пса он посмотрел на Джейка, затем на Нормана и Максима, но не сказал им ни слова. Джейк так же молчаливо мотнул тому подбородком в сторону шаттла.
Когда людской поток иссяк и люди заполнили шаттл, Джейк увидел Сион Росс. Она вместе со своей помощницей замыкала колонну, поэтому чуть отстала от остальных. Отдав распоряжение плечистой девушке с погонами лейтенанта направляться в шаттл, она приблизилась к группе Джейка.
— Я рад, что вы были на нашей стороне, — сказал Джейк, взглянув в её глаза.
— Я была на стороне моего народа, Салли. Обстоятельства подтолкнули меня к бесконфликтному решению проблемы, и только. — Росс склонила голову к плечу, сложив руки за спиной, и чуть искоса посмотрела на Джейка. — Но ты понимаешь? Мои действия слабо затрагивали ВАШЕ будущее. Проблемы следующего дня вам придётся решать в одиночку, оглядываясь на ошибки прошлого.
Джейк внимательно оглядел капитана. Сейчас он мог видеть её вживую, а не только на экране консоли. За это время Джейк успел приметить на её лице у левого глаза небольшую, но глубокую ссадину — шрам из тех, что остаются на всю жизнь. Как он его раньше не увидел? В прошлом капитан явно сложа руки не сидела. Лицо Росс особенной красотой не отличалось, но что-то в нём привлекало: холодные и тёмные, но в большей степени живые глаза, или необычной формы губы. Она лишь одним своим появлением могла расположить к себе, вызвав у собеседника ту или иную реакцию. Харизматичная личность, сделавшая для них немалое.
Джейк качнул головой.
— Мы попытаемся… нет, мы сможем твёрдо стоять на ногах. Мне очень жаль, что все эти безумные вещи, происходившие здесь, сделали нас противниками. Если бы вы были на месте полковника, наша судьба, людей и На’ви, могла бы сложиться чуть иначе. Возможно, без крови и слёз.
Джейк немного помедлил и неожиданно протянул ей руку. Она удивлённо посмотрела на него, но с ничего не выражающей улыбкой ответила рукопожатием. Её ладонь буквально утонула в крупной лапище Джейка. И вдруг она с необычайной для человека силой притянула к себе Джейка и тихо произнесла.
— У вас есть столь важный для переговоров с Землёй козырь — анобтаниум. Используйте его с умом, мистер Салли, не продешевите. Меня, — она ухмыльнулась, — по возвращению домой ничего хорошего не ждёт, но учтите, — я повторюсь, — всё сделанное здесь мной было не ради вас, но ради людей. Впрочем, ОПР не разбрасывается ценными кадрами попусту. Поэтому молитесь, чтобы наши пути не пересеклись вновь. Тогда это ваше «без крови и слёз» может обернуться горем. Мои нынешние мотивы уже не будут играть никакой роли. Впрочем, я постараюсь избежать такого варианта событий.
Она отпустила его руку и выпрямилась. Всё её тело обливали солнечные лучи, наполненные особой тяжестью.
— Всё, что Расчеку было нужно — создать провокационный инцидент, который привёл бы всех нас к неразрешимому несогласию. В руководстве хватает агрессивных ханжей, впрочем, есть среди них и вполне разумные люди. Но это не значит, что они готовы придерживаться в отношении вас основных правил гуманизма. Салли, — Сион Росс лёгким движением руки взлохматила свою короткую причёску, будто желая освободиться от тяжких дум, — сегодня произошло малозаметное для большинства событие, которое задаст направление, сохраняемое на века. Ваши героизм и благородство, вполне возможно, станут препятствием в обозримом будущем, но…, — неожиданно она очень тепло улыбнулась ему, — дух этого мира заключён и в культуре На'ви и языке — это их наиболее своеобразное великолепие. Не потеряйте это богатство, пока ещё не поздно. Да, и пусть тебя не одурачат мои противоречивые слова, просто сейчас я предельно откровенна с тобой, как ни с кем в прошлом. Ты справишься с испытанием, выпавшим на твою долю?
— Я не знаю, капитан. — Джейк задумчиво устремил взгляд на горизонт. — Но и жить одним днём я теперь не могу. На мне ответственность за их… свой народ. Я стал одной из искр, воспламенившей пламя ужаса, царившего здесь недавно, а значит и мне держать ответ. Ни вам, ни вашим людям. А мне. Когда-то я со своим братом был в схожем положении. Но мы как-то прошли через выпадший нам экзамен жизни. Он стал учёным, я солдатом. Отчасти это сделало нас более далёкими к друг другу, — Джейк вспоминал дни, проведённые в госпитале, — но и в то же время позволило одному из нас стать надеждой, которой мы жили все эти долгие годы, к которой стремились… Только теперь я это понял.
Воздух был неподвижен, вокруг стояла полная тишина, изредка разрываемая криками банши.
— То, что вы сказали о планах корпорации…, — Джейк посмотрел в глаза Сион, — я не расслышал всего, но это действительно так или же вы попросту заговаривали майору зубы, пытаясь вывести его из себя?
— Как знать? — капитан пожала плечами, прикрыв веки.
Она попробовала вообразить мир без боли, но у неё получалось лишь очень расплывчатое тёмное изображение, как на древней фотоплёнке. Проникая сквозь веки, солнечный свет расшатывал и рассеивал возникшие мысли внутри композиции, и нарисовать в уме чёткий образ безмятежного мира было невозможно. Вместо этого выходил неудачный кадр, искажённая неестественная картина — мир, пожираемый рукотворным огнём. Шалость неразумного ребёнка, спалившего своей необдуманной выходкой лес, где прятались единороги.
Но то был лишь ослепительный солнечный блеск, отражавшийся на стекле маски экзокомплекта.
Сион распахнула веки, сбрасывая наваждение.
Она вручила Джейку планшет, на котором была отображена карта с множеством пометок.
— Здесь расположения всех зарядов. Они неактивны. Конечно, вас они никак не спасут, когда люди вернутся на Пандору. Поэтому не злоупотребляйте полученными средствами обороны. И не ты, а я, — Сион был так нелегко изливать душу, — теперь я и только я несу ответственность за случившееся. Мои решения здесь приведут к трудно прогнозируемым последствиям, что обрушатся на Землю и на ваш мир. Но я ни о чём не жалею.
Лишь сейчас Джейк осознал в полной мере, сколь многим они обязаны этой женщине.
— Мистер Салли, — официально произнесла Сион, — когда шаттл улетит, единственные люди, оставшиеся на Пандоре, это те, которым вы позволили пребывать здесь. Это полностью соответствует нашему соглашению. — Она, вытянувшись по стойке смирно, образцово козырнула ему. — Удачи вам, капрал, защищайте свой народ.
Джейк предельно серьёзно отреагировал на это, повторив стойку и приложив ладонь к виску.
— Есть, сэр!
Сион взглянула на супругу Джейка, стоявшую бок о бок с ним. В глазах той не было ненависти. Невинное создание, обладающее огромной духовной силой, напомнило Сион о её детских мечтах, в которых она спасала мир от скорби. Но суровая реальность была таковой, что рано или поздно приходилось проснуться…
— Береги своего мужа, пока он оберегает мир твой, — произнесла Сион.
Нейтири хотела что-то сказать, но затем оборвала себя на полуслове, понимая, что слова больше не нужны, всё уже было сказано и сделано, и потому просто кивнула ей в ответ, подарив ту тёплую улыбку, которую могли лицезреть лишь немногие из небесных людей.
Сион Росс в последний раз оглянулась, посмотрев в лица оставшимся на Пандоре людям и окружившим её На’ви, мазнула взглядом по сотням фигур воинов, застывших в отдалении. А затем, не проронив и звука, уверенной походкой направилась к шаттлу. Охотники, ставшие свидетелями почтения их вождя к лидеру людей, уважительно расступались перед капитаном.
Чуть погодя, Джейк прошептал, наблюдая, как шаттл, взрывая воздух, всё ускоряясь, покидает Пандору.
— Дни Великой Скорби подошли к концу…

***

Спустя десять дней был праздник. Это не являлось острой необходимостью. Слишком мало времени прошло, раны физические и уж тем более душевные не заживают так быстро — они ещё долго будут напоминать об ужасе, через который смогли пройти и выжить немногие. Но было очень важно посвятить один день песням, танцам, сладкой каве и любви — пусть и ненадолго подарить терзаемым болью душам лелеемый ими покой.
Все кланы, которые пришли народу Оматикайя на помощь, скоро уйдут, вернувшись в свои земли, и, устроив празднество, Джейк хотел отблагодарить их всех: за их доблесть и терпение, благодаря которому они смогли сдержаться от ненужного кровопролития, когда это требовалось.
Праздник состоялся в корнях высокого пышного дерева, которое станет новым домом для Оматикайя. Новое Древо-Дома было меньше прежнего и требовалось в нём обжиться, но все согласились, что это замечательное место, омываемое ручьями пресной воды, станет прекрасной обителью для их детей. Многие из На’ви других кланов оставляли инструменты и прочие дары, чтобы помочь клану Оматикайя в его возрождении.
Джейк большую часть времени проводил с лидерами кланов, обсуждая будущее, которое неумолимо настанет. Они, и старые, и молодые, согласились, что слова Торук Макто должны достигнуть все уголки Пандоры, перелетев даже великие моря и океаны. Каждый должен быть предупреждён о том, что было и что будет. Глаза На’ви должны быть прикованы к небесам, они обязаны в нужный день донести весть до других кланов о возвращении врага. Пандора для На’ви была необъятной, их кланы расселились по огромной территории и расстояния меж ними были порой немыслимыми. Но все понимали, что бдительность станет залогом выживания. Это было частью системы предупреждения, продуманной Джейком. Одна из них — ранняя — действовала в космосе, полагаясь на спутники, другая держалась на ловких и быстрых охотниках, способных донести весть о появлении небесных людей до всех кланов этого мира, дабы вскоре На’ви сплотились вновь. Попутно разрабатывалась стратегия противодействия вновь прибывшим — на пути к Пандоре двигались несколько кораблей, покинувших Землю ещё задолго до начала конфликта, и они не могли просто взять и развернуться, к примеру, заполучив сведения о падении Адских Врат. Они прибудут обязательно. Джейк готовился к возможным проблемам, а также выстраивал план по взаимодействию с Землёй с помощью этих кораблей и отправленного ранее сообщения — анобтаниум был в руках На’ви. Договориться к взаимной выгоде обеих сторон пусть и в непростой ситуации было можно, но требовалась предельная осторожность. На’ви не способны защитить себя от внезапного удара с орбиты — их оборона была смешной. Джейк пытался обратить недостатки их технологического отставания во благо, но на это требовались ресурсы, время и стратегическое мышление. Он же был простым солдатом, поэтому многое приходилось постигать с нуля. Хрупкое мгновение мира — это всё, что у них есть сейчас.
Норман оставил политику Джейку и проводил время с Зарей, беседуя с ней, помогая ей с раненными при помощи обретённых лекарств, озорно несясь за её хвостом сквозь джунгли, танцуя с ней в свете костров. Их взаимная симпатия не была для кого-либо секретом, но Мо’ат, все эти тяжёлые для клана дни проводившая с женщинами и детьми, оберегая их вдали от войны, не возражала против связи ходящего во сне и охотницы Оматикайя. Пусть Норман и не был частью клана, как прошедший все ритуальные испытания Джейк, но он стал частью их народа, разделив свою душу с ним.
Другим днём позже уже к вечеру Джейк вырвался из круговорота дел, окружавших его, как лидера клана, и присоединился к Норману, Заре, Максиму и Марии, Нейтири и Мо'ат возле одного из костров у подножия Древа-Дома. Макс, как кстати, был провозглашён героем, серьёзно повлиявшим на ход войны, и прошло не так уж и много времени, чтобы убедить На'ви позволить ему находиться среди них.
Джейк заключил в объятия Нейтири, слушая неспешную беседу своих друзей, но он казался подавленным.
— Что случилось, мой Джейк? — она нежно коснулась губами его щеки. — Война окончена, и всё возвращается на свои места, как и должно быть.
Джейк сильнее сжал Нейтири в своих объятьях, словно страшась потерять её, и тяжело вздохнул.
— Это просто мысли, любимая, они точно рой адских ос, клубящийся в моей голове.
— Например какие? — спросил Норман.
— Я… я думал о капсулах связи. Макс, — Джейк взглянул на своего друга, — ты рассказывал мне о том, насколько они хрупки и тяжелы в ремонте. Как долго мы сможем поддерживать их в рабочем состоянии?
Джейк с болью взглянул на Нейтири.
— Мне нравится этот мир, и я люблю этот народ, и я люблю эту женщину, несущую под сердцем моего ребёнка.
Все ахнули от неожиданного заявления Джейка, кроме Мо’ат и Зари, явно подозревавших об этом или определённо знавших об интересном положении будущей цахик.
— Мне бы очень хотелось, — продолжал Джейк, — не потерять все это сейчас, когда мы ненадолго обрели мир и покой.
Норман молча обдумывал слова товарища. Он с печалью посмотрел на Зарю. Было бы несправедливо потерять её, когда техника станет изнашиваться. Мысль о том, чтобы быть запертым в разваливающемся форпосте на всю оставшуюся жизнь, была не очень привлекательной. Норман часто жалел Макса и тех учёных, которые останутся там без возможности быть едиными с природой Пандоры, быть наедине лишь друг с другом. Для Джейка подобный расклад был бы сродни гибели: оказаться в ловушке искусственных стен, инвалидного кресла и своего разрушенного человеческого тела; быть столь близким и столь же далёким от своей возлюбленной и своих детей.
— Знаешь, Джейк, — разорвал сгустившуюся тишину Максим, — я нейробиолог, и я очень много и заинтересованно думал о том, что вы мне рассказали о попытке На’ви перенести разум Грейс в её аватар.
— Да? — в унисон произнесли Норм и Джейк.
— В нашей ситуации, когда вы живы, здоровы и полны сил, что мешает попробовать? — и свой вопрос он обратил к Мо’ат.
Старая мудрая женщина загадочно улыбнулась.
— На всё воля Эйвы…


Продолжение следует…
4

#8
Пользователь офлайн   Goopy 

  • Автор темы
  • Соратник
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 095
  • Регистрация: 16 Июль 12
  • Skin:na'vi night
  • Время онлайн: 11 дн. 20 час. 47 мин. 15 сек.
Репутация: 1 147
Мудрец
Изображение
Иллюстрация Marina Beldiman

Арка II. Последствия

И в каждый век,
В краю любом,
Дела людей останутся всё те же.

Ян Вэньли. Легенда о героях Галактики


Глава 14

Тусклое солнце, пробивавшееся сквозь жалюзи напоминавшие оконную решётку, смягчило очертания консолей и проекционного стола, выявило фактуру корешков старинных книг, заполнявших резные полки из натурального дерева вдоль западной глухой стены кабинета, в центре которого находился человек, который всем своим видом свидетельствовал тому, что в настоящее время он наиболее влиятельный человек в русле своей деятельности. Во всём остальном кабинет был стерильно пуст.

Элай Ванхоутен взглянул на очередное личное дело на мониторе своей консоли и безрадостно вздохнул. На одном из снимков изображён человек в форме майора сил безопасности ОПР, горделиво, словно охотник подле своей добычи, восседавший на обломках правительственного здания вместе с бойцами его ныне упразднённого отряда головорезов. Этому снимку много лет, но сколько деталей минувшей истории он содержит. Венесуэла далась ОГА (Объединённые Города Америки) не сразу. Стереть и вернуть врага в безвестность — таковы были слова последнего лидера павшей страны. Но это было сродни тому, чтобы заставить людей забыть форму планеты. Реальность суровее воображённых ожиданий.

Элай ещё раз взглянул на снимок. На человека в центре композиции. Строгая униформа и бесцветное выражение на лице солдата, покорившего очередной народ. Морской пехотинец второго батальона седьмого полка вооружённых сил ОГА, а в будущем полковник сил безопасности ОПР, майор Майлз Куоритч.

И теперь он мёртв. Фактически, он был мёртв уже более двух лет, хотя новость достигла Земли лишь несколько дней назад.
Элай пытался вспомнить, когда и где он встречался с Куоритчем, но воспоминания были туманными и далёкими — почти такими же отдалёнными, как Пандора, где миф о человеке, который сам себя сделал подошёл к концу. Это было почти два десятилетия назад. Сам Элай только что присоединился к ОПР, и всё ещё находился в поисках способа подняться по карьерной лестнице и обрести свой нынешний пост в лице главы службы безопасности штаб-квартиры ОПР. Прошлый руководитель выбрал Куоритча якобы за его заслуги перед страной и направил офицера в отставке по выслуге лет на Пандору. Счастливая звезда улыбнулась тогда Майлзу. Им обоим. Потому что Элай не был ответственен за это решение, ныне обернувшееся катастрофой.

Тем не менее, было неизбежно, что действия прежнего руководства будут поставлены под сомнения в свете произошедшего. Грехи предшественников тяжким грузом лягут на плечи людей их заменивших.
Элай просмотрел записи о Куоритче, пытаясь понять, что можно извлечь из них. Ранняя военная карьера этого человека была образцово-показательной — по крайней мере, на поверхности. С отличием окончил военно-морскую академию ОГА, быстро вырос в рядах вооружённых сил из-за своих способностей и недурных связей. Четырежды награждался за доблесть во время службы в Нигерии, наряду с множеством других небоевых наград, которые, кажись, накапливаются у офицеров любой страны — у самого Элая был их целый чемоданчик, который он собрал ещё во времена службы в российской армии. Позже Майлз Куоритч был выведен из Нигерии, несмотря на его просьбу о продлении контракта. Причины такого рвения были несколько расплывчатыми, но он был явно нацелен на расследование нескольких предполагаемых массовых убийств мирных жителей. Видимо, его прикрыли, чтобы не лез не в своё дело — зверства доблестных вторженцев казались обыденностью во все времена. Впрочем, ничего из его добросердечных начинаний не вышло, всё-таки у Куоритча был нюх на неприятности. Он поступился своей гордостью и смиренно отошёл в сторону, когда хозяин сказал «фу». Элай повоевал в своё время достаточно, чтобы распознать такие знаки. В целом, репутация Куоритча была таковой: с себя он требовал столько же, сколько и со своих людей, был исполнителен и в меру находчив, был образцом солдата, коего многие командиры взяли бы себе в офицеры.
К сожалению, такие люди, как он, часто становятся проблемой вне поля боя.

Более поздняя карьера Куоритча оказалась не столь образцовой. Сдавалось, что мирное время утомляло его, и разочарование безмятежной жизнью глубокой тенью легло на его бойцов и, видимо, на супругу и детей. Архивы содержали многочисленные жалобы об агрессивных высказываниях, членовредительстве и прямой угрозе жизни, и здоровью, но никаких официальных выговоров — никаких, способных связать рапорта с именем Куоритча и запятнать его. У него были влиятельные покровители. Впрочем, и их терпению мог подойти конец. Куоритчу было приказано пройти психиатрическое освидетельствование, и он подчинился воле начальства, но результаты обследования были разочаровывающими. Карьера Куоритча завершилась на том: его без скандалов, даже с почётом отправили на пенсию с хорошим окладом. Офицер, закалённый войной, но лишившийся дела свой жизни и семьи… куда ему ещё было податься, как ни в частные войска. Поэтому он присоединился к ОПР, где человека с его опытом приняли с распростёртыми объятиями.

Получить хорошее место в те времена не представлялось проблемой для наторелого человека, заручившегося поддержкой нужных людей. Такого рода вещи были всего лишь фактом жизни в ОПР: личные связи обладали тем же весом, как и квалификация или способности. Потому-то и Элай, выходец из европейского конгломерата, смог обрести своё место под солнцем в проамериканской корпорации. Без сомнений, колесо фортуны повернётся вновь, и кто-то ещё, в конце концов, сядет в кресло Элая. Он уже сделал необходимые приготовления на этот очень близкий день и был готов в любой момент уйти на пенсию, остаток жизни ни в чём себе не отказывая.
И так, Куоритч присоединился к ОПР и, в отличие от большинства, он был готов провести почти шесть лет в криозаморозке на пути к Альфе Центавра «А» до самой Пандоры. В действительности, не многие люди были готовы пойти на это, несмотря на престиж и колоссальную зарплату. Отправиться в новый мир было равносильно отказаться от своей жизни на Земле, буквально разорвать связи со своими родными, друзьями и любимыми, если, конечно, они могли бы ждать тебя. В этом полковника ни что не держало на Земле — его связи с родными и близкими к тому моменту были изорваны в клочья. Прежний глава безопасности Адских Врат в то время готовился к вынужденному возвращению домой, в результате определённой степени некомпетентности в отношении аборигенов, вылившейся в бойню, забравшей жизни детей нескольких племён, с которыми и так далёко не сразу удалось наладить шаткие дружеских связи. Куоритч был выбран в качестве его замены. С одной стороны, казалось, он — хороший выбор: многолетний опыт борьбы с повстанцами в непростых условиях, в джунглях. Он знал, как направлять людей, и он мог добиться результата малыми средствами. И, тем самым, он мог найти верное решение в сложившейся обстановке. Так казалось прежнему руководству.

И на удивление вначале дела шли хорошо. Несмотря на тяжёлую травму вскоре после прибытия, оставившую на его теле впечатляющие шрамы, Куоритч не пал духом и стал туже затягивать верёвки, в течении года обретая связи и власть, как помощник главы СБ Адских Врат. Затем он занял это место, когда предыдущий начальник отправился на Землю. Те времена были очень непростыми для работы в колонии. Слишком напряжённые отношения с местными, готовые вылиться в яростное противостояние, слабое военное присутствие, агрессивная среда… Многое из этого буквально выпивало силы из людей, работающих на Пандоре годами. Но не из Майлза. Хвостатым спуску не давал, людей в ежовых рукавицах не держал, но всегда был готов указать им на их место, способствовал расширению секторов добычи минерала и увеличению оборонительных способностей базы, балансируя на грани между шатким миром и войной. И когда срок его первого контракта подошёл к концу, он затребовал его продление на второй срок. Но всё ли было так гладко? Контроль осуществляли с помощью тайной полиции, но и те не могли целиком отвечать за действия начальников колонии, могли что-то упустить из вида. Впрочем, руководство, очень довольное его достижениями, способствующим развитию их начинаний, с удовольствием одобрило желания Куоритча. К несчастью, Элай Ванхоутен, занявший пост главы СБ штаб-квартиры, был одним людей, позволившим психически нестабильному полковнику оставаться на Пандоре и дальше. Несмотря на общее одобрение совета директоров, отвечать за эту ошибку будет он, как последняя инстанция в принятии решений, касающихся безопасности их предприятия. Тут не могло быть оправданий. Да, Куоритч проделал хорошую работу по всем счетам. Вытеснил некоторых аборигенов с насиженных мест, как и запланировано, он так же сохранил базу и шахты. Потери, как человеческие, так и местных, были приемлемо низкими, и он ладил с администратором колонии. Были жалобы от учёных, но ничего необычного — они жаловались и на прежнего начальника службы безопасности. Эти дармоеды, в целом, любили ныть. И что самое главное, Куоритч был лоялен, поддерживал принципы корпорации, следовал её указке и ни разу не задавал лишних вопросов. Эффективный инструмент воли ОПР. Не удивительно, что совет закрывал глаза на любые тревожные звоночки, поступавшие с Пандоры.

Но после того, как полковнику в третий раз продлили контракт, все стало меняться.
Вражда с местными усиливалась. Потери персонала возросли. Росли также и потребности в военном присутствии, усилении колонии, в поставках нового оборудования. Рапорта на подобные вещи стали ежеквартальным ритуалом Куоритча. Жалобы учёных были почти всегда напрямую связаны с усиливающейся агрессивностью сотрудников ОСБ, как и в отношении гражданского персонала, так и в отношении к на’ви. Тем не менее, всё казалось было под контролем. Но когда было принято решение открыть новый участок под разработку следующего месторождения, обоснованные требования Куоритча о незамедлительных поставках военного оборудования было не так уж и легко переиграть. Фактическая стоимость средств для производства машин была тривиальной, да, конечно, это была доставка на Пандору, а ни, к примеру, на Марс, что, естественно, было проблемой. Оборудование требовало место на и без того не самом вместительном звездолёте. В таком случае критично смещались приоритеты в поставках того или иного материала для обеспечения колонии, плюс увеличение груза сказывалось на затратах по их доставке. Кое-какие запросы полковника были удовлетворены, но не все.

Элай вывел на экран все эти сообщения и внимательно просмотрел их. Хмурая гримаса возникла на его лице. Чтоб тебя! Он помнил, что уже читал некоторые из них, но на тот период в них будто бы и не было ничего достойного внимания. Всё укладывалось в не самый стабильный психопрофиль полковника. Но сопоставляя их сейчас… пугающая картина становится слишком очевидной. Информация, казалось, чередовалась между буйной уверенностью в своих действиях и пессимистическими прогнозами возможного бедствия, если его просьбы об увеличении военного присутствия не будут удовлетворены. Ближе к финалу этой истории сообщения, пусть и неочевидно по их общему содержимому, стали почти что маниакальными, наводя на мысли о помешательстве человека, отсылавшего их. Почему, черт возьми, никто из его помощников не уловил этих деталей? Ладно, пусть если ни его люди здесь, то чем занимались психологи на Пандоре, а тайная полиция? У них была обученная и надёжная группа людей, которые должны были целенаправленно искать такие отклонения в психическом здоровье персонала, а в особенности начальства, отвечающего за их жизни.

Самое последнее сообщение от полковника было отправлено всего за несколько часов до его смерти, и содержало оно такие слова и конструкции, которые с большим трудом было можно понять и оценить. Человек окончательно пошёл вразнос. Ну, конечно, было уже слишком поздно что-либо делать. Куоритч давно был мёртв — ещё до того, как это сообщение прибыло на Землю. В любой точке солнечной системы его отклонения выявили бы и отстранили от должности задолго до критического момента. Но на Пандоре, отделённой от Земли триллионами километров, даже самая быстрая связь не была гарантией отсутствия проблем. О подобных вещах можно будет узнать лишь спустя долгое время, когда уже что-либо предпринять станет невозможно.

Информация будет прибывать постепенно. Отчёт о катастрофическом сражении и смерти Куоритча прибыл более недели назад. Капитан Сион Росс, заменившая полковника, докладывала о принимаемых мерах по защите Адских Врат от обезумивших дикарей, но при том сильно сомневалась в успехе. Совет директоров с тревогой ожидал дальнейших новостей.
Элай тяжело встал из своего кресла и приблизился к широкому панорамному окну, свернув жалюзи. Его офис находился в третьей четверти трёхкилометрового шпиля, который был штаб-квартирой ОПР в Персидском заливе на катарском острове, уже многие полста лет как переставшим быть частью материка.

Он вглядывался сквозь туманную дымку, но не мог видеть многое. Скоро солнце укроют тучи, тамтамы грома возвестят о буре и шторм обрушится на залив, и неистовый дождь зальёт окна, и молнии яркими вспышками разукрасят небеса. Ванхоутен ощущал микровибрации, как здание едва раскачивается, принимая на себя давление усилившегося ветра. Его пост предполагал наличие офиса ближе к вершине шпиля, но он решил сохранить свой прежний кабинет, который достался ему с его предыдущей должности. Это была часть его тщательно выраженной стратегии, основанной на жёсткой экономии, аскетичности и неподкупности, которую он поощрял среди собственных сотрудников. Ухмыльнувшись, он взглянул на полки с книгами — очень недешёвое удовольствие. Конечно, все эти выпяченные качества были фасадом, но полезным. Отказавшись от праздного образа жизни, который насыщал жизнь любого чиновника, он мог лучше контролировать свои действия, избегая неосмотрительности, укрепляя репутацию.

Устремив последний взгляд на горизонт, он вздохнул и вернулся к своему столу. Какой беспорядок. Он закрыл все файлы и попытался выкинуть их из головы. Отныне их содержимое уже не имело значения. Конечно, кризис на Пандоре — страшное бедствие для корпорации — был главным приоритетом, но пока не появится больше информации, он ничего не сможет поделать. Решать будет совет. К тому же обрушилось множество других проблем, гораздо ближе к дому, с которыми ему нужно было разобраться. ОПР, несмотря на сравнительно малочисленный официальный штат сотрудников, была крупной организацией, использующей наёмный труд и распространившей свою деятельность на каждый континент и почти в каждую страну, а также иные объекты солнечной системы, на вроде Луны, Марса и нескольких спутников Юпитера и дальше... А транспортная сеть, опутавшая планету, подобно паутине, стала великим достижением, изменив облик торгово-экономических связей. Ныне цель корпорации состояла в том, чтобы ресурсы всей системы и прочих миров были собраны и надлежащим образом распределены. Если не справедливо, то, по крайней мере, рационально. Отнюдь не из благородных побуждений, нет. Но Элай был твёрдо уверен в необходимости одностороннего контроля, раз уж целые нации и государства неспособны были справиться с серий кризисов, обрушившихся на Землю за прошедший полтора столетия, не беря уже в счёт подорванный закон о нераспространении ядерного оружия, усугубивший само понятие терроризма и окончательно загубленную экологию многих регионов планеты. Но этим они займутся позже… Хотя большинство людей согласилось с такой необходимостью, навязанной корпорацией, были и другие, кто возражал против ига империи зла, коей называли ОПР, выросшей на останках капиталистического государства, выродившегося в ОГА — и порой прекословия этих людей, организаций и даже стран бывали чересчур яростными и неразумными. В результате чего ОПР обязана была защищать свои активы и в эти дни корпорация обладала пятым по величине военным потенциалом на планете. По крайней мере, с точки зрения обученного персонала. ОПР не хватало тяжёлого и стратегического оружия, которым располагали военные силы сохранивших своё величие держав, наподобие России, Индии и Паназиатского союза во главе с Китаем. Хотя корпорация, безусловно, могла бы заимствовать вооружение, если это когда-либо окажется необходимым. Большинство из сотрудников ОПР были немного большим, чем прославленными солдатами и наёмниками, но некоторые из них оказались гораздо способнее многих. Те, кто охранял электростанции и объекты по производству антиматерии, были хорошо обучены и оснащены так, как никакая другая сила в мире. Предполагалось, что на Пандоре группировка была не хуже…

И Элай Ванхоутен с его доверенными лицами держал ответ за всё это. Едва ли проходил день, когда какой-нибудь недовольный жизнью в нищете безумец или террористическая группа не пытались атаковать объекты ОПР. Он и его коллеги из других штаб-квартир должны были попытаться предотвратить эти атаки. Это была тяжёлая работа, и она не всегда оказывалась успешной. В его карьере не было крупных неудач, но все эти маленькие чёрные метки, как правило, накапливались и отныне присовокуплялись к огромному чёрному пятну, в коем он утонет, отвечая за фиаско на Пандоре. Что ж, ранний уход на пенсию казался всё же лучшим выходом. Он уже приобрёл дом на красивом острове в Датском архипелаге. И его разум всё чаще начинал блуждать в поисках покоя, который он скоро обретёт…

Звуковой сигнал переговорного устройства выдернул его из раздумий о безмятежном существовании.
Нажав кнопку селектора, он спросил.
— Да?
— Мы получили новое сообщение, сэр, — сказал его помощник Ричард Мэйсон. — Сейчас я передаю его вам, код приоритета наивысший. Техники озадачены тем, что оно, судя по логам, было отправлено раньше предыдущих пакетов данных, но из-за неизвестных обстоятельств дошло позже...
— Благодарю, — сухо ответил Элай, внутренне ощущая беспокойство.
Сообщение прибыло почти сразу, и после предоставления правильных команд для его расшифровки он смог его прочесть. Его брови взметнулись вверх, когда он увидел, от кого оно. Не от капитана Росс, не от Селфриджа, нет, оно было от майора Расчека. Паршивый знак. Уведомление оказалось очень коротким и простым: майор заявил, что вышел из-под прикрытия и передал зловещий код «C.A.T.A.S.T.R.O.P.H.E.»
Элай вывел на экран детали планов, связанных с этим кодом, и тихо выругался. Как указано в описании, операция была разработана его предшественником, который продвинул Куоритча главой СБ на Пандоре.

Со стоном и тяжёлыми мыслями в голове Элай выбросил своё тело из кресла и спешно направился к лифту, который доставит его в кабинет председателя. Полученную информацию необходимо передать лично.

0

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей



Эту тему посетили 12 пользователя(ей)



Фильм АВАТАР фан-сайт фильма аватар Эко-товары и экотуризм земной Пандоры - Горного Алтая. Частичка природы земли, увлекательные материалы о загадочном крае Вольный Ветер Waterfall.su Радиосвязь в походе, рации. Сайт UA3AQL Pandora.Space